Уральский расчленитель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Платой за лояльность со стороны губернатора Эдуарда Росселя к бизнесу Искандера Махмудова стала банальная взятка

1108624000-0.jpg Губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя часто называют опорой «ельцинского демократического режима». Да о самом Борисе Николаевиче Россель отзывается только добрыми словами, полагая, что исключительно история в состоянии по-настоящему оценить его деяния. Возможно, это и так. Но та же история уже начинает пристальнее присматриваться и к самому Эдуарду Росселю.

Вечный партиец

Хорошо живется на Руси тем, кто умеет в ногу шагать не столько со временем, сколько «с партией», вне зависимости от того, как она называется и каким политическим интересам она служит. У таких людей все получается. Они умеют вовремя пригнуться, кстати поддакнуть и остаться при своих интересах. Губернатор Свердловской области из политиков такого рода. За свою жизнь он успел сменить две партии.

В феврале 1966 года Россель вступил в ряды КПСС и оставался коммунистом вплоть до запрета КПСС в августе 1991 года. А 22 ноября 1993 года Россель создал и возглавил общественно-политическое движение «Преображение Урала». В то время между центром и регионами велись непростые игры. Урал — промышленное и оборонное сердце страны и ее опора в самые трудные времена, показал центру свои «зубы», пригрозил даже провозглашением так называемой «Уральской республики». За что и попал в опалу к Борису Ельцину, давно психологически «приватизировавшему» этот регион России.

Но Эдуард Россель не сдался. Потенциал имиджа опального политика был полностью мобилизован. Он вступил в борьбу с действующим губернатором Алексеем Страховым. Но, как говорят очевидцы, внезапно в схватку вмешался Валерий Трушков. Россель долго и упорно добивался, чтобы тот снял свою кандидатуру в обмен на сохранение поста премьера. Трушков согласился, но после победы Росселя с треском был изгнан. Так новоизбранный губернатор показал, что умеет учиться у эпохи овладевать мастерством открытой и закулисной политической борьбы, играть с Кремлем и даже его переигрывать.

Когда подули новые ветры и наступили иные времена, свердловский губернатор опять стал шагать в ногу с партией: он вступил в «Единую Россию». Корочку свежего партбилета главе региона вручал председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии партии «Единая Россия» Олег Ковалев, побывавший на Среднем Урале с трехдневным рабоче-гостевым визитом. И все вроде опять стало на свои места. Одни называют такую деятельность беспринципностью, другие, наоборот, считают это признаком глубокого ума, проницательности, гибкости и дипломатического мастерства.

Ты немец — бери лопату…

Отца Эдуарда Росселя расстреляли как «врага народа». Репрессии коснулись всей семьи — расстрелян был дедушка, мать долгие годы провела в лагере и только через всесоюзный розыск нашла сына после окончания войны. Такое не только не забывается, но и не прощается. Вопрос в том, против кого зреет и копится годами внутренняя злость и чему она способствует. Одни становятся более гуманными, способными сострадать, понимать, вникать в ситуацию и прощать. Другие всю жизнь мстят тем, с кем они олицетворяют свои беды. Третьи, стиснув зубы, ждут момента, чтобы в нужный момент нанести удар.

Судите сами: разве можно простить унижение по национальному признаку? «Ты немец, вот бери лопату и копай землю в совхозе, и больше ни на что не рассчитывай», — так, говорят, было сказано Росселю при первой его попытке поступить в сельхозтехникум после 7-го класса. Но Эдуард Россель действительно «делал самого себя». Окончил институт, аспирантуру, прошел путь от мастера до начальника крупного территориально-строительного объединения, стал депутатом, пришел во власть.

И как только он почувствовал слабость Москвы, бардак в большой власти и политике, который сопровождал период правления Бориса Ельцина, решил нанести первый удар: выступил с идеей провозглашения Уральской республики. Если бы эта тенденция нашла свое развитие, то за Росселем готовы были пойти и некоторые другие главы регионов. Независимо от того, чем бы они мотивировали свою политику, факт развала России был бы налицо. Одному только Богу известно, сколько усилий стоило московским политикам, чтобы остановить «процесс».

А ведь Росселя кто-то к такому шагу подталкивал. В 1995 году Борис Ельцин «в порядке исключения» разрешил провести выборы губернатора Свердловской области путем прямого голосования. Россель эти выборы выиграл. А во время выборов в Госдуму-95 движение «Преображение Урала» упорно отказывалось входить в блок с «Нашим домом — Россия», с «Конгрессом русских общин» и другими политическими организациями, выступавшими за сохранение территориального единства России. В экономической сфере свердловский губернатор постоянно демонстрировал независимость от центра и верность так называемым принципам федерализма, точнее, раннего феодализма. И его поддерживали в подобных начинаниях, печатали многочисленные интервью, через него делали политику те подпольные московские силы, которые были почти уверены в грядущем исчезновении России.

Россель и Прусак: борозды не портят

Когда-нибудь, наверное, будет более подробнее написано о том, в какую игру втягивали двух российских губернаторов — Росселя и Прусака — определенные силы. Им помогли сохраниться в ходе реформы системы госуправления в 2000-м году и вновь пойти на выборы в 2003-м. Два представителя ельцинской «гвардии» оказались востребованными и в новых условиях и смогли остаться фактически независимыми центрами региональной власти. Более молодой Михаил Прусак вообще слывет представителем первой демократической волны 1991 года, соратником Бориса Ельцина по подавлению путча 1991 года. Не случайно он почти как талисман сохранил и Геннадия Бурбулиса, направив его своим представителем в Совет Федерации.

Обоих губернаторов берегут те, кто не расстается с надеждой и планами влиять на политику Владимира Путина через регионы. Более того, двух губернаторов просто втянули корнями во власть, помогли пережить смену хозяина в Кремле. И это несмотря на серьезные конфликты с полпредами Президента РФ в федеральных округах. И сейчас уже в эпоху зрелого Путина оба лидера, имеющие, кстати, заметную теневую поддержку Запада, все еще рассчитывают на верных подданных в своих регионах, которыми они управляют уже второе десятилетие. Только сейчас таких не очень много. В Новгородской области их около 38%, в Свердловской 33%. Остальным же гражданам, вероятно, старые кони настолько надоели, что они не удосужились дойти до избирательных участков.

Объясняя столь прохладное отношение к выборам, уральские аналитики, естественно, грешат на кого угодно, только не на своего губернатора. А снижение явки налицо. Напомним, что в 1999 году в первом туре уральских выборов участвовало более 42% избирателей, а в Новгородской области 50%. Что из этого следует? А следует то, что ставка на несколько региональных тяжеловесов, которым удалось остаться на своих постах на третий срок, оказывается битой. Теперь же с введением «вертикали власти» бывшие «самостийники» вообще повисают в воздухе. И тем они еще более опасны.

«Дело губернатора»

Конечно, оставаться столько лет у власти, видеть, как грабят и растаскивают страну, понимать процесс становления олигархического капитализма и самому кормиться у разбитого корыта просто психологически невозможно. Поэтому вокруг Эдуарда Росселя возникали и будут возникать различные скандалы. Один из них удивительным образом переместился даже за пределы России.

Схлестнулись свердловский губернатор Эдуард Россель и президент Уральской горно-металлургической компании ( УГМК) Искандер Махмудов. Недавно окружной суд Нью-Йорка приступил к рассмотрению иска бывших владельцев Качканарского ГОКа «Ванадий», контролировавших до 70% акций этого крупнейшего в мире предприятия по обогащению ванадиевой руды. Цена иска — 400 миллионов долларов и контроль над ГОКом. А также деловая и гражданская репутация руководителей Уральской горно-металлургической компании Искандера Махмудова и Андрея Козицына и губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя, подозреваемого во взяточничестве в особо крупных размерах. Истцами выступили держатели 70% акций ГОКа зарубежные компании.

История со сменой руководства Качканарского ГОКа и силового захвата самого предприятия в начале 2000 года считается самым скандальным эпизодом деловой биографии УГМК. Тогда силовики и официальные власти Свердловской области активно поддержали сторонников Махмудова в споре двух групп акционеров за контроль над предприятием. Оппоненты олигарха тогда же утверждали, что платой за лояльность со стороны губернатора Эдуарда Росселя стала банальная взятка — близкие к Искандеру Махмудову структуры якобы выступили основными спонсорами губернаторской кампании Эдуарда Эргартовича. Напомним, что недавно УГМК приобрела контрольный пакет Карабашского медеплавильного комбината и претендует на контроль над ЗАО «Карабашмедь».

Вот, как говорится, такие дела. Незатейливая формула: быть губернатором под властью местных олигархов или становиться самому олигархом, используя в своих интересах тех же олигархов? И не бояться в перспективе никакой ответственности, не ожидать момента, когда в кабинет явится «комиссар» и скажет: а на какие-такие шиши вы, товарищ дорогой, скупили акции крупнейших предприятий края или вступили в альянс с теми, по ком давно плачет тюремная камера?

Или наоборот, влиять на экономическую политику центра таким образом, чтобы все происходящее на глазах миллионов истинных хозяев земли Русской преподносилось как «достижение современной цивилизации, прорыв в будущее и т.д.». Сейчас же, когда олигархический капитализм в стране начинает терпеть крах, прежде всего, из-за неспособности сохранить страну, для политиков и предпринимателей ельцинского призыва наступают нелегкие времена. Теперь стали «собирать камни». И прощаться с теми, кто всячески потворствовал историческому позору России.

Остается только просчитывать варианты действий, которые может предпринять Эдуард Россель. Фрондировать, как раньше, в Кремле у него шансов никаких. Уходить в политическую оппозицию до лучших времен, примкнуть к тем, кто сегодня гласно и негласно борется с так называемым «либерал-чекизмом» — надо иметь смелость, незапятнанную репутацию и черты авантюризма. Губернатор Свердловской области не раз выходил «сухим из воды». Удастся ли на сей раз остаться «сухим» и доплыть до «нужного» берега?

Игнатий Сурожский

Оригинал материала

«Российские вести»