Украинский банк "Аваль" забирает бизнес у свои клиентов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::19.06.2006

Как украинский банк «Аваль» забирает бизнес у своих клиентов

В настоящее время новоявленный рейдер атакует одну из крупнейших в Украине агрофирм ОАО «Агроэкспорт»

Галина Михайлова

Как хорошо все начиналось

Открытое акционерное общество «Агроэкспорт», образованное в 1998 году, за короткий срок стало жемчужиной агропромышленного комплекса не только Николаевской области, но и всей Украины. Начиная с перепродажи зерна, предприятие быстро перешло к возрождению, заброшенной на то время, зерноторговой инфраструктуры. Один за другим восстанавливались простаивающие элеваторы. Отдавая их в банковский залог, компания покупала другие элеваторные комплексы. К 2004 году фирма владела 11-ю элеваторами общей емкостью в 800 тысяч тонн. Пять из них расположены поблизости судоходной части Южного Буга. Собственными теплоходами и баржами зерно доставлялось в Николаевский речной порт, где «Агроэкспорт» владеет двумя причалами, хранилищами и современными погрузчиками. Перевозки по воде оказались в три раза выгоднее железнодорожных и в пять раз дешевле, чем автомобильные. Низкие транспортные затраты позволили платить производителю за хлеб больше, чем имеющиеся и потенциальные конкуренты. Единовременно флот фирмы может перевозить по воде до 25 тысяч тонн зерна и семян подсолнечника. Причем, на экспорт продукцию можно передавать непосредственно с борта теплохода на сухогруз, минуя промежуточные перегрузки и хранение. Это позволило «Агроэкспорту» стремительно ворваться на рынок и войти в тройку крупнейших зернотрейдеров Украины. В сезон 2002-2003 годов николаевская фирма отгрузила за рубеж полтора миллиона тонн зерна и подсолнечника, около 12% всего объема украинского зерноэкспорта.

Пиком бурного развития компании стала постройка в Николаевском речном порту маслоэкстракционного завода «Экстрол», третьего по мощности в Европе. По проекту он может перекачивать прямо в танкеры по тысяче тонн подсолнечного масла в день.

Имея гигантский для украинской провинции оборот и явно выгодную схему бизнеса, для пополнения оборотных средств компания активно использовала банковские кредиты. В 2001 году «Агроэкспорт» открыл кредитную линию в Николаевском отделении банка «Аваль». Затем подключались и другие финансовые организации, объем кредитов пошел на десятки миллионов долларов. В 2003-2005 году дочерняя фирма «Агропродукт» выпустила облигации на сумму 50 миллионов гривен (около 10 млн. долларов), которые были распространены, в основном, среди российских банков. «Агроэкспорт» выступил гарантом по этим ценным бумагам. Проверки финансовой деятельности фирмы, которые проводили кредиторами, не давали оснований для недоверия. В 2004 году по некоторым оценкам стоимость активов компании составляла 100 млн. долларов.

Однако в марте 2005 года председатель наблюдательного совета компании и держатель контрольного пакета «Агроэкспорта» Геннадий Жильцов неожиданно обнаруживает, что фирма совершенно не имеет оборотных средств и находится на грани банкротства.

Как быстро лишиться стомиллионного бизнеса

Вот как выглядит версия событий в изложении самого Геннадия Жильцова:

«Был запланирован корпоративный захват бизнеса. В 2003 году на «Агроэкспорт» был внедрен финансист Константин Картошкин. Он, как сейчас выяснилось, активно выводил деньги из компании при помощи комитентских схем. Это связано с возмещением НДС. Мы не имели прямого возмещения, потому что у фирмы очень большой экспорт и мы «подсадили» бы Николаевскую область (объемы НДС, который государство должно было возмещать экспортеру, сравнимы с бюджетом области, да и сам возврат дело долгое и отнюдь не гарантированное). Существовали разные варианты возмещения. И мы считали, что мы деньги получали. На самом деле, мало того, что мы не зарабатывали, у нас еще просто выводились средства на подставные фирмы. Вывод финансов шел также через векселя, и перечисление денег на несуществующие компании за продукцию, которой в конечном итоге не оказалось. Последующий аудит показал, что только за 2004 год у нас украли 20 млн. долларов.

