Уральский клинч

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Павел Марков: «Губернатор Куйвашев через «западных» инвесторов владеет 49 процентами Ура.ру, которое ежедневно «топчет» власть. Увольнять Аксану Панову бесполезно, завтра же появится «Ура-2». Остается сажать по экономической, благо, сами хозяева и все «тонкости» экономики предприятия им известны»

Picture7-150x112.jpgВ Екатеринбурге, официальной столице Уральского федерального округа, есть несколько достопримечательностей: Храм на Крови, построенный на месте расстрела царской семьи, памятник Борису Ельцину и небоскреб в 54 этажа «Высоцкий» — памятник человеческому эго торговца мебелью. Для журналистов, решивших написать о городе и его жителях, есть еще и несколько культовых персонажей, например основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. Сейчас невозможно обойтись и без его боевого товарища и друга Аксаны Пановой, шеф-редактора самого известного и влиятельного регионального информационного агентства Ura.Ru. На Ройзмана с Пановой ополчилась, как сами они считают, вся властная вертикаль УРФО, от которой они отбиваются, словно Бони и Клайд из американского боевика.

Неспокойное место

Найти офис агентства довольно просто, ориентир — зоопарк с гигантским колесом обозрения. Символичнее, конечно, было бы разместить офис редакции напротив городского цирка, потому что возникает много параллелей и образов с тем, что сейчас происходит вокруг редакции и ее руководителя. Следователи прокуратуры, налоговые инспекторы, бойцы спецподразделений — частые гости в редакции Ura.Ru, начиная с конца сентября. Уже устраивали и маски-шоу с автоматчиками в поисках секретных документов. Несколько дней в следственном изоляторе провела главный бухгалтер Наталья Попова. Ее сначала обвинили в хищении 10 млн рублей, потом — в незаконном хранении оружия. В ее защиту собрали несколько десятков поручительств — от депутатов Госдумы и Заксобрания Свердловской области, известных журналистов, правозащитников и общественных деятелей. В итоге бухгалтера освободили, но обязали являться на допрос по первому требованию следствия.

Обыски прошли и в квартире Аксаны Пановой в тот момент, когда она улетела на выходные в Баку. Казалось, домой она уже не вернется. Аксану, которая находится на 4-м месяце беременности, пугали неизбежным арестом. Однако явно не на ту напали. Дочь крымского татарина, насильно вывезенного на Урал во время сталинской депортации, и русской учительницы из небольшого города Чусовой Пермского края без боя, оказывается, не сдается.

Кабинеты Пановой и Поповой ровно напротив, и по очереди теперь женщины ходят на допросы в Следственный комитет, бурно негодуя по поводу выдвинутых против них обвинений.

«Происходит рейдерский захват агентства»,— заявила Панова следователю и потребовала внести ее слова в протокол во время очередного допроса. «Все разговоры о хищении — ложь, и наши партнеры об этом знают. Уголовное дело без фигуранта о хищении 10 млн рублей. Я и собственник, и директор. У меня никто ничего не похитил. Никакого убытка нет, компания работает с прибылью. Со счета не пропало ни копейки»,— Аксана говорит быстро, короткими пулеметными очередями слов, стремительно перемещаясь по редакции.

KMO 131872 00003 1 t2061.jpg

Коллектив в агентстве стабильный, не менялся лет семь Фото: Павел Шеремет, Коммерсантъ

Вдруг появляются трое — две девушки и парень в простыне и с венком на голове. Парень разворачивает бумажный свиток и с выражением зачитывает в стихах приглашение на праздник вина по случаю открытия нового ресторана итальянской кухни. «Дурдом»,— смеется Панова. «Хорошо, что не ОМОН», — веселятся журналисты.

Редакция занимает небольшое помещение на первых двух этажах обычного жилого дома — типичный торговый зал для маленького магазина с подсобкой. Этажом ниже, в полуподвальном помещении — телестудия агентства. Там снимают несколько программ, например, «Ковер». Программу и оформление придумали, глядя на фотографию Анатолия Чубайса и Авдотьи Смирновой, которые после своей секретной свадьбы посещали родственников в питерской квартире с цветастым ковром на стене.

Панова раздает задания журналистам какими-то обрывками фраз. Посторонний человек ничего не поймет, но здесь лишних слов и не надо. Коллектив стабильный и не менялся лет 7, разве только кто-то уйдет в декретный отпуск или пойдет на повышение, как Александр Попов, ставший заместителем губернатора Челябинской области.

Агентство пишет о событиях в семи ключевых областях России, которые входят в состав Уральского округа. Здесь сосредоточен огромный промышленный потенциал и основные запасы нефти и газа страны. Деньги крутятся огромные, амбиции сталкиваются серьезные.

Журфак Уральского государственного университета, работа в газете «Аргументы и факты», спецкор программы «Взгляд», руководитель уральского бюро проекта Глеба Павловского Strana.ru и, наконец, собственное агентство Ura.Ru — таков путь Аксаны Пановой. В агентстве работают 40 человек. Зарплаты у журналистов выше московских: 150 тысяч рублей здесь оклад нормальный. Конкуренты завидуют и злятся: нельзя, мол, честным путем заработать такие деньги.

«В нашем бизнесе главные вложения — это вложения в людей. Наша повестка — это повестка для випов, для элиты. Мои журналисты должны напрямую общаться с депутатами, губернаторами и так далее. Близко подпускают не быстро. Я не могу постоянно вводить в этот круг новеньких, которые ни хрена не понимают,— пояснят Аксана Панова, которая сама ездит на новом «порше кайен» и живет в элитном доме.— Мы работаем для элиты, поэтому наши журналисты должны ходить в те же рестораны, что и они, ездить на те же курорты, что и наши олигархи, разбираться в их часах и машинах».

Условности не писаны

Ura.Ru умудрилось обидеть многих местных начальников, но главные ее оппоненты сейчас — губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, начальник областного ГУВД генерал Михаил Бородин и заместитель областного прокурора Юрий Пономарев.

— Я ни с кем не воюю, это со мной воюют,— настаивает Панова.— Они все приезжие, но это было бы нестрашно. Они все приезжают и начинают устанавливать здесь свои порядки. А так не пойдет, это же Урал. Мы крутые уральские ребята, если бы мы от вас отделились, то мы бы прожили, а вот вы в Москве — не уверена. Дух свободы и независимости здесь очень сильный. Единственная проблема — это люди с серыми лицами, которые со всем смирились и опустили руки. Но есть 10-15 процентов тех, кто не смирился, у них горят глаза, и они хотят что-то изменить в своей жизни. Для них мы и работаем. Это наше национальное достояние, если они исчезнут, на России можно ставить крест. Ради них я каждый день встаю и иду на работу и совершаю подвиги.

Отчаянная женщина с Урала, Аксана и бизнес свой ведет резко, без оглядки на условности и ограничения. «Нет конфликта — нет темы, мне нужны искры, чтобы люди читали»,— любит она повторять, но иногда конфликты заходят слишком далеко. И сейчас именно тот случай.

В декабре 2011 года, через неделю после парламентских выборов, Панова объявила о продаже 50 процентов акций австрийской компании BF TEN Holding GmbH. Цена контракта, по нашим данным, около 10 млн евро. Огромные деньги за пакет регионального информационного агентства, главный актив которого — только люди. Панова хотела, чтобы все выглядело красиво.

«Стратегический партнер — не беглый российский банкир, не Госдеп США, не Кремль. Не верьте сплетням. Это австрийская компания, во главе которой стоит влиятельный юрист магистр Франц Швайгер. Как готовилась эта сделка? Не австрийцы нашли нас, а мы — австрийцев. Все знают, как непросто заниматься информационным бизнесом в России. Последнее время мы планомерно искали партнеров за рубежом, вели переговоры с несколькими компаниями, как медийными, так и других профилей. Появление зарубежного партнера помогло бы обезопасить агентство от политических рисков в нашей стране (а с каждым днем таких рисков, к сожалению, все больше)»,— сказано в официальном сообщении агентства. Однако это была неправда или не вся правда.

KEK 003390 00007 1 t206.jpg

К маскам и обыскам журналисты уже привыкли, работе даже такая декорация не мешает Фото: Екатерина Титова, Коммерсантъ

Эксперты, знакомые с обстоятельствами дела, говорят, что Панову, по сути, принудили к сделке, вынудили продать пакет акций. И спустя 9 месяцев становятся известны неожиданные подробности. «Ura.Ru — это совместное российско-австрийское предприятие. 12 декабря 2011 года Аксана продала 51 процент акций предприятия австрийской компании BF TEN Holding GmbH. Кто за ней стоит? Компания создана в 2007 году четырьмя формально австрийскими (а фактически российскими) энергетическими компаниями, за которыми прячутся реальные владельцы активов, числящихся в России за господами Биковым и Бобровым,— написал в своем блоге под ником pacca343 некто Павел Марков. Он хорошо информирован о делах вокруг Ura.Ru и регулярно комментирует события.— Для чего приобретали информагентство? Для пиар-кампании Куйвашева, так как с 4 декабря Мишарин (бывший губернатор.— «О») лежал в больнице и начался передел области. Кто руководит BF? Исполнительный директор Франц Швайгер для солидности проекта, а фактически генеральный директор — местный юрист Константин Слизов, представляющий интересы Куйвашева… В принципе, все было продумано и хорошо работало».

Правду ли пишет неизвестный Павел Марков?

Аксана Панова в интервью «Огоньку» не стала отрицать эту информацию, но сказала, что пока рано раскрывать все обстоятельства случившегося.

— Власти скупали все популярные и независимые ресурсы накануне выборов. Меня прижали к стенке. Я понимала, что будет конфликт собственников, и просто хотела отсрочить войну. Я думала, что возьму себя в руки и потерплю. Не хотела дергаться, но не получилось. Невозможно себя сломать. Когда ты видишь, что творится вокруг, начинаешь говорить, и тебе уже плевать на деньги. Ты сидел в окопе и вот — ближний бой. Вариантов уже нет других. От себя же не убежишь, себя ты переломать не можешь, поэтому все кладешь на алтарь. Просто все. Я продам этот «порше», я все отдам, чтобы сохранить информационную независимость. Я к деньгам отношусь очень спокойно, еще заработаем.

Свои и чужие

Панова отказывается признавать, что обманула надежды политических инвесторов, или кинула, если описывать ситуацию привычным в этой среде языком. «Я их не обманула, я им ничего не обещала. При переговорах я сказала, что если вы заставите нас перепечатывать пресс-релизы, то вы погубите агентство. Они говорили, что такой задачи нет. Это были люди полпреда, но я не думала, что он станет губернатором и будет нас мочить».

Предыдущий губернатор Свердловской области, Мишарин, после автомобильной аварии осенью 2011 года тяжело болел, долго лечился и постепенно власть переходила к полпреду президента Евгению Куйвашеву. Его назначили в конце мая 2012 года, накануне принятия закона о выборности губернаторов. За четыре месяца его правления их отношения с Аксаной Пановой стремительно испортились.

При этом сам новый губернатор отрицает свою причастность к конфликту. В разговоре с журналистом «Огонька» он заявил, что заинтересован в том, чтобы редакция сохранилась и все дело только в финансовых махинациях Пановой.

KMO 131872 00002 1 t206.jpg

На фоне скандала готовится премьера — уральская версия "Кукол". Резиновая политическая элита края к использованию уже готова, ее заказывали в Москве Фото: Павел Шеремет, Коммерсантъ

«В последнее время я перестал их читать, потому что их критика действительно граничит с оскорблениями. Мне это, как любому человеку, конечно, неприятно. А так я считаю, что у них хороший профессиональный коллектив, талантливые ребята есть. То, что к ним сейчас есть претензии правоохранительных органов, я здесь вообще комментировать не хочу — перед законом все равны: и журналист, и губернатор, и инженер, и строитель»,— распространяет пресс-служба официальные заявления Куйвашева.

«Команда Куйвашева поняла, что купила «стулья», а не сердце и голову Аксаны. Ситуация становится пародийной… Куйвашев контролирует СМИ, которое ежедневно топчет власть. Увольнять Аксану бесполезно, завтра же появится «Ура-2″. Остается сажать по экономической, благо, сами хозяева и все «тонкости» экономики предприятия им известны. Пишут заяву сами на себя. Вот такой цирк… при поддержке обиженных Бородина и Пономарева»,— комментирует ситуацию в своем блоге тот же Павел Марков.

Пономарева журналисты обидели, когда написали, что заместитель прокурора строит большой дом в природоохранной зоне.

В августе журналисты Ura.Ru придумали смешную акцию, чтобы заставить власти заделать ямы на дорогах Екатеринбурга. Они попросили художников нарисовать прямо на асфальте портреты губернатора и мэра, где вместо рта была бы гигантская яма. Каждый день сотни машин ездили по этим портретам, дорожные службы срочно латали дырки, а журналисты продолжали все это снимать и выкладывать на сайте. За эту кампанию Панова сейчас может получить гран-при Каннского фестиваля рекламы в номинации социальные акции.

— Если больше никто делать это не может, значит, это будем делать мы. Годами пишем про плохие дороги, никто не обращал внимания. Как только мы нарисовали эти морды на асфальте, то чиновники приехали и быстро все ямы заделали,— гордится идеей Аксана.

Возможно, отношения журналистов с губернатором вошли в клинч после того, как власти начали атаку на фонд Евгения Ройзмана «Город без наркотиков». В августе 2012 года Куйвашев выдвинул законодательную инициативу об обязательном лицензировании деятельности всех организаций, занимающихся реабилитацией наркозависимых. Одновременно он поручил создать государственный реабилитационный центр «Урал без наркотиков». Не исключено, что это попытка выбить почву из-под популярности Ройзмана, который легко мог бы выиграть любые выборы в Екатеринбурге.

О Евгении Ройзмане Аксана говорит медленно, осторожно. Видно, что взвешивает каждое слово. Она называет Ройзмана местным шерифом. В городе судачат об их близких отношениях, но и без этого Ura.Ru поддерживало бы Ройзмана, потому что он, на их взгляд, спасает людей.

— Своих на войне не бросаем,— постоянно повторяет Панова.

Еще одни враг журналистов — полпред президента в УРФО, бывший мастер Уралвагонзавода Игорь Холманских, который предлагал прислать в Москву парней, чтобы намять бока оппозиции.

— Как обычно Холманских дает интервью? Он подходит к журналистам вместе с помощником. И помощник говорит: «Игорю Рюриковичу не нравится информационная политика Ura.Ru». «Да»,— говорит Холманских. «Если портал Ura.Ru не изменит свою информационную политику по отношению к полномочному представителю президента в Уральском федеральном округе, тогда пеняйте на себя»,— продолжает помощник Холманских. «Да»,— говорит опять Игорь Рюрикович. Как я могу про это писать без иронии?

Холманских непопулярен, но и стилистику Ura.Ru многие уральские журналисты критикуют. Обвиняют коллег в намеренной скандальности и нагнетании страстей, в задиристых, но неточных заголовках. «Глава УГМК показал женщине-министру свои маленькие помидорки. Фото» — этим заголовком они особенно гордятся и все время приводят в пример. В тексте — информация о том, как министр сельского хозяйства посещала тепличное хозяйство, где растут помидоры сорта «черри».

Ребята работают как заводные. Не успел я появиться в их офисе, как в социальные сети ушел текст, что «в редакцию пришел Павел Шеремет и критикует наши заголовки». Многих такая оперативность злит. Ничего нельзя при них сказать вслух — сразу уйдет в пространство.

Со многими коллегами у Аксаны Пановой есть принципиальные разногласия: «Я, например, поругалась с редактором одного сайта, близкого к полпреду президента, когда они написали: «Представляете, у Каспарова мать — еврейка». Я ей позвонила, все высказала, потом удалила все ее телефоны и перестала с ней общаться. Я высказалась по этому поводу публично, потому что этого нельзя терпеть».

KMO 085979 03204 1 t206.jpg

В Екатеринбурге многие считают, что неприятности у Аксаны Пановой начались после того, как журналисты поддержали Евгения Ройзмана Фото: РИА НОВОСТИ

Панова не верит в объективную журналистику. Она уверена, что не бывает объективной журналистики в принципе и у журналистов всегда должно быть свое мнение, которое он обязан высказывать.

Договор без гарантий

Но больше всего конкурентов раздражает то, как Ura.Ru обходится с так называемыми договорами информационного обслуживания.

Договоры информационного обслуживания — это бич региональной журналистики. По сути, они и погубили свободу слова в российских регионах. В чем суть истории?

До начала нулевых в регионах СМИ принадлежали тем или иным политическим или финансовым группам, они либо конкурировали друг с другом, либо воевали против чиновников или олигархов, зарабатывая на рекламе или спонсорах. Государство мало вмешивалось в жизнь редакций, потому что не имело серьезных рычагов влияния, кроме политических и административных. Не хватало денег на жизнь, не то что на подкуп журналистов. В нулевых появились свободные деньги и родилась идея заключать договоры информационного обслуживания, которые областные, городские и районные администрации стали подписывать со всеми СМИ. Деньги от госструктур превратились в главный источник дохода для подавляющего числа СМИ. Эти договоры — фактически завуалированная форма подкупа журналистов чиновниками: мы вам платим за то, чтобы вы либо рассказывали о нас хорошо, либо молчали. «Вы — не журналисты, вы — чиновники»,— как-то воспитывал при мне начальник управления информации одной северной областной администрации. И многих журналистов эта ситуация устраивает.

Аксана Панова тоже заключает договоры на информационное обслуживание. Прямая реклама покрывает только 20 процентов расходов. Договоры есть, но Ura.Ru продолжает критиковать своих партнеров. И это бесит менее свободных коллег.

— При заключении договора я выставляю заборчики и борюсь за каждый сантиметр своей свободы. Я объясняю, что мы девальвируем договор, если я буду облизывать клиента с головы до ног. Я помогу решить возникшие информационные проблемы, согласую комментарий, напишу сегодня о проблеме, которая в полный рост встанет завтра. Это дорогого стоит,— рассказывает Панова, как пытается выстраивать отношения с заказчиками.— У нас есть договор с одним крупным предприятием, и оно просит включить в договор такого персонажа, как полпред президента в Уральском федеральном округе, чтобы мы писали о том, как рабочие его поддерживают и так далее. А мне стратегически выгоднее отказаться от договора, чем менять свою информационную политику.

— А как вы решаете дилемму, когда есть негативная информация на вашего партнера по информационному договору? — спрашиваю у заместителя Пановой, известного местного журналиста Дмитрия Колезева.

— Мы советуемся с Аксаной, но если это социально важная информация, она все равно выйдет на ленту,— уверяет Дмитрий.

— Какая у вас сегодня главная тема?

— Пишем о том, как новый губернатор отказывается от социальных обязательств, которые перед парламентскими выборами давал прежний губернатор.

Журналистам агентства коллеги-конкуренты завидуют, специально сливают им информацию, которую не могу напрямую обнародовать в своих ресурсах, чтобы потом уже ссылаться на «отвязанных журналистов Ura.Ru». Еще агентство подозревают в том, что оно берет деньги за блокирование негативной информации о клиенте, но журналисты называют это бредом. Ни одного доказательства подобной истории критиками Ura.Ru представлено не было.

— Первым делом все просят, чтобы мы ставили блок на любую негативную информацию про этого губернатора или это предприятие. Если бы соглашались на это и брали деньги за блокирование информации, то нам давно уже не о чем было писать. У нас бы закончились все герои в нашем федеральном округе. У нас отличные отношения со всеми. Своих на войне не бросают. У нас есть гражданская позиция, и, если она идет вразрез с договором, я отказываюсь от договора. Это, кстати, потом позволяет заработать больше,— поясняет Панова.

Принципиально она не заключает договоры с МВД, врачами и коммунальными службами: «Я не могу. Я не могу ни у врачей, ни у милиции брать деньги, потому что я вижу, что происходит вокруг».

Панова ощущает себя солдатом, который уже ввязался в ближний бой. Уезжать из Екатеринбурга она не собирается, второго ребенка хочет родить на родине. Но шансов победить в войне за Ura.Ru немного. Однако Панова не унывает: «Если Ura.Ru придется похоронить, то опять начну все сначала. Открою новый сайт, буду работать не по 12, а 24 часа в сутки».

Да, если мужчины мало что могут исправить в нашей жизни, то всегда найдутся отчаянные женщины.

Оригинал материала: Журнал "Огонек"