Уральский : Теория VIP-терроризма

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Свобода слова, существующая в Америке и подаваемая в качестве одного из столпов истинно демократического общества, иногда просто поражает. Особенно, когда к этому причастна такая существующая преимущественно на дотации силовых ведомств и разведывательного сообщества Соединенных Штатов организация, как RAND Corporation. Недавно из ее "недр" вышел труд "Операции против вражеских лидеров" (Operations Against Enemy Leaders). Так что еще раз обратим внимание на то, что RAND Corporation не "частная лавочка" и по большей части "кормится" из рук Министерства обороны, Комитета начальников штабов, военной разведки США и прочих "миролюбивых организаций".
Кого же американские эксперты после окончания холодной войны причисляют к "вражеским лидерам", и какого рода операции против них в Вашингтоне считают уместными и отвечающими задаче обеспечения национальной безопасности США? Оговоримся сразу: доклад этот, изданный за подписью Стефана Хосмера (Stephen Hosmer), не является официальным документом военно-политического руководства (ВПР) Соединенных Штатов. И все же данная работа, без сомнения, представляет собой весьма содержательное исследование действий американского руководства по силовому устранению лидеров неугодных стран (как сейчас модно говорить - "стран-изгоев"). Автор привел 24 случая таких "практических действий", предпринятых по инициативе американского ВПР (а также ряда других стран) за последние 50 с небольшим лет (до 2000 г. включительно), подвергнув их всестороннему и тщательному анализу.

УБИТЬ ВО БЛАГО

Начнем с самого главного. На протяжении значительной части своей истории Соединенные Штаты регулярно предпринимали попытки использовать силовое устранение неугодных лидеров в качестве способа для "коррекции" внутренней и внешней политики ряда государств и организаций - понятно, на благо национальных интересов США. В течение десятилетий предпринимались многочисленные тайные и явные (несекретные и открытые) попытки с целью прямого физического уничтожения представителей руководства противника, их свержения (или банального убийства) путем организации государственного переворота (революции) силами внутренней оппозиции или же просто оккупации суверенного государства.

Каковы же были цели Вашингтона при этом? Над ответом можно особо голову не ломать, поскольку их всего четыре и они общеизвестны еще со времен Древнего мира:

- принудить государство-противника прекратить проведение политики или осуществление любых иных действий, которые идут вразрез с национальными интересами США или прямо и открыто наносят им вред (такая цель преследовалась американцами во время нанесения в 1986 г. в рамках операции "Каньон Эльдорадо" авиаударов по расположенной в Триполи резиденции Муамара Каддафи, а президент Рональд Рейган, выступая по национальному телевидению с объявлением об этом рейде, заявил, что цель авиаударов - "подорвать возможности полковника Каддафи по экспорту терроризма и заставить его прекратить преступную деятельность");

- удержать любого рода соперников от совершения вышеозначенных действий (примерами здесь могут служить атаки и на того же Каддафи, и на руководителей Национального альянса Сомали во главе с генералом Айдидом);

- свергнуть потенциально опасные режимы или устранить подобные организации (во время холодной войны наиболее часто) с целью недопущения прихода к власти в "ключевых" для национальной безопасности США странах лидеров просоветской ориентации; исполнитель - преимущественно ЦРУ);

- ослабить военный потенциал противника с тем, чтобы он не смог развязать войну или начать террористическую деятельность (в этих случаях ударам подвергаются преимущественно система государственного и военного управления страны-изгоя, военные базы и места скопления ВВТ; гибель лидера или большей части ВПР страны может нанести дополнительный и часто фатальный урон государству).

По мнению автора исследования, существует три способа силового устранения неугодных лидеров:

- операции, предусматривающие прямое физическое устранение;

- операции, проводимые с целью организации или оказания помощи в организации государственных переворотов (путчей) или "народных восстаний", в результате которых произойдет смена правящего режима;

- операции по устранению неугодных лидеров, проводимые с помощью "внешней силы" (фактически организация прямой вооруженной агрессии).

Действия, которые представляли бы угрозу непосредственно жизни высокопоставленных военных и государственных руководителей государств-противников или же их власти, на протяжении достаточно длительного времени рассматривались в качестве высокоэффективного средства, используемого в интересах национальной безопасности США. Основными целями в ходе таких операций определяются либо ключевые "центры силы" противника, либо же отдельные личности, которые подозреваются в планировании действий, могущих нанести ущерб интересам Соединенных Штатов. Кроме того, такие силовые акции могут приводить к прекращению широкомасштабных боевых действий (войн), уменьшению военного потенциала вражеского государства, а также вызывать необходимые изменения во внутренней и внешней политике "атакуемого" режима.

Силовые акции против государственных и военных лидеров рассматривались и продолжают рассматриваться Вашингтоном как средство устрашения или сдерживания, поскольку такие действия угрожают наиболее важным ценностям высокопоставленных руководителей - личной безопасности (свободе) и персональной власти. К тому же подобные операции могут служить предупреждением другим потенциальным "злодеям" (так в оригинале. - Прим. В.Щ.).

УРОКИ ПРОШЛОГО

Желание воспользоваться вышеуказанными результатами силовых акций против неугодных государственных и военных лидеров заставило, по мнению автора исследования, американских военных и политиков в течение десятилетий предлагать (планировать), санкционировать и "заказывать" всевозможного рода операции с целью силового устранения представителей военно-политического руководства противника (см. таблицу на стр. 10). Последнее осуществлялось тремя способами: физическое уничтожение неугодных лидеров с использованием ВС, или спецслужб США, или агентов различных агентств американского разведывательного сообщества; организация американскими спецслужбами государственных переворотов и "народных восстаний" в зарубежных странах или же своевременная поддержка их; прямая вооруженная агрессия (интервенция) Вооруженных Сил США против неугодных суверенных государств.

Причем Стефан Хосмер на основе собранного им материала утверждает, что только последний из этих трех способов (прямая вооруженная интервенция) являлся эффективным и приводил к ожидаемым результатам. В своем исследовании автор рассмотрел 24 случая использования или планирования использования силовых методов устранения неугодных зарубежных лидеров, начиная со Второй мировой войны и до конца прошлого века. На основе анализа этих операций и оказанного ими влияния на военно-политическую обстановку он сделал следующие выводы.

1. Прямое физическое устранение лидеров противника, организация путчей и восстаний не приводят к ожидаемым результатам.

Как это ни покажется странным, но, по утверждению американского исследователя, подавляющее большинство операций, проводившихся Соединенными Штатами во второй половине XX века с целью нейтрализации высокопоставленных представителей ВПР противника путем прямого физического устранения, либо не дали ожидаемого эффекта, либо же и вовсе потерпели полное "фиаско". Единственным успешным примером считается эпизод с японским адмиралом Исороку Ямамото (Admiral Isoroku Yamamoto), самолет которого был сбит 18 апреля 1943 г. над океаном в районе Соломоновых островов, когда следовал на остров Бугенвиль. Адмирал, занимавший пост главнокомандующего Объединенным флотом Японии, погиб, что в значительной мере ослабило императорский флот, лишившийся своего самого видного флотоводца (именно Ямамото осуществил планирование нападения на Перл-Харбор и руководил этой операцией в 1941 г., он также руководил и наступательными действиями японского флота в Восточной Азии (1941-1942 гг.).

Как утверждают американские источники, после получения точных сведений о маршруте японского адмирала его "визави" - адмирал Честер У. Нимиц (Admiral Chester W. Nimitz) - задал начальнику своей разведки два вопроса: "Мы можем достать его? И если мы сделаем это, смогут японцы найти ему хотя бы равнозначную замену?". Офицер ответил утвердительно на первый вопрос и отрицательно - на второй. Так была решена судьба Ямамото.

Стефан Хосмер утверждает, что Вашингтон санкционировал осуществление акций по физическому устранению таких известных зарубежных лидеров, как Фидель Кастро (Fidel Castro), Муаммар Каддафи (Muammar al-Qaddafi), Саддам Хусейн (Saddam Hussein), Мохамед Фарах Айдид (Mohamed Farah Aideed), Мануэль Норьега (General Manuel Noriega), Усама бен Ладен (Osama bin Laden) и Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic). Однако всем этим персонам удалось избежать той незавидной участи, которую им готовило ВПР Соединенных Штатов. По крайней мере, их не убили.

Основные причины провала всех предпринимавшихся попыток силового устранения этих неугодных лидеров:

- охрана руководителей была организована на таком высоком уровне, что не оставалось решительно никакой возможности не только нанести по ним "удар", но даже получить достоверные данные об их местонахождении;

- эти "злодеи" в случае возникновения угрозы их личной безопасности в кратчайшие сроки переезжали