Картошкин находится в приятельских отношениях с руководством николаевского отделения банка «Аваль», а именно с его управляющим Сергеем Прудким. Почти каждый рабочий день он начинал с посещения этого банка. С его приходом кредиты на нашу компанию посыпались «золотым дождем». Первый кредит в «Авале» мы получили в 2001 году в размере 1,5 миллионов долларов. Произошло это после подробной проверки наших активов и переговоров непосредственно с головным руководством банка «Аваль». Причем, деньги нам выдали под весьма солидные залоги. В 2004 году Картошкин настоял на необходимости привлечения новых средств от «Аваля». Финансового образования я не имею, и разобраться в гигантской отчетности и запутанных схемах возврата НДС мне было трудно. Константину я на тот момент полностью доверял. К тому же, условия кредита, предложенные николаевским «Авалем» были невероятно выгодными. Они выдали компании 8 миллионов долларов под объект незавершенного строительства, который нам самим обошелся в 1,7 миллионов долларов. Картошкин объяснил такую доброту банка личным доверием к нему Сергея Прудкого, деньги, мол, даются под его честное слово. Это доверие и мое недостаточное внимание к обороту средств в компании обернулись крахом бизнеса. Как потом показала проверка, поступившие кредиты были тут же выведены из фирмы при помощи финансовых махинаций, затеянных Картошкиным. Бухгалтеры компании, которые выполняли его команды, каждый день клали мне на стол «липовую» отчетность. И под эту отчетность попались банки, которые купили у нас облигации. На самом деле товара, который значился на бумаге, не было.

В начале 2005 года «Агроэкспорт» оказался без оборотных средств. Финансовый директор рекомендовал взять еще 5 миллионов у «Аваля». Однако при личной встрече Прудкий предложил 1,5 миллиона на один месяц под залог принадлежащего мне контрольного пакета акций. Тогда я понял, что меня элементарно кинули. Начал разбираться в отчетности, увидел подлоги, и спросил Картошкина: «Костик, где деньги?» - а он ответил, что не отвечает за долги предыдущих лет. На момент его прихода в компанию у нас и долгов практически не было, а с ним - десятки миллионов долларов просто исчезли. Мы подали заявление в милицию и прокуратуру, было заведено дело о финансовом мошенничестве. Финансиста арестовали прямо на рабочем месте, допросили, и практически тут же отпустили. Я знаю, кто его выкупил и за сколько, поэтому считаю николаевский банк «Аваль» непосредственным участником разорения компании. Когда я разговаривал с Картошкиным после ареста, он прямо заявил: «Вы меня поставили в тупиковую ситуацию – или они меня или Вы меня». За ним стояли люди. За ним стоял банк «Аваль».

По моему убеждению, деньги, которые воровались у нас, оседали на депозитах компании афилированной с банком «Аваль» и выдавались в виде кредита «Агроэкспорту». Этот кредит не проходил ни в одном балансе. Ни в Нацбанке, ни в головном офисе банка «Аваль» об этой линии не знали. Когда я прислал письмо высшему руководству банка, с просьбой вернуть залоги в связи с отсутствием кредита, они удивились: «Какие залоги, у нас этого кредита на учете нет?». Они его два дня искали, пока не приехал Прудкий и не рассказал, что он изыскал средства на местном уровне, используя депозиты. Вывод оборотных средств – это классическая схема. По этой схеме забирается бизнес не только в Украине, в России, во всем мире. Акционеры банка «Аваль», которые сейчас вышли из банка, спокойны. Если бы они потеряли свои деньги, они были бы у меня моментально и постоянно находились бы в офисе. Я считаю, они дали нам в кредит украденные у нас же средства.

