Укрощение Фемиды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Укрощение Фемиды Судья в России меньше, чем банкир

"Помнится, не так давно президент прилюдно напутствовал в Кремле российских судей, призвав их играть более активную роль в жизни общества. Судя по всему, призыв этот не остался неуслышанным. По крайней мере, в последнее время Генеральная прокуратура стала едва ли не главным «ньюсмейкером» российской политической тусовки, раз за разом преподнося слегка оцепеневшему истеблишменту все новые «сюрпризы». Теперь уже мало кто из сильных мира сего сомневается, что нынче перед законом все равны. Как всегда, осталось только понять, кто же «равнее» других.

О необходимости радикальной судебной реформы сегодня не рассуждает только ленивый. Не секрет, что при всей своей внешней твердости российская Фемида остается девушкой в высшей степени непостоянной. А главное - морально нестойкой, в результате чего зачастую противоречит не только самой себе, но и простому здравому смыслу. И ладно бы если дело касалось исключительно запутанных дел с политической подоплекой. В том-то и беда, что чаще всего система дает «сбой» при решении, казалось бы, вполне очевидных вопросов. И недавние события вокруг КБ «Легпромбанк» - тому подтверждение. 
«Всех порешу!», или Сам себе судья Это только непосвященным кажется, будто банки - заведения в высшей степени устойчивые и защищенные. Охранники у входа и видеокамеры наружного наблюдения могут ввести в заблуждение кого угодно, кроме юристов. Последние знают: российские банки беззащитны, как ягнята. Не перед налетчиками - перед законом. 
Вернее, перед беззаконием, все чаще происходящим в тиши судебных залов заседаний. Многострадальный «Легпромбанк» «убил» даже не суд, а один отдельно взятый судья. Единолично. Менее чем за сутки. И, судя по всему, внепланово, между делом. 
Вообще, практика принятия судьей единоличного решения по гражданским и административным делам существует не только в России. Однако только у нас она приобретает столь нелепые формы. Одно дело - определить наказание дебоширу и пьянице, в очередной раз устроившему соседям бессонную ночь. Заметим, наказание это почти всегда бывает «бескровным» - штраф или условный срок. Совсем другое дело - единолично принять решение по спорному вопросу, касающемуся прав собственности. Здесь и до обвинений в коррупции недалеко. Представьте себе нелепую сцену - приходит к судье менеджер с дипломатом и вежливо так говорит: мол, заели меня владельцы фирмы, сил моих нет, нельзя ли их выгнать, а то очень кушать хочется? Судья соглашается и тут же одним росчерком пера «решает вопрос» в пользу менеджера, который и прибирает фирму к рукам. Думаете, такое невозможно? Ошибаетесь. 
Осенью этого года в Люблинском межмуниципальном суде города Москвы появился небольшого роста юркий гражданин, обратившийся к судье с просьбой исключить из числа пайщиков «Легпромбанка» лиц, контролировавших 66% активов банка. То есть попросту передать банк ему. Аргументы просителя были более чем убедительными: мол, люди эти в натуре нехорошие, вот и криминальный сюжет с их участием недавно по телевизору показывали. В качестве свидетелей своей правоты «истец» указал на группу короткостриженых лиц невнятной наружности, толпившихся в коридоре. Те сокрушенно закивали головами: мол, истинную правду говорит человек. Были ли в этом разговоре использованы другие, более «веские» аргументы, утверждать не беремся - не присутствовали. Однако итог этого в высшей степени необычного процесса налицо - судебное постановление, написанное рукой судьи Кулебы, без лишних колебаний лишившего большинство пайщиков банка их законных прав в пользу «истца». Осталось лишь добавить, что звали просителя Андрей Дробинин; до этой знаменательной даты он с группой товарищей контролировал всего 14% активов «Легпромбанка». Войдя в здание Люблинского суда простым менеджером по рекламе «Легпромбанка», на улицу господин Дробинин вышел уже без пяти минут олигархом. 
Дело тут даже не в том, что судья Кулеба принял решение, не входящее в его компетенцию, и явно ни разу не держал в руках законы об акционерных обществах и банковской деятельности. В противном случае ему бы не составило труда догадаться, что принятое им постановление неминуемо будет опротестовано судом любой вышестоящей инстанции. Дело в другом - в тех поистине спринтерских сроках, в какие скромный судья из спального района «порешил» судьбу одного из крупнейших российских банков, даже не опросив противоположную сторону. Мало того, не успев даже перепечатать собственное постановление. Так оно и фигурирует во всех делах - несколько десятков листов, исписанных торопливым почерком. К чему такая спешка? 
«Пацаны, как всегда, торопились» Не знаем как судье, а «просителям» явно было куда торопиться. Дело в том, что
формальным (хотя и незаконным) поводом для иска господина Дробинина с товарищами стало уголовное дело, месяцем ранее заведенное на держателя основных паев «Легпромбанка» господина Янковского. Дело было заведено Замоскворецкой прокуратурой по факту незаконного хранения оружия, которое было обнаружено в загородном коттедже Янковского сотрудниками РУБОПа. Тогда кадры обыска обошли центральные каналы телевидения. Для Андрея Дробинина, в последнее время настойчиво предлагавшего Янковскому «добровольно» избавиться от принадлежавших ему паев «Легпромбанка», это и стало главным аргументом в его недолгом разговоре с люблинским судьей. Однако времени для принятия «нужного» решения было в обрез - не успев начаться, уголовное дело против Янковского стало рассыпаться как карточный домик. Как выяснилось, никакого склада оружия в коттедже не было, а вся история с обыском была, мягко говоря, инсценировкой. В итоге Генеральная прокуратура в возбуждении дела не только отказала, но и вынесла предупреждение следователям, принимавшим участие в этом спектакле. Многоходовая комбинация, в которой решение люблинского судьи было пусть важным, но далеко не главным звеном, оказалась под угрозой. 
Дополнительную нервозность ситуации придавал тот факт, что в отношении самого Андрея Дробинина к тому времени было заведено аж три уголовных дела. В последний раз в связи со скандальным налетом на Тульский облизбирком весной нынешнего года. Тогда именно Андрей Дробинин возглавил «группу поддержки» одного из аутсайдеров предвыборной гонки на пост губернатора Тульской области. Ворвавшись в помещение избиркома (расположенное, кстати говоря, в здании тульской областной администрации), крепкие «пацаны» из команды Дробинина устроили в нем настоящий «шмон», продолжавшийся до тех пор, пока налетчиков не задержала прибывшая на место милиция. Уголовное дело завели, однако самих налетчиков отпустили от греха подальше - до суда. 
Правда, до суда по этому делу господин Дробинин может просто не дожить. По крайней мере, на воле. Дело в том, что еще раньше - в январе этого года - господин Дробинин умудрился засветиться и в вовсе некрасивой истории, связанной с похищением жены и дочери одного из пайщиков того же «Легпромбанка». Как следует из материалов уголовного дела, незадолго до похищения господин Дробинин также предлагал потерпевшему отдать свою долю «добровольно». Тот поначалу не понял, однако после похищения согласился и «добровольно» вышел из числа пайщиков. Судя по материалам дела, «подельником» Дробинина по этому эпизоду выступает некто Фарид Валеев, в определенных кругах более известный как лидер казанской преступной группировки. 
На нары - с чистой совестью Вообще, связи с братвой у Дробинина установились много лет назад, когда он еще и не мечтал о карьере банкира, а зарабатывал себе на хлеб нелегким трудом картежника. В 1996 году Дробинин неожиданно становится владельцем «Кунцево-банка». О том, каким образом произошло столь таинственное перевоплощение, доподлинно неизвестно. В свое время московские СМИ утверждали, что Дробинин попросту «уговорил» пайщиков банка передать ему свою долю. В переговорах якобы принимали живое участие дробининские братки, перед аргументами которых не смогли устоять пайщики. Затем «Кунцево-банк» превратился в банк «Супримекс», вскоре благополучно «лопнувший», оставив вкладчиков, крупнейшим из которых была страховая компания «Аско», с носом и неприятными воспоминаниями о господине Дробинине. Последний к тому времени появился уже в другом банке - «РоссИта», который также приказал «долго жить». «Легпромбанк» стал третьей жертвой в этом списке. 
Стоит ли удивляться, что у российской Фемиды накопилось немало вопросов к самому господину Дробинину. Вполне возможно, что, переминаясь с ноги на ногу в коридорах Люблинского суда, Андрей Дробинин испытывал некое душевное томление и даже представлял себе небо в клеточку. В тюрьму ведь тоже хочется идти с чистой совестью - добросовестно сделав дело. Тем более что «дело» сулило господину Дробинину более чем солидный куш - летом этого года свои счета в «Легпромбанке» успело открыть Управление по обслуживанию дипломатического корпуса (УПДК), перечислившее туда 30 миллионов долларов. Деньги эти необходимо было как можно скорее «оприходовать», но господину Дробинину страсть как мешали другие пайщики банка, прежде всего уже упоминавшийся нами Янковский. Вот почему от расторопности люблинского судьи зависело так много. Знал ли об этих страданиях судья Кулеба, неизвестно. Скорее всего, не знал. Но явно чувствовал и потому торопился как можно быстрее соблюсти «букву закона». Это всякие там мелкие воришки по полтора года ждут своей очереди в переполненных московских СИЗО. Для VIP-клиентов, к каковым, безусловно, относится господин Дробинин, из общих правил делаются приятные исключения. Как в обменных пунктах, где клиенты с суммами от 1000 долларов обслуживаются вне очереди. 
Судебный неисполнитель, или Сам себе прокурор Получив заветное «постановление», господин Дробинин принялся действовать с удвоенной быстротой. Прежде всего запретил господину Янковскому и его представителям появляться на территории банка. Теперь с «Легпромбанком» можно было делать все, что заблагорассудится. Активы банка стремительно тают и уже в сентябре уменьшаются на полтора миллиарда рублей. Этим заинтересовалась Генеральная прокуратура, в результате на Андрея Дробинина были заведены еще два уголовных дела - №161140 и 1439. Оба дела принял к производству следователь Генпрокуратуры по особо важным делам Шаран Эльсултанов. 
Тем временем Прокуратура города Москвы, потрясенная лихостью судьи Кулебы, приостанавливает решение Люблинского суда как неправомочное. Не сидели сложа руки и другие пайщики, встревоженные событиями вокруг «Легпромбанка». 13 сентября они провели внеочередное собрание, на котором переизбрали руководство банка: вместо преданного Дробинину господина А. Дунаева был назначен А.Кузнецов. Однако охрана Дробинина отказывается пропускать Кузнецова к месту работы, и в конце сентября пайщики «Легпромбанка» обращаются в Измайловский межмуниципальный суд. Изучив материалы дела, суд предписывает господину Дунаеву и другим представителям прежнего руководства «Легпромбанка» не препятствовать деятельности А.А.Кузнецова. Как легко догадаться, и это судебное решение господин Дробинин благополучно игнорирует. 
Вообще-то, открыто игнорировать требования закона - дело рискованное. У любого нормального государства есть немало механизмов, с помощью которых даже самых «отмороженных» граждан вынуждают-таки выполнять распоряжения судов. Есть, например, милиция. Однако в делах, подобных тем, что разворачивались вокруг «Легпромбанка», чаще всего гарантом исполнения судебных решений являются судебные приставы. К ним-то и обратились законные руководители «Легпромбанка», уставшие толпиться у наглухо закрытых дверей. И вот тут-то оказалось, что вершиной судебной власти в России является не суд, не прокурор Москвы и даже не Генеральная прокуратура, а некто гражданин Д.А.Бородкин – скромный пристав-исполнитель районной службы судебных приставов г. Москвы. Внимательно выслушав суть дела, господин Бородкин издал определение, в котором признал неправомочными (!) действия прокурора Москвы М.А.Авдюкова о приостановлении решений Люблинского межмуниципального суда. А потому и выполнять требования законного руководства «Легпромбанка» отказался. Вот так просто и незатейливо господин Бородкин одним движением пальца «наклонил» не только чашу весов, но и саму Фемиду, слегка подрастерявшуюся от такого нахальства. 
Отчаявшись добиться исполнения господином Бородкиным его служебных обязанностей, руководители банка попытались войти в свои рабочие помещения самостоятельно, в результате чего 26 октября все они были избиты охраной господина Дробинина. Присутствовавшие при этом сотрудники 60-го отделения милиции живо наблюдали за происходящим, однако принципиально не вмешивались - с некоторых пор в России модно не вмешиваться в «дела хозяйствующих субъектов». По словам потерпевших, в избиении принимали непосредственное участие и сам господин Дробинин, и уже упоминавшийся нами авторитет Фарид Валеев - как выяснилось, в помещении «Легпромбанка» на Зубовском бульваре у лидера казанской ОПГ теперь собственный офис. Причем совершенно официально. Вот вам и ответ на вопрос, кто у нас сильнее - закон или криминал.
Вместо эпилога В конце октября Московский городской суд отменил решение Люблинского суда и восстановил законных пайщиков «Легпромбанка» во главе с Евгением Янковским в правах. Однако господина Дробинина вердикт суда отнюдь не испугал. Дело в том, что за время героической обороны «Легпромбанка» от закона господину Дробинину удалось утвердить в ГУ ЦБ по Москве новый устав банка. В котором таких пайщиков просто-напросто не существует. Самое любопытное, что формальным основанием для регистрации нового устава «Легпромбанка» для чиновников ЦБ послужили: постановление Люблинского суда и судебного пристава Бородкина. Не правда ли, трогательная избирательность. 
Особенно если учесть, что зарегистрирован устав банка был также в более чем сжатые сроки - всего за сутки. Причем аккурат в тот день, когда Мосгорсуд принимал свое решение. Наш пострел везде поспел, и теперь господину Дробинину ничто не помешает завершить операцию по ликвидации «Легпромбанка» - как это было и с «Супримексом», и с «РоссИтой». Разве только российская Фемида наконец очнется от спячки и примет решение взять Дробинина под стражу хотя бы по одному из пяти заведенных на него уголовных дел. В конце концов, закон в России один для всех. Хотя, наверное, именно поэтому его хватает далеко не на всех. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации