Университеты к выходу Мирилашвили построены

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::22.01.2009

Университеты к выходу Мирилашвили построены

Криминальный авторитет приобрел не только новую схему понятийно-лоббистского обогащения, но и мощных коллег по бизнесу – ректоров знаковых ВУЗов страны Кропачева (СПбГУ) и Дидура (СПбГМУ)

Ольга Каштанова

Сегодня из колонии Волгоградской области освободился по сроку брутальный владелец сети казино в Санкт-Петербурге Михаил Мирилашвили. В Питере начался очередной виток интриги, связанный с еще одним перераспределением его авторитетных активов, сильно потрепанных за восемь лет отсутствия. Но мало кто знает, что еще за год до «звонка» Мирилашвили соорудил себе секретный бизнес-плацдарм и там, где искать никто и не подумает. А если подумает, то не станет.

Арест, следствие и суд над Михаилом Мирилашвили в Северной столице до сих пор не забыты. Трудно не вспомнить пикеты возле здания питерской прокуратуры, организованные правозащитником Русланом Линьковым (помощником убитой Галины Старовойтовой) совместно со вдовой самого известного бывшего мэра России Анатолия Собчака – Людмилы Нарусовой (ныне членом Совета Федерации). Неизгладимое впечатление произвели на петербуржцев и бесчисленные рекламные билборды с фигурой Мирилашвили, на которых он призывал горожан «Спешить делать добро». Тем не менее, после похищения двух уголовников, в свою очередь похищавших его отца, Мирилашвили был обречен на отбывание наказания без права на досрочное освобождение. Последнее ему гарантировал сам Владимир Путин. И сдержал обещание.

За восемь лет колонии Мирилашвили подрастерял свой авторитет, да и в Санкт-Петербурге представителей организованной преступной фауны поубавилось. Если проще, то ее после арестов членов «тамбовского» преступного сообщества и прочих лидеров рейдерских кланов, совсем не осталось. Неопытный может сделать вывод, что отсутствие присутствия авторитетов выгодно для вновь освобожденного. Но Мирилашвили мудр и понимает, что время и место не комфортно для него – высовываться рановато. Как говорят парни из его окружения, меньше всего духа Мирилашвили будет в его штаб-квартире – казино «Конти».

Его родной брат – Габриэл, тоже навряд ли сильно поможет финансово, так как кругом должен, несмотря на свою (а фактически их общую) знаменитую фирму «Евросервис», поднявшуюся на монополии сахара и мяса, а сегодня владеющую крупным торговым центром с претензиями на постройку второго.

На этой ноте публичная интрига начинается, да и практически заканчивается, будучи обречена на серию «датных» (к выходу) журналистских статей.

Настоящая интрига в истоках.

Когда-то Михаил Михайлович Мирилашвили сам заканчивал медицинский институт в городе Ленинграде. Потом все пошло не так: он ставил диагноз людям, но уже как лечащий преступный авторитет.

Прошли годы и в кресло ректора Медицинского университета имени Павлова сел Михаил Дидур – скромный управленец, живущий с семьей в крохотной квартире-хрущевке и бегающий кроссы по утрам в любую погоду. Дидур сменил ректора Николая Яицкого, убрав последнего на почетно-пенсионную должность президента. Первым делом Дидур ввел нового проректора Константина Глубоковского, который начал курировать хозяйственную деятельность университета. С Глубоковским Мирилашвили не знаком, зато Глубоковский хорошо знаком с людьми Мирилашвили. В частности с остатками его службы безопасности, которая увернулась от питерского УБОПа при массовых задержаниях в 2000 году. А строительный пул Глубоковского являлся субподрядчиком при воздвижении торгового центра «ПИК» на Сенной площади в Санкт-Петербурге.

Результатом внедрения новой креатуры стал конфликт между президентом Яицким, проректорами Марком Олейником и Сергеем Бурлаковым, которые выступили единым фронтом против новой политики ректора и его команды. Новая политика заключалась в тотальном перераспределении финансово-бюджетных потоков, в следствии чего, даже фирмы всесильного Дмитрия Михальченко, специализирующиеся на осваивании миллионных траншей в долларовом эквиваленте были отодвинуты в сторону. Ремонтировать и закупать сегодня начали организации, которыми ранее руководил Глубоковский и аффелированные с Мирилашвили коммерсанты (а точнее коммерсанты, платящие Мирилашвили «налог», еще с конца девяностых).

Любопытно отметить, что ни Олейник, напрямую замыкающийся на министра финансов Кудрина, ни Сергей Бурлаков, известный в Санкт-Петербурге, как смотрящий от начальника личной охраны Путина - Виктора Золотова не смогли устоять перед напором никому не известного Дидура. В результате президент университета сдулся, а Олейник и Бурлаков написали заявления по собственному желанию. То есть путинская ветвь уклонилась.

Необходимо отметить, что борьба за бюджет (а это около трех миллиардов рублей в 2008 году) проходила не в совсем паркетной атмосфере. В бой были брошены специальные силы Мирилашвили. Так 2 декабря 2008 года сотрудниками ГУ МВД по СЗФО были задержаны бывшие сотрудники наружного наблюдения ГУВД Романенко и Буткин в тот момент, когда осуществляли скрытую видеозапись за Олейником. Задержанные признались, что занимались незаконной оперативной деятельностью по указанию начальника СБ казино «Конти», в прошлом заместителя начальника Калининского РУВД Бушуева, а информацию на проректоров передал ему лично Глубоковский. Но материалы переданные в прокуратуру Петроградского района были положены под сукно. С этим же итогом закончилась проверка Росфиннадзора, инициированная опальными проректорами.

Именно эти «дела» были остановлены самым заметным игроком в городской прокуратуре Санкт-Петербурга Андреем Кикоть (сыном главного кадровика МВД – Владимира Кикоть)… по просьбе ректора СПбГУ Николая Кропачева. С Кикотем ректор СПбГУ тесно сблизился будучи еще деканом юридического факультета (откуда вышла вся верхушка власти в России), когда расследовалось уголовное дело в отношении проректора Госуниверситета Льва Огнева, осужденного за нецелевое расходование бюджетных средств в конце 2008 года на восемь лет условно.

Именно это уголовное дело и способствовало вытеснению «вечного» ректора Вербицкой также на почетную должность президента и восшествию на престол Кропачева.

Работа новой администрации нового ректора СПбГУ началась по старой схеме «Первого меда»: была разорвана аренда с 77 фирмами и организациями, удалены на расстояние часть деканов факультетов, такие как Богданов - филологический, Шишкина - журналистский, Юрий Солонин - философский (персона, имеющая возможность звонить Путину) и Петров - медицинский. Более того, на медицинский факультет пришла ректорская проверка, которая обнаружила его неправильное функционирование в части схем лечения студентов и преподавателей. Невзирая на то, что лечебный центр при факультете был основан предыдущим (перед Яицким) ректором «Первого ЛМИ» - Миняевым, а документы подписывал лично Владимир Путин (тогда в должности председателя комитета Смольного по внешнеэкономическим связям), консультанты Кропачева (один привлеченный из окружения Дидура) доказали, что работать центр должен с новым руководителем и на новых коммерческих условиях, при которых финансы пойдут в бухгалтерию университета.

В конце 2008 года добавился скандал, связанный с тем, что с 2009 года страхование 30 тысяч студентом будет осуществляться через страховую фирму «Согаз» (а не через прежнюю «Согласие-М»). Это закономерно, так как руководит «Согазом» друг Кропачева – профессор Игорь Акулин (кстати преподающий на юрфаке, где Кропачев до сих пор продолжает оставаться деканом, не взирая на ректорство). С Акулиным следующий нюанс – мало кто знает, что он системно оказывает консультационные услуги в многочисленных корпоративных спорах Мирилашвили-младшего.

Если учесть, что бюджет обоих университетов на 2009 год задуман под семь миллиардов рублей, а процент откатов и хищений в среднем достигает 30 процентов, то можно с уверенностью высчитать долю Мирилашвили, задуманную в оплату на его конструкцию имени Высшей школы. При любых его аппетитах, ректор Дидур переедет из хрущевки, а ректор Кропачев обновит наконец свой многомиллионный особняк в элитном поселке Репино. Где через дорогу напротив проживает Людмила Нарусова, искренне и дружески связанная с Михаилом Мирилашвили и единственная, кто никогда не скрывала публично своих симпатий.

Михаил Мирилашвили приобрел не только новую схему понятийно-лоббистского обогащения, но и мощных коллег по бизнесу – ректоров знаковых ВУЗов страны Кропачева и Дидура. На последних не может быть брошена тень организованной преступности. Они скорее считаются интеллектуальной элитой общества.