Сегодня и Картошкин и бухгалтеры, которые выполняли его указания, находятся на свободе. Практически дело хоронится. Всем понятно, что сделано, но как только доходит до банка «Аваль» сразу все умолкает. Написано уже 42 тома уголовного дела. А меры никакие не принимаются».

Кого защищает или выгораживает прокуратура?

Все вышеизложенное - не более чем версия всего лишь одного участника конфликта. Выяснить фактическое положение дел у правоохранителей оказалось весьма непросто. Областная прокуратура комментировать ситуацию отказалась, мотивировав это тем, что тяжба между «Авалем» и «Агроэкспортом» рассматривается в суде. По словам того же Геннадия Жильцова, поначалу дело о многомиллионном мошенничестве вообще спустили на расследование в районное отделение милиции. Лишь после многочисленных жалоб заявителя на него направили «целого следователя» прокуратуры. Каким образом один человек может разобраться в деле, в котором фигурируют десятки подставных фирм и горы липовой отчетности, в которой и аудиторская фирма голову сломает, действительно непонятно? За раскрутку дела такого масштаба не один прокурор может орден получить, а целая следовательская группа. Вот только формировать ее, по-видимому, никто не собирается. Выемку документов в банке произвели больше чем через год после открытия дела. Чем объяснить такую пассивность?

Наверняка пояснения у прокуратуры найдутся. Лет через пять. Примерно столько, как пояснили представителям «Агроэкспорта», потребуется для расследования всех эпизодов разорения фирмы. Тем временем, все фигуранты дела находятся на свободе. Константин Картошкин, которого обвиняют в мошенничестве, работает главным финансистом в другой крупной корпорации. В ходе расследования он сам обвинил Жильцова в выводе 10 млн. долларов за границу. Если это правда, непонятно почему последний до сих пор находится в Украине, борется за сохранение компании, у которой долгов на 50 миллионов долларов, и пытается ускорить ход расследования, которое слишком уж явно пытаются спустить на тормозах.

Налетай - подешевело

Из-за отсутствия оборотных средств весной 2005 года «Агроэкспорт» приостановил работу. Банк «Аваль» потребовал возврата 15 миллионов долларов. Началась долгая судебная тяжба. Геннадий Жильцов, по его словам, ради сохранения компании, предложил бесплатно двум давним партнерам компании «Зерноторговой компании «Олдис Украина» и российскому концерну «Астон» контрольный пакет акций и совместную работу. Российская компания, специализирующаяся на производстве подсолнечного масла, сотрудничала с «Агроэкспортом» с момента его создания, но в момент, когда фирму обступили кредиторы, заходить в этот бизнес отказалась. Осенью 2005 по иску нескольких банков, в том числе и «Аваля», на имущество компании «Агроэкспорт» был наложен арест.

В начале 2006 года «Зерноторговая компания» согласилась на предложение Жильцова, и мощности николаевского предприятия вновь были загружены. Появилась надежда восстановить работу и начать возвращать долги. Однако, к тому времени главный актив «Агроэкспорта» - завод «Экстрол», находившийся в залоге у «Альфа-банка», был выведен из-под ареста и отдан банку в возмещение кредита. По облигациям, размещенным в российских банках, в марте 2006 года, компания вынуждена была объявить первый в истории украинского фондового рынка дефолт.

В это же самое время представители «Астона» подали иск по своим кредитным требованиям на сумму в 6,7 миллионов долларов к «Агроэкспорту» в Николаевский хозяйственный суд. Суд, рассмотревший до этого десятки дел с участием «Агроэкспорта», принял довод истца о том, что тот не может обнаружить ответчика, и в течение шести дней принял решение о банкротстве и ликвидации компании, без участия противной стороны. У назначенного судом ликвидатора Алексея Солянника проблем с нахождением офиса ликвидиронной компании не возникло. Уже через несколько дней после скандального решения суда, он попытался при помощи одесской охранной фирмы «Плутон» взять под контроль помещение офиса и другие объекты «Агроэкспорта». Столкновение одесских охранников с николаевскими, работающими на «Агроэкспорт», чуть было не закончилось кровопролитием. Было предпринято несколько попыток штурма. При захвате прилегающего к территории основного офиса хозяйственного двора пострадал сторож предприятия. Автомобиль рекламной фирмы, провозивший в хоздвор плакат «Ликвидатор Агроэкспорта», переехал ему ногу.

Только после прямого звонка в областную администрацию в силовое противостояние охранных фирм вмешалась николаевская милиция. Это позволило чуть снизить накал страстей и, не добившись своей цели, ликвидатор отступил. Но ненадолго.

Попытки прорваться в офис и получить контроль над документами и печатью предприятия предпринимались несколько раз в течение полутора месяцев, пока дело находилось на кассации в Одесском апелляционном суде. В мае Одесский суд приостановил ликвидацию, по требованию других кредиторов «Агроэкспорта», чьи интересы были нарушены. Через пару недель, Высший хозяйственный суд восстановил полномочия ликвидатора, наложив запрет распродавать какое-либо имущество фирмы до окончательного рассмотрения дела о банкротстве. Суд также запретил работникам николаевской охранной фирмы «Безпека» чинить препятствия ликвидатору.

Следующая попытка взять под охрану имущество «Агроэкспорта» происходила уже практически без вмешательства правоохранительных органов, зато в присутствии прессы. Фирма «Плутон» беспрепятственно вошла на территорию офиса, но в само здание проникнуть не смогла. Алексей Солянник в это время любезно общался с журналистами и пояснил, что штурмовать здание, которое фактически в его власти по решению суда, и прибегать к силовым мерам, в его намерения не входит. Все чего он желает, это добиться от руководства «Агроэкспорта» передачи ему документации предприятия.

За два месяца, прошедшие со времени решения о ликвидации, Солянник собрал финансовые претензии к фирме на сумму в 150 миллионов гривен (около 30 миллионов долларов). Простая распродажа имущества предприятия, по его мнению, не сможет возместить эти долги. Лучшим исходом он считает объединение претензий кредиторов и санацию «Агроэкспорта» под новым руководством.

Требования долга от банка «Аваль» на сумму в 15 миллионов долларов, ликвидатор не принял, так как банк, по его словам, опоздал со сроком подачи претензии. Также он намерен оспорить подажу «Экстрола» как незаконную.

Пока перспективы разоренного предприятия выглядят сомнительно. Очевидно, что крупные кредиторы: «Аваль», «Зерноторговая компания» и «Астон» борются между собой в темных корридорах украинского правосудия, пытаясь добиться единоличного контроля над «Агроэкспортом». Суды разных инстанций принимают противоречащие друг другу решения. Кто победит в этой схватке, по-видимому, зависит от соотношения финансовых возможностей сторон и аппетитов людей в строгих мантиях.

Неужели все так плохо, или почему нервничает «Аваль»?

Не находя понимания у правоохранителей, руководство «Агроэкспорта» попыталось апеллировать к общественности. Без особого успеха, надо отметить. Представители местной прессы, которым в течение года Геннадий Жильцов пытался изложить свою позицию, услышав об участии «Аваля», отказывались вмешиваться в конфликт с самой влиятельной в Николаеве финансовой организацией. Управляющий николаевским отделением банка Сергей Прудкий слывет в городе меценатом, пользуется значительным авторитетом у городских властей и в бизнес-кругах. Мэрия Николаева гордится сотрудничеством с «Авалем». Плакат «Аваль и Николаев вместе» высится на центральной площади города, а на въезде в Николаев со стороны лимана красуется огромная реклама банка, став чуть ли не его полуофициальным гербом. Связываться с фигурами такой величины не в традициях провинциальной прессы.

Когда же информация о конфликте двух мощнейших структур и о попытках российских рейдеров захватить «Агроэкспорт» все же просочилась в Интернет, местные журналисты весьма вяло, но все же заинтересовались скандалом.

