Указ Президента для органов опеки – не указ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Указ Президента для органов опеки – не указ В одном высоком кабинете, где по долгу службы обязаны системно решать проблемы детей, матери троих приемных детей предложили... тысячу рублей.

"
25fe348609e7c648d8ec212dbe5fed18.jpeg
Вы можете вернуть ребёнка Просторный двухэтажный дом с несколькими спальнями, двумя террасами, хорошо оборудованным спортзалом и сауной строился для большой семьи. Храмовы к моменту новоселья растили двух своих детей – 20 и 10 лет. Мечту о третьем ребёнке «зарезали» медики. Посоветовавшись, супруги взяли на воспитание девочку. То, что в девять месяцев она не держала головку и не сидела, врач Дома ребёнка объяснила гипотонией, слабым мышечным тонусом, который «со временем станет нормальным». С надеждой на это и оформили документы на опеку. Тревогу забили, когда Алёне исполнился год: девочка явно отставала в развитии. Начались хождения по врачам. Один из них сообщил суп ругам Храмовым, что их обманули, отдав ребёнка с ДЦП. Другой посоветовал вернуть его назад, мол, «вас никто за это не осудит». Храмовы советом не воспользовались. Во-первых, уже привязались к девочке, во-вторых, понимали, что у ребёнка с диагнозом «детский церебральный паралич» второго шанса попасть в семью уже не будет. Мы справимся без него Супруги решили оставить девочку, и Татьяна Храмова с большим опозданием стала оформлять документы на инвалидность. Тогда и узнала, что она – первая в городе приёмная мать больного ребёнка. Забегая вперёд, замечу, что и сегодня, спустя пять лет, Храмова остаётся едва ли не единственной в Орле приёмной мамой сироты с диагнозом ДЦП. Увы, папы у Алёны уже нет. Он не выдержал трудностей, которые принесла в семью девочка-инвалид: ношения на руках, кормления с ложечки, ночных дежурств, ежедневных тренингов для мышц лица, рук, ног, растущих расходов на врачей, массажистов, всех этих ходунков, туторов, ортезов, корсетов, наколенников, фиксаторов шеи и локтевого сустава... Однажды муж заявил, что больше не в силах оставаться в доме с больным ребёнком. И ушёл в другую семью... – Меня тогда очень поддержали моя мама Нина Афанасьевна и дочь Даша. Дочери было 13 лет, она как-то сразу повзрослела, стала не по-детски задумываться о жизни, даже начала писать стихи, – вспоминает Татьяна Евгеньевна. – «Мы справимся без него, мама», – сказала она после ухода отца. Сейчас Даше – 16, учится в девятом классе, много времени уделяет дому и успевает готовиться к поступлению в один из орловских техникумов. У сына своя семья, маленький ребёнок, мне достаточно его моральной поддержки... С уходом мужа развалился и небольшой совместный бизнес супругов – основа семейного бюджета. Десять тысяч рублей, положенных от государства на содержание больного ребёнка, в серьёзный расчёт тогда не принимались. Например, первый тутор, приспособление для ходьбы, который заказали в Москве, обошёлся семье в 60 тысяч рублей. Органы опеки возместили только семь тысяч – больше нельзя по закону. О законах и людях Татьяна тогда многое узнала о законах, «защищающих» права инвалидов, об истинном отношении общества к инвалидам. Достаточно сказать, что на весь Орёл нет ни одного эрготерапевта, большой дефицит физиотерапевтов, специальных детских педагогов и психологов. Татьяна нашла крохотную частную клинику, едва ли не единственную на всю страну, в которой помогают детям с ДЦП. Сеанс массажа здесь – 700 рублей. Каждый квартал нужно делать курс в 15 сеансов. Огромные усилия Татьяны дали результаты, которые удивляли даже специалистов: девочка уже самостоятельно передвигается и ест, довольно внятно говорит, неплохо соображает, обслуживает себя. Можно называть тебя мамой? Два года назад, чтобы не лишать Алёну общения со сверстниками, Татьяна Евгеньевна и Даша решили подарить малышке сестричку её лет. У девочки, которую им порекомендовали в одном из детдомов Орловской области, здесь же воспитывался и сводный брат. Храмовы решили не разлучать детей. Так в семье появились Тамара и Илюша. У детей общая мама и разные отцы. Все живы-здоровы, здравствуют и их нестарые бабушки-дедушки, но внуков всё же отдали в приют. – Они стали родными очень быстро, в тот день, когда, страшно волнуясь, спросили почти в один голос: «Можно мы будем называть тебя мамой?». А я без них свою жизнь уже не представляю, – говорит Татьяна Евгеньевна. Тамара старше Алёны на год, Илюша – на два. Он оказался замечательной нянькой сестричкам и прекрасным партнёром в их общих играх. Но проблем и с этими детьми немало, они педагогически и социально запущенны, учить их приходилось элементарным жизненным навыкам, навёрстывать упущенное в родной семье и приюте. Все эти годы Татьяна не беспокоила своими проблемами ответственные государственные органы. Со всем справлялась сама. Пока могла… С появлением в семье Тамары и Ильи приёмная мать была вынуждена оставить работу и стать домохозяйкой, живущей на пособия. Это 12 300 рублей в месяц минус налог. Постепенно иссякли накопления, сделанные ранее. Последние были потрачены на оплату долгов за газ и на ремонт некстати сломавшейся машины – единственного транспорта, которым пользуется семья. Заканчиваются зимние припасы и в подвале, много свободного места в холодильнике. По Указу президента Между тем ещё в феврале 2013 года Президент РФ подписал Указ о дополнительных выплатах неработающим опекунам, воспитывающим детей-инвалидов. Согласно ему, выплата на Алёну вместо 1200 с января составляет 5500 рублей, и по логике об этом Храмовой должны были сообщить в службе опеки Советского района. Однако новость она узнала на днях и случайно. Пришла с ней в Пенсионный фонд, который уполномочен начислять пособия. Но получила отказ, не поняв его причины. Казалось бы, указ есть, и Татьяна должна получить гарантированную прибавку. Недоразумение могли бы исправить в службе опеки, но здесь ей посоветовали решать проблему в других инстанциях. За минувшую неделю она побывала у нескольких ответственных чиновников, но нигде не нашла понимания. В одном высоком кабинете, где по долгу службы обязаны системно решать проблемы детей, ей предложили... тысячу рублей. Правда, обещали помочь «потом». Она с благодарностью взяла деньги и купила детям еды. Пришлось обращаться к адвокату, с его помощью составлять письмо, в котором приёмная мать просит у государства только то, что положено ей по закону. Нет, там есть и дополнительная просьба: автор письма просит чуть больше внимания властей к семьям, в которых воспитываются дети-инвалиды. Валентина Новош Городская газета "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации