Уралмашевская ОПГ взяла власть в Екатеринбурге

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Уралмашевская ОПГ взяла власть в Екатеринбурге

Оригинал этого материала
© "Время новостей", [[testdate2::origindate::17.04.2002]], "Уралмашевцы взяли власть в Екатеринбурге. Пока только законодательную", Фото: habarov.ru

Виктор Белимов

Converted 12903.jpg

Александр Хабаров

Для главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого вчерашний день стал черным вдвойне. Во-первых, блок «Единая Россия», на который мэр сделал ставку и в списки которого провел приближенных к себе чиновников и бизнесменов, с большим отрывом уступил первое место блоку Эдуарда Росселя «За родной Урал». Во-вторых, и это, пожалуй, самое болезненное, в ходе довыборов в Екатеринбургскую городскую думу, которые прошли в минувшие выходные, в ней кардинально изменился расклад сил, и не в пользу городской администрации. Пожалуй, впервые с 1993 года, с разгона советов народных депутатов, глава Екатеринбурга потерял абсолютный контроль над представительным органом власти. По предварительным данным, два гордумских мандата получили лидер общественно-политического союза «Уралмаш» (ОПС «Уралмаш») Александр Хабаров и близкий к этому союзу Нафик Фамиев. Таким образом, в Екатеринбургской городской думе большинство мандатов теперь имеет оппозиция, костяк которой составляет все тот же ОПС «Уралмаш», близкий к областной администрации и лично губернатору Эдуарду Росселю. (В милицейских кругах предпочитают расшифровывать аббревиатуру ОПС «Уралмаш» как «организованное преступное сообщество»).

Из 27 депутатов гордумы 14 теперь не находятся под контролем главы Екатеринбурга, и, соответственно, они не будут голосовать так, как того пожелает Аркадий Чернецкий. А нареканий к городской администрации у депутатов накопилось немало. В частности, оппозиция не раз критиковала бюджет города за его непрозрачность, управление здравоохранения за его расточительность и самого мэра за его чрезмерное увлечение политикой в ущерб хозяйственной работе.

В городской администрации пока не комментируют итоги довыборов в гордуму. Однако Александр Хабаров заявил вчера, что он не считает Аркадия Чернецкого своим врагом и намерен конструктивно работать в городской Думе. Следует ли это понимать как мягкую форму предложения мэру договориться о решении каких-то экономических проблем или это просто попытка усыпить бдительность, покажет время.

***

© "Эксперт", [[testdate2::origindate::15.04.2002]]

Уралмашевские

Когда силовые предприниматели становятся владельцами капитала, успешное использование активов и распоряжение ими начинает все более зависеть от логики и правил экономического действия. ОПГ постепенно превращались в региональные бизнес-группы

Уралмашевская ОПГ стала называться по месту своего образования - району города Екатеринбурга, прилегающему к Уральскому машиностроительному заводу. Ее основателями были местные спортсмены (С. Воробьев, А. Хабаров, С. Терентьев, С. Курдюмов и др.), а также братья Григорий и Константин Цыгановы, имевшие опыт деятельности в теневой экономике советского периода. Как и множество других подобных образований по всей стране, уралмашевские установили контроль над местным рынком и кооперативным сектором, а также наладили подпольное производство и продажу алкоголя. Когда в конце 1991 года завод "Уралмаш" столкнулся с серьезным дефицитом наличности и не мог выплачивать зарплату, воспитанники заводского спортклуба предложили свою помощь, а взамен получили право пользования несколькими помещениями, включая Дворец культуры, который вскоре стал главным офисом фирмы "Интерспорт" и штабом ОПГ. Как и сотни других ОПГ, уралмашевские получали 20-30% прибыли хозяйственных субъектов, которым они обеспечивали охрану и контроль за соблюдением контрактов. Но в отличие от других они начали активно вкладывать деньги в охраняемые предприятия.

В 1992-1993 годах в Екатеринбурге шла интенсивная война, в которой уралмашевским противостояли сначала группировки традиционной уголовной направленности ("синие"), а затем центральная ОПГ ("центровые"), сформировавшаяся из спортсменов и городской молодежи вокруг центрального рынка. Едва ли необходимо пересказывать все драматические эпизоды этой гангстерской войны, тем более что они уже неоднократно описывались в прессе (см. "Мафия в Екатеринбурге: общественное мнение и пресса об организованной преступности". Ред. В. Б. Житенев. Екатеринбург: Новая гильдия, 1993). В итоге "синие" проиграли и остались в основном в криминальных видах бизнеса. Противостояние уралмашевской и центральной ОПГ закончилось смертью Константина Цыганова и лидера "центровых" Олега Вагина, а также около двух десятков авторитетов и коммерсантов с обеих сторон. Но в целом конфликт закончился в пользу уралмашевских. В результате "центровые" остались в гостиничном, игорном бизнесе и торговле, а уралмашевская ОПГ стала активно продвигаться в обработку меди, энергетический сектор и сферу коммуникаций. Группировка также проводила благотворительные акции, субсидируя городской транспорт и спортивные школы.

Весной 1993 года правоохранительные органы арестовали Григория Цыганова, предъявив ему обвинение в вымогательстве. На пресс-конференции глава регионального ГУВД заявил, что арестован лидер организованной преступности. Уралмашевские были публично названы организованным преступным сообществом (ОПС). В ответ на это Андрей Панпурин, один из ведущих бизнесменов города, президент Евроазиатской компании и директор Уральского брокерского дома, также созвал пресс-конференцию, на которой предложил другое видение ситуации, утверждая, что "'Уралмаш' - это финансовая группа, а не ОПГ" и что она переориентировалась на "социально значимую деятельность". Без какой-либо иронии предприниматель объяснил природу ее экономического успеха: "Стиль работы 'Уралмаша', в отличие от других, самый цивилизованный и демократичный: никто не душил бизнесменов, многие проблемы нивелировались, уходила боязнь идти на контакты с партнерами. Константин Цыганов является стабилизирующей фигурой для сотрудничающих с ним предприятий. Он поддерживал баланс сил, который с его арестом может быть нарушен" (цит. по: "Вечерний Екатеринбург", 29 мая 1993 г., с. 1). Через некоторое время Цыганов был выпущен на свободу.

Значительный силовой ресурс ОПГ позволял обеспечивать безопасность бизнеса и контроль за исполнением обязательств для хозяйственных субъектов, принадлежащих ОПГ или ее партнерам, - набор услуг, спрос на которые был предельно высок в условиях, когда государство было не в состоянии их предоставить. Если рассматривать лишь экономический аспект деятельности ОПГ, то можно предположить, что уралмашевские одними их первых нашли продуктивный способ использования силового ресурса, сосредоточившись на защите инвестиций и предоставлении гарантий прав собственности бизнесменам, участвовавшим в совместных инвестиционных проектах. Согласно данным правоохранительных органов, члены ОПГ "Уралмаш" учредили около 200 компаний и 12 банков и выступали долевыми участниками еще в 90 компаниях. Основные инвестиции группы были направлены в холдинг предприятий по переработке меди "Европа", нефтеперерабатывающий комплекс "Уралнефтепродукт", компании мобильной и пейджинговой связи "Уралвестком" и "Континентал-Линк", торговлю автомобилями и производство пива ("Справка в отношении ОПС, действующих в Свердловской области". Аналитическая записка Свердловского УФСБ, 1998, с. 2). В то же время было отмечено снижение числа уголовных преступлений, совершенных участниками ОПГ ("Обзор структуры организованных преступных формирований Свердловской области". Отчет Свердловского РУБОП, 1998, с. 8.).

К середине 90-х годов уралмашевская ОПГ превратилась в региональную бизнес-группу с полуофициальным названием "Уралмаш", которая состояла из предприятий и фирм, объединенных отношениями собственности, и неформальной надстройки с собственным силовым ресурсом, используемым для обеспечения безопасности и прав собственности. Бандиты превращались в капиталистов, но их полулегальный статус уже не соответствовал масштабам деятельности. Лидеры бизнес-группы "Уралмаш" начали устанавливать отношения с властями, а те уже не могли игнорировать новую силу, появившуюся в регионе. Первым знаком установления пакта стала активная поддержка, оказанная оппозиционному Москве Эдуарду Росселю на губернаторских выборах в 1995 году. Позже Россель заявит в одном из своих интервью, что, по его сведениям, у уралмашевских больше нет никаких проблем с законом. Наибольшее значение, по его мнению, имеет реальный вклад группировки в региональную экономику: "Я дал им приказ инвестировать в строительную индустрию региона" (цит. по: "Независимая газета", 11 июня 1999 г., с. 4). Лидеры "Уралмаша" вошли в движение "Преображение Урала", которое активно занималось обеспечением общественной поддержки губернатору. В 1996 году, накануне президентских выборов, Александр Хабаров организовал Движение рабочих в поддержку Бориса Ельцина, за что получил благодарственное письмо от переизбранного президента и часы с дарственной надписью от губернатора. "Я действительно горжусь ими, - признался Хабаров. - Мне не просто их подарили. Меня отметили. Меня признали за человека, да? Это стоит того, чтобы помнить об этом" (С. Мостовщиков, "Конец бандитизма в России". "Эксперт", 1999, N26, с. 55).

Летом 1999 года движение "Преображение Урала" снова оказало поддержку Росселю на губернаторских выборах. Незадолго до этого, 6 мая того же года, региональное отделение Министерства юстиции зарегистрировало Общественно-политический союз (ОПС) "Уралмаш". В него вошли все оставшиеся в живых основатели группировки и еще десяток "белых воротничков", никогда не державших в руках что-либо тяжелее калькулятора. Аббревиатура ОПС (организованное преступное сообщество), ранее употреблявшаяся правоохранительными органами, была таким образом переопределена его участниками и формально закреплена государственным органом в новой расшифровке. Символическая значимость этого события очевидна. На практике регистрация ОПС "Уралмаш" дала возможность ее членам формально участвовать в выборах и в региональных политических процессах, то есть, по сути, легализовала политическую надстройку, реализующую интересы определенной группы собственников.