Сергей Прудкий от вступления в публичную полемику с господином Жильцовым отказался. На вопросы представителей прессы отвечал лишь, что более полусотни решений судов в пользу «Аваля» и кредитные договоры с подписью должника являются более чем достаточным доказательством его правоты в этой тяжбе. Мол, руководство предприятия никто насильно кредиты брать не заставлял, а отдавать их придется. В интервью и местной прессе, и украинскому телеканалу Сергей Васильевич отказал.

На круглый стол с руководителями «Агроэкспорта», куда вместе с журналистами были приглашены представители прокуратуры, управления внутренних дел, областных и городских властей, кроме нескольких депутатов областного совета, никто из официальных лиц не явился. Интересы «Аваля» на нем представлял начальник юридической службы «Аваля» г-н Гула. Первым делом он предупредил всех присутствующих об юридической ответственности за публикацию недостоверных сведений, порочащих честь банка. Банковский юрист в таком деле компетентен наверняка, ведь сам имеет 30 летний опыт работы в прокуратуре: последняя должность, которую он занимал перед «Авалем» - заместитель Николаевского областного прокурора. Куда с таким тягаться рядовому следователю, не то, что каким-то борзописцам. Он подтвердил позицию банка, озвученную уже не раз его управляющим: «Деньги брать никто не заставлял. Договоры подписывали, так пожалуйте должок» Опроверг все предположения о незаконном происхождении кредитных средств. Немного замялся на вопросе, кто и когда оценивал залоги, под которые банк давал столь щедрые займы и отказался на него отвечать, сославшись на банковскую тайну.

Римское спокойствие покинуло бывшего прокурора лишь после вопроса: «А сколько еще предприятий поплатились за кредиты «Аваля» банкротством и ликвидацией?» Точной цифры г-н Гула назвать не смог, как и не смог опровергнуть тот факт, что десятки сельскохозяйственных предприятий области были разорены и перешли под контроль структуры афиллированной с николаевским отделением «Аваля» - «Аваль-эталон». Названия некоторых из них юрист назвал сам. Не то, чтобы эта информация была для николаевцев новостью, но публичное ее распространение и активный интерес к ней депутатов явно смутили представителя банка

Заинтересованность прессы активной рейдерской деятельностью николаевского «Аваля», разоряющего и приватизирующего агрофирмы, поколебала и уверенность в себе его управляющего Сергея Прудкого. При встрече с устроителем круглого стола, известным в Николаеве журналистом, Сергей Васильевич при свидетелях высказал свое неудовольствие в весьма неблагозвучных выражениях. Оно и понятно, ведь при дальнейшем разбирательстве могут выйти на поверхность весьма некрасивые истории. Имеется список из нескольких десятков VIP-клиентов «Аваля» с весьма значительными кредитными задолженностями, контрольные пакеты которых перешли «Аваль-Эталону». При одной из таких операций, в отношении «Николаевского элеватора», Сергей Прудкий, по имеющейся информации также предложил основному акционеру под залог контрольного пакета небольшой кредит на короткий срок. Предприниматель согласился и потеряв бизнес через месяц застрелился. На собрании акционеров, происходившем после смены собственника, владельцы миноритарных пакетов пытались пригласить прессу, но «двуногих с камерами» из зала удалил все тот же Гула. Причем, очень грубо, с привлечением охраны банка и милиции. Чего скрывать от общественности, если подобная успешная бизнес-деятельность «Аваля» вполне законна, а происхождение занимаемых средств безупречно?

Еще более интересно, как расценивают предпринимательские способности своих николаевских коллег представители австрийского «Райфайзен-банка», который собирается купить контрольный пакет «Аваля»?

Что ж, господа банкиры, добро пожаловать в наш гостеприимный украинский инвестиционный климат. Только не удивляйтесь, если ограбивший Вас работник, немедленно устроится работать в другой банк, пока доблестная украинская прокуратура будет годами расследовать Ваши к нему претензии. Или будьте готовы, явившись поутру в свой офис, обнаружить в нем ликвидатора, если Ваш бизнес здесь понравится кому-нибудь и честнейший украинский хозяйственный суд примет решение о банкротстве без Вашего участия. Прецеденты, как видите есть.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif