Уралхим - банкрот

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::28.10.2008, Фото: "Коммерсант"

Уралхим - банкрот

У Мазепина возникли серьезные недопонимания с бывшими владельцами контрольного пакета – "хорошо известными в отрасли" физическими лицами, стоящими за австрийской компанией Uritrans

Светлана Мельник

Converted 27778.jpg

Дмитрий Мазепин

Шестого июня холдинг «Уралхим» заявил о выкупе 72% акций ОАО «Воскресенские Минеральные удобрения» у компании Uritrans. И это событие послужило отправной точкой всей той скандальной и неприглядной истории, которая раскручивается вокруг «ВМУ» и «Уралхима» в эти дни.

Следует отметить, что у сделки по приобретению 72% «ВМУ» было две особенности. Во-первых, у владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина не было свободных средств для приобретения этого актива, а оценивался он ни много, ни мало в 382 млн. долларов. Во-вторых, на момент совершения сделки компания Uritrans, судилась с холдингом «ФосАгро» за 14,8% акций «ВМУ». Решение суда было очевидным и предсказуемым. 10 июня суд удовлетворил претензии «ФосАгро» и 14,8% акций «ВМУ» должны были перейти в собственность этой компании.

Но в момент вынесения этого решения выяснилось, что спорные акции уже 3 дня принадлежат Дмитрию Мазепину. Каким образом Uritrans смог продать, а Мазепин купить спорный пакет акций в обход наложенного судом ареста – не совсем понятно.

Но, тем не менее, эта покупка полностью укладывается в рыночную стратегию которой следует Дмитрий Мазепин. Воскресенский химкомбинат – далеко не единственный проблемный актив Мазепина. Еще у него есть 7,5% акций Тольяттиазота, за которые он не рассчитался с прежним владельцем. Есть один пакет акций Кирово-Чепецкого химкомбината, попавший под контроль Мазепина в бытность того первым зампредом Российского фонда федерального имущества. И есть второй (38,85%) пакет акций КЧКХ уведенный из под носа у Газпрома в результате очень странного аукциона.

Да что там говорить. Все. Все без исключения активы, контролируемые Д. Мазепиным, имеют замысловатую историю полную белых мест и темных пятен.

И всем этим хозяйством не просто невозможно эффективно управлять, об этом речь вообще уже не идет, но и просто удерживать это все в своих руках – весьма серьезная задача.

По ряду признаков еще в июле-августе можно было предположить, что Мазепин готов свои активы продать и желательно побыстрее. И для этой задачи готовилось так называемое IPO – продажа части акций на международных рынках. Для того, чтобы приукрасить свой инвестиционный меморандум «Уралхим» без видимых причин увеличил свою прибыль за 1 квартал 2008 года в 126 раз!

Но тут случился кризис, который на планах проведения IPO поставил жирный крест и дал российской судебной власти время, чтобы разобраться со всей этой «уведенкой». Тем более, что поводов Дмитрий Мазепин предоставляет достаточное количество.

Купив контрольный пакет акций «ВМУ» компания «Уралхим» в соответствии с законом 5 августа обратилась к миноритарным акционерам «ВМУ» с публичной офертой о выкупе принадлежащих миноритариям акций по цене приобретения контрольного пакета (чуть более 20 рублей за акцию). 28% акций принадлежащих «ФосАгро» и двум кипрским компаниям Shades of Cyprus Limited и Dornan Property Services Limited, по этой оферте стоят 132 млн. долларов. Вышеуказанные миноритарии не раз пытались предъявить свои бумаги к выкупу, но «Уралхим» этому активно сопротивлялся.

Дошло даже до того, что 21 октября представители миноритарных акционеров в сопровождении нотариуса и представителей СМИ были с применением физической силы выставлены из офиса компании «Уралхим» на Краснопресненской набережной в Москва-Сити. При этом больше других от охранников «Уралхима» «досталось» именно нотариусу. 22 октября представители компаний прибыли в офис «Уралхима» уже в сопровождении милиции. Но двери офиса не открылись и перед представителями закона. Более того, таблички с названием компании оказались сняты со своих мест, а стеклянная дверь, ведущая в офис «Уралхима» была занавешена простыней, видимо захваченной из дому кем-то из сотрудников компании.

Компания Dornan Property Services Limited, пыталась переправить документацию в «Уралхим» через международную службу экспресс-доставки TNT. Однако корреспонденция не была доставлена в связи с тем «что компания «Уралхим» находится на карантине (ни в одном офисе компании не открыли дверь)». Не известно правда, что за страшная болезнь вынудила работников «Уралхима» объявить карантин. Вряд ли это была свинка или ветрянка. Скорее всего работники офиса работники офиса вдруг подхватили какую-то загадочную, но очень опасную заразу, что решили задраить намертво все двери и пожертвовать собой ради жизни всего человечества.

Не работало и заводоуправление Воскресенского химкомбината куда также приезжали представители миноритарных акционеров с целью подать уведомление о принятии оферты.

Тем не менее, представители миноритариев отправлявшие в «Уралхим» извещение о своем согласии, продать акции на условиях оферты по почте, факсу, телексу и объявлявшие о своем согласии путем официальных сообщений в прессе, уверены, что «Уралхим» соответствующие бумаги получил.

Косвенно это подтверждается и тем, что в деловой прессе появилась информация о том, что Сбербанк на три месяца продлили кредитную линию компании «Уралхим». Теперь до 25 декабря «Уралхим» привлечет 149,6 млн. долларов на исполнение обязательств перед миноритарными акционерами. Залогом под привлечение этого кредита стали акции «Уралхима» на сумму порядка 16 млрд. руб. Учитывая то, что «Уралхим» до сих пор не расплатился со Сбербанком по предыдущему кредиту на 700 млн. долларов, можно предположить, что у Мазепина не осталось не только свободных денежных средств, но и не заложенных по банкам активов. То есть «Уралхим» попросту – банкрот. Но обязанностей рассчитаться с миноритариями это с «Уралхима» не снимает.

Не понятно только, если «Уралхим» был готов к исполнению этих обязательств, то к чему был весь этот цирк с простынями, закрытыми офисами и противодействием милиции?

Но сложности во взаимоотношениях с миноритариями - это еще далеко не все. У Мазепина возникли серьезные недопонимания с бывшими владельцами контрольного пакета – «хорошо известными в отрасли» физическими лицами, стоящими за австрийской компанией Uritrans. Напомню, что на момент заключения сделки по приобретению 72% акций «ВМУ» свободных средств у Мазепина не было и чтобы расплатиться с продавцами, он сохранил существующую схему оффшорного трейдинга с центром накопления прибыли в австрийской Uritrans. Эта схему должна была работать до того времени пока на счетах оффшора не образуется сумма, соответствующая стоимости «ВМУ». Но сейчас, когда на мировых рынках существенно упал спрос на минеральные удобрения, Мазепину с бывшими владельцами Воскресенского химкомбината расплачиваться нечем. Все удобрения «ВМУ» раньше шли на экспорт, и стало быть сейчас совсем не продаются, деньги на счета Uritrans не поступают. При этом бывших владельцев текущая рыночная ситуация не интересует, а интересуют деньги, которые особенно нужны именно в кризисный период.

Ситуация, в которую попал хитроумный бывший госчиновник, осложняется еще и тем, что товарные склады и «ВМУ» и «КЧКХ» забиты под завязку и производимые удобрения просто негде хранить. Выход один – существенно сокращать или останавливать производство. А это грозит новыми недопониманиями – со своими же рабочими и местными властями, которым совсем хочется социального взрыва на вверенной территории.