Управляющий делами президента РФ Владимир Кожин: "Мы жили не по средствам"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Управляющий делами президента РФ Владимир Кожин: "Мы жили не по средствам"

"Владимир Игоревич Кожин родился 28 февраля 1959 года в г.Троицке Челябинской области.

В 1982 году окончил Ленинградский электротехнический институт. 
1982 - 1986 годы - инструктор, заведующий отделом Петроградского РК ВЛКСМ. 
1986 - 1991 годы - инженер, старший инженер, главный специалист научно-производственного объединения "Азимут". 
1991 - 1993 годы - возглавлял совместное предприятие "Азимут Интернэшнл". 
1993 - 1994 годы - генеральный директор Ассоциации совместных предприятий Санкт-Петербурга. 
1994 - 1999 годы - руководитель Северо-Западного регионального центра Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю. 
С 20 сентября 1999 года - руководитель Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю. 
В январе 2000 года назначен управляющим делами президента РФ. 
Женат. 
Владимир Кожин был одним из тех, кого Владимир Путин "взял" из Питера в числе первых. Должность "кремлевского управдела" не относится к числу политических, но с тем, что она ключевая, мало кто спорит. В известном смысле Управление делами - тыл президента, и он должен быть надежным. Только "надежность" каждый "тыловик", как и его непосредственный начальник, понимает по-своему. Предшественнику Кожина, Павлу Бородину, почти удалось убедить страну в необходимости осуществления многозатратного и амбициозного проекта под названием "Реконструкция Кремля". И если бы не скандал, от которого позолота кремлевских залов слегка потускнела, мы бы так и считали, что это нормально - в бедной стране тратить миллиарды долларов на резиденции высших должностных лиц государства. Кожин ставит себе другую задачу: привести потребности кремлевских обитателей в соответствие с сегодняшними возможностями страны. Наш разговор в кабинете на Старой площади начался с самых очевидных для середины июля вопросов: "В отпуск собираетесь? Когда?" 
- Конечно, собираюсь, одновременно с президентом. 
- Куда поедете? 
- Точно еще не определил, но в России довольно много таких мест, которые имеет смысл посмотреть. Я, как правило, стараюсь совмещать приятное с полезным. 
- Вы возглавили Управление делами в начале прошлого года, получив от предшественника мощную хозяйственную структуру. Сколько времени вам понадобилось, чтобы оценить масштабы этого "наследства"? 
- Сколько времени? Наверное, месяц-два для того, чтобы осмотреться и понять, что необходимо делать в первую очередь. Но должен сказать, что и год - это достаточно короткий период времени для того, чтобы досконально вникнуть в обширную систему под названием "Управление делами президента РФ", выявить ее основные "болевые" точки и начать устранять проблемы. 
- В России говорят: новая метла метет по-новому. Вы стали такой "метлой"? 
- Нет, я думаю, что это не про меня. Никто не ставил такой задачи: прийти, выгнать всех, кто работал, набрать новых, как в той песне: "разрушим до основанья, а затем...". Проходили, и дай Бог, чтобы такого больше не было. Мой подход к кадровым вопросам всегда строился на одном простом принципе: дело определяет решения, в том числе и кадровые. Нет смысла отрицать, что с момента моего назначения, а это уже больше года, в Управлении делами сменилось достаточно много руководителей различного ранга. Вакансии заняли молодые и энергичные люди. И, наверное, этот процесс будет продолжаться, но я не вижу в этом большой проблемы. С одной стороны, смена кадров идет по формальным, но объективным причинам: многие из тех, кто ушел, перешли пенсионный возраст и не могли дальше работать. С другой стороны, были и такие, кто сменил работу в силу того, что не совпадали наши взгляды на задачи, стоящие перед управлением, и подходы к их решению. 
- Много ли среди новичков выходцев из Санкт-Петербурга, тех, с кем вы работали раньше? 
- У меня сейчас девять заместителей (по штату их должно быть десять, и скоро появится последний зам). Но если посмотреть на всех них с точки зрения "формальной географии", то окажется, что если кто и имеет отношение к Петербургу, то очень давнее и опосредованное. Ни один из действующих заместителей управляющего делами специально из Петербурга не приглашен и не переведен. То же самое касается и начальников управлений среднего звена. Питерской команды здесь нет. 
При этом должен заметить, что я считаю нормальной практику приглашать на должности тех, кому доверяю, кого видел в деле и про кого могу сказать: вот с этим человек справится, а этого ему лучше не поручать. Никакая анкета и листок по учету кадров не заменит такого знания. 
- Вы возглавляли совместное предприятие, ассоциацию предприятий, руководили службами по валютному и экспортному контролю... Приглашение на должность управляющего делами было для вас неожиданным? Долго раздумывали? 
- Две минуты, хотя для меня это прозвучало действительно как неожиданное предложение. Моя предыдущая служба никак не была связана с тем, чем я занимаюсь теперь, она имела очень узкую и специальную направленность и касалась деятельности по борьбе с легализацией доходов, полученных незаконным путем, с незаконными валютными операциями... Но ведь известно, что президент - такой человек, который никогда не принимает решений с ходу, не подумав, и если он что-то предлагает - значит, это осознанное решение. У меня, и я об этом уже говорил, такой же подход: предлагаешь человеку работу - значит, ты ему доверяешь и надеешься, что он справится. Поэтому, чуть-чуть поразмыслив, я дал согласие. 
- Ваш предшественник считался хорошим хозяйственником. Он даже гордился тем, что всю жизнь занимался одним делом. Но, судя по вашим словам, с "наследством" большие проблемы. Что за проблемы вы имеете в виду? 
- Я не буду вдаваться в детали, которые не стоит обсуждать публично: они - наше внутреннее дело, но о концептуальных подходах, безусловно, сказать надо. Мы жили не по средствам. И этим прежние подходы отличаются от сегодняшних. Размах отдельных проектов, затраты на них абсолютно не соответствовали тем задачам, которые призвано решать Управление делами президента РФ, и системе финансирования. Отсюда возникла масса проблем, связанных с внешними заимствованиями, с огромным долговым бременем, которое мы до сих пор ощущаем и вынуждены по нему расплачиваться. В ходе серьезной ревизии всего нашего хозяйства мы обнаружили, что было создано множество предприятий, организаций и фирм, которые даже по их собственным уставам никакого отношения к системе Управления делами не имели. Они просто прикрывались этой очень уважаемой вывеской и зарабатывали для себя деньги, имидж, блага. И мы начали избавляться от такого "наследства" в первую очередь. 
Сейчас важно выстроить систему, при которой: а) понятно, что такое Управление делами президента; б) ясно, чем оно должно заниматься, а чем не должно; в) известно, как эта система финансируется и обеспечивается. 
- И чем же не должно заниматься Управление делами? 
- Тем, чем занимались многие ликвидированные нами предприятия: разведкой недр, добычей нефти, продажей леса и цветных металлов, оказанием торгово-посреднических услуг и еще многим, многим другим. Факты "непрофильности" в деятельности разных подразделений Управления делами выплывали в ходе ревизии и выплывают до сих пор. 
- Это можно было бы объяснить и оправдать недостатком средств из федерального бюджета. 
- Правильно, средств действительно не хватает. Только их можно зарабатывать иными методами и способами, теми, которые укладываются в правовую схему Управления делами. Классический пример - наши подмосковные дачные комплексы, о которых очень много говорится. Они в значительной степени живут и развиваются сегодня за счет системы внебюджетного финансирования. 
- Вы объединили все их - Жуковку, Успенское, Ильинское, Сосны, Петрово-Дальнее - в два холдинга: Рублево-Успенский и Рублево-Звенигородский. Объединение оправдывается? 
- Да, оправдывается. Консолидированы средства, прекратилась имевшая место прежде массовая продажа дачных хозяйств, земли. Собственность остается в наших руках (на ней проживают те государственные чиновники, которым это положено), но инвесторы проявляют заинтересованность и готовы работать с нами на наших условиях. Подобную практику имеет смысл развивать по всем направлениям нашей деятельности, касается ли это комплекса Дагомыс на юге или наших транспортных комплексов. 
- Сколько, по-вашему, резиденций должно быть у Владимира Путина? 
- Их должно быть достаточно для того, чтобы президент в такой стране, как Россия, границы которой простираются от Дальнего Востока до Мурманска и Калининграда, мог бы системно перемещаться по стране без ущерба для его безопасности и безопасности страны. Это не значит, что в каждом городе или области, где он бывает, должны строиться резиденции. Все, что по этому поводу говорится на страницах в том числе и уважаемых газет, я имею в виду рассуждения о бесчисленных президентских резиденциях, - блеф, который в значительной степени создается искусственно. Их даже не десятки. Единицы. Одна на юге - "Бочаров ручей", одна в центральной полосе - "Волжский утес"... Собственно, и все. 
Есть другие объекты, которые обычно называют резиденциями президента, но, строго говоря, они таковыми не являются, так как используются не только главой государства, но и в других целях. Скажем, тот же комплекс на Валдае. Это огромный санаторий, где отдыхают тысячи людей. Понятно, что он разделен на зоны, но это одна территория, одни коммуникации. Можно купить туда путевку и отдыхать на одном озере с президентом. 
- Уточню, заканчивая тему резиденций: новых грандиозных строек вы не предполагаете? Исключение - реконструкция Константиновского дворца в Петербурге? 
- Не предполагаем. А Константиновский дворец, я уже много раз об этом говорил и даже устал говорить, будет не резиденцией президента, а лишь местом для проведения крупных международных мероприятий. 
- Россия - страна, в которой чиновник не богат. Вы с сожалением это констатировали. Сложности его работы компенсируются немалым набором бесплатных либо малоплатных услуг. Вы считаете, это правильно или надо идти тем путем, которым идут во всех цивилизованных странах, то есть повышать зарплату и отменять льготы? Кстати, в Госдуме сейчас подготовлен проект закона, коренным образом меняющий систему финансирования затрат на содержание депутатского корпуса. Инициаторы предлагают высчитать, сколько всего денег тратится из госказны на одного депутата, и раздать их конкретным народным избранникам, чтобы каждый распоряжался этими средствами исходя лишь из личного представления о целесообразности. Как вам такая идея? 
- Первое. Я считаю, что зарплату чиновнику надо повышать. Повышать в разы. Это принципиальный системный подход. Здесь мы ничего нового не придумываем. Все страны мира идут по этому пути и знают, что победить коррупцию в госаппарате, поднять его профессиональный уровень и привлечь в него молодежь (а все это взаимосвязанные вещи) можно только одним путем - создавая нормальные условия жизни людям, которые служат государству. 
Второе. Случится это не завтра и не послезавтра, не через пять и даже не через десять лет. Но столько ждать нельзя, и мы пытаемся найти золотую середину в решении этой трудноразрешимой проблемы: к не очень высокой зарплате добавляем определенную систему дотаций или, скорее, мотиваций. (Я не стал бы называть это льготами в том смысле, в котором мы обычно употребляем это слово, имея в виду систему "распределителей" продуктов. Сегодня уже очень многие вещи отмерли: в любом гастрономе можно купить все что угодно, были бы деньги.) Это скидки по тем же путевкам для отдыха, служебный транспорт для очень небольшой группы лиц, жилищное строительство, которое мы ведем, и благодаря чему человек может не купить квартиру, а получить ее бесплатно, как когда-то. 
Что касается предложений Госдумы, мы о них знаем и, безусловно, не со всем согласны. Если говорить о жилье, то я категорически против предоставления депутатам денег на жилье. По одной простой причине: мы считаем, что этот вопрос закрыт, и закрыт навсегда. Государство пошло на очень крупные затраты и построило отличный современный жилой комплекс на улице Улофа Пальме. Вся его система организована таким образом, что депутат по окончании полномочий освобождает квартиру для депутата следующего созыва, независимо от того, куда он перешел на работу - хоть министром. И больше вопрос о депутатах мы рассматривать не будем. Что касается других вещей, то здесь нужен анализ и расчет - экономический и юридический. Что значит отдать депутатам деньги на транспортные расходы? Они же не на рядовом транспорте ездят! Их машины имеют специальные номера и специальные сигналы. Кстати, сейчас совместно с МВД мы очень серьезно работаем над "проблемой мигалок", как говорите вы, журналисты, корректируем правила пользования спецсигналами и спецномерами, очень скоро результаты этой работы будут заметны и на улицах Москвы. 
- Справедливости ради следует заметить, что когда президент едет во Внуково-2, движение перекрывается не более чем на 15 минут. Хотя в Москве, ситуация, конечно, тяжелее. 
- Могу сказать одно: президент не приветствует пробки на дорогах и сам крайне этим недоволен. Помните, в Новосибирске он был вынужден извиняться. Но здесь я должен сказать и другое. Нельзя не принимать во внимание озабоченность его службы охраны. Мы живем в сложное время, и угрозы в адрес президента РФ, который взвалил на себя груз ответственности за страну, вполне реальны. Да, я не могу приветствовать заторы на дорогах, но всем нам следует понимать, что меры предосторожности предпринимаются не для того, чтобы обеспечить комфорт. Владимир Владимирович спокойно поехал бы и в общем потоке машин, если бы это было можно с точки зрения безопасности. 
- Вы недовольны тем, что прежние депутаты приватизировали квартиры. Ваше решение - это строительство "общежитий", в том числе и для новых членов Совета Федерации. Но, насколько нам известно, у депутатов как в Госдуме, так и в СФ есть проблемы и со служебными помещениями. Как вы относитесь к идее 1994 года о строительстве Парламентского центра? Или он с повестки дня снят? 
- На сегодняшний день - да. Бюджет этого года и, похоже, следующего (сейчас мы практически каждый день над ним работаем) не предполагает выделения такого объема средств, которые требуются на строительство нового Парламентского центра. 
- А если заглянуть дальше - на два-три года вперед? 
- Думаю, что в принципе это возможно. Представьте себе, например, насколько легче всем станет передвигаться по Москве, если переселить Госдуму с Охотного ряда в другое место. Сами депутаты с удовольствием перебрались бы в более спокойный, зеленый и чистый район. При сегодняшнем уровне развития коммуникаций и средств доставки, чтобы быть в центре политической жизни, вовсе не обязательно сидеть на Манежной площади или на улице Тверской. Когда-нибудь мы, я думаю, построим современное здание Парламентского центра, тем более что бывший Госплан не совсем подходит для целей парламентаризма. 
- В продолжение этого вопроса: а деньги на строительство парламента Союзного государства России и Белоруссии найдутся? 
- Думаю, нет. Будем подыскивать что-то из существующих зданий. Может быть, что-то придется переоборудовать, перепрофилировать. Специально строить с нуля - нет. 
- Учрежденный в минувшем году институт полпредов президента в семи федеральных округах потребовал от Управления делами президента мобилизации дополнительных ресурсов. В какой мере вы учитывали "аппетиты" полпредов? 
- Исходили из принципа необходимости и достаточности. Были установлены определенные нормы "размещения". В них мы и стараемся укладываться. Да, у некоторых полпредов были определенные пожелания, но надо жить по средствам. 
- Россия сегодня - действительно небогатая страна, но у нас есть собственность в 78 странах. Когда мы будем получать нормальные дивиденды от ее использования? 
- Сейчас мы уже имеем пусть небольшие, но реальные деньги. В прошлом году наше предприятие, которое занимается загрансобственностью, уже получило около 8 миллионов долларов, и эта цифра растет. В нынешнем году она превысит 10 миллионов - при том, что в его оперативном управлении находится около 30 процентов российской собственности за рубежом. Этот факт был одним из оснований для подготовки и выхода в свет известного указа президента о передаче всей собственности, кроме наделенной дипломатическим иммунитетом, нам. В противном случае не хватило бы ни года, ни десяти лет для того, чтобы навести порядок. До недавнего времени ею занимались около 40 организаций различных ведомств. И у всех у них были свои интересы, свои цели и задачи. Теперь будет один менеджер в лице Управления делами президента, и с него будет спрашивать глава государства. Процесс передачи собственности нам идет. Тяжело, муторно, проблемно, но идет. 
- Сопротивление есть? 
- Конечно. Для некоторых организаций - это единственный способ существования и единственный источник дохода. Я приводил много примеров различных организаций, которые, имея в штате несколько человек, занимали сотни и тысячи квадратных метров, которые сдавали в аренду. 
- Как долго будет продолжаться процесс передачи? 
- В конце года закончится первый этап, то есть пройдет полная инвентаризация и закрепление собственности за нами. 
- Много ли сейчас Управление делами строит? Строителям какой страны отдается предпочтение, по-прежнему туркам? 
- Не могу ответить на вопрос: "Много или мало строим?" Наверное, точнее говорить о важности и масштабности того или иного проекта. Скажем, сегодня полным ходом идет реализация проекта комплекса на Красной площади, дом 5, о котором много говорилось и писалось. Проведено несколько тендеров, конкурсов, которые и дали ответ на вопрос, кто будет претворять проект в жизнь. Тендер выиграла крупнейшая французская компания "Буиг Батиман", сейчас мы вместе приступаем к реализации проекта. При этом, стоит отметить, что по окончании строительства ни земля, ни комплекс не будут приватизированы, а останутся в собственности государства. 
Подобных проектов у нас несколько. Это Константиновский дворец в Петербурге, ряд объектов в Москве. Например, требуют очень серьезной реконструкции многие правительственные комплексы: МИД, Конституционный суд РФ, здания на Старой площади. С виду они красивые и мощные, но не ремонтировались сорок лет, и их коммуникации износились на 80-90 процентов. 
А что касается вопроса "кто работает?", то и здесь все просто. Работает тот, кто выигрывает конкурс, кто предлагает оптимальные условия строительства и финансирования. Отдельные проекты будут осуществлять структуры Управления делами. 
- То есть спрашивать вас, какая иностранная фирма чаще других получает заказы... 
- ...больше не стоит. 
- Павел Бородин гордится реконструкцией Кремля. Есть ли у вас заветная мечта-идея? Какой из проектов вам ближе всего? 
- Не могу сказать, что есть один объект, с мыслями о котором я ложусь спать вечером и встаю утром. Для меня они все одинаковы, я бы хотел, чтобы все они были реализованы так, как задумано. Хотя... Выделяется из этого списка важный, красивый и броский проект "Красная площадь, 5", но мне ближе другой. О нем никто не пишет, о нем мало кто знает - это реконструкция 14-го корпуса Кремля, где размещается Администрация президента. Ситуация в корпусе очень тяжелая, и когда, не дай Бог, случится так, что аппарат не сможет выходить на работу из-за аварийности здания, думать о приоритетности проектов будет поздно. 
- Как-то так получается, что Управление делами президента восстанавливает много памятников истории и архитектуры. "Случайные" сооружения под вашу опеку попадают? 
- Ну не совсем случайные... Еще год назад на территории дачного комплекса "Архангельское" по Калужскому шоссе стояла настоящая развалина - очень красивое здание полудворцового профиля. Сегодня оно полностью восстановлено, в нем будет небольшая государственная резиденция. На территории санатория "Барвиха" стоит уникальный замок, в котором снимался знаменитый сериал "Графиня де Монсоро". Когда я его увидел, сразу сказал, что обязательно будем его восстанавливать. Как ни странно, в нем сохранились уникальные вещи, а он сам достоин того, чтобы оказаться в списках памятников, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Уже сегодня мы работаем над проектом реставрации. 
- Вы говорили, что намерены модернизировать Государственную транспортную компанию "Россия". Меняются ли ваши планы вследствие катастроф последнего времени? 
- Сегодня мы самым тщательным образом готовимся к предстоящей реорганизации всего нашего авиаузла. Цели понятны: повышение безопасности полетов, обновление парка машин, построение такой системы, при которой летать будет столько самолетов и должностных лиц, сколько денег на это сможет выделить бюджет. То, что услугами Государственной транспортной компании "Россия" будут пользоваться президент и премьер-министр, не обсуждается. А вот кого еще сможет обслуживать "Россия" - вопрос, над которым мы сейчас работаем. 
- Вы не называете, например, председателей палат Федерального собрания... 
- Это не безусловно. Мы будем исходить из наших возможностей. Самолетный парк требует очень серьезного обновления. ГТК "Россия" стала одной из первых отечественных компаний, которая заказала новый самолет ТУ-214. Но надо обновлять десятки самолетов. 
- Значит ли это, что вы будете закупать иностранные лайнеры? 
- Пока мы проводим анализ ситуации, и я бы не хотел предвосхищать события. 
- Как часто вы встречаетесь с президентом? 
- По мере необходимости. 
- А можете ли вы не согласиться с его мнением? 
- Я буду доказывать свою точку зрения, если посчитаю, что это послужит пользе дела. Удастся убедить - значит, президент согласится. 
- Так бывало? 
- Бывало. 
- Владимир Игоревич, рано ли вы приходите на работу? 
- Как правило, из дома выезжаю в восемь утра, а возвращаюсь в 8-9 вечера. Правда, многое зависит от объема работы. Часто по вечерам проходят мероприятия, в которых надо принять участие. Тогда домой возвращаюсь в 11-12 вечера. 
- Ваша семья нормально чувствует себя в Москве? 
- Теперь уже нормально. 
- А были проблемы? 
- Были, конечно. Полная смена обстановки, отрыв от близких, родных, друзей не проходит безболезненно. 
- Вы выбрали горные лыжи в качестве своего вида спорта давным-давно и тогда, естественно, не следовали никакой моде. Как это случилось? 
- Мой старый друг с детства очень хорошо катался на горных лыжах, но решение сменить игровые виды спорта на лыжи я принимал сам 15 лет назад, когда для волейбола, баскетбола, футбола стало трудно собирать команду вследствие большой занятости ее потенциальных участников. На сегодняшний день осталось два вида спорта, которым я отдаю предпочтение: теннис и горные лыжи. 
- Как вы оцениваете уровень своего мастерства как горнолыжника? 
- Он средний. 
- А у президента? 
- Если рассуждать чисто формально, думаю, что, наверное, мы катаемся примерно одинаково. Но в спорте нет предела совершенству. 
- Вы ни словом не обмолвились об обустройстве горнолыжных курортов, которым не помешало бы внимание управляющего делами президента. 
- Мы, безусловно, будем участвовать в проекте развития курорта "Красная поляна". Все остальное - не наша задача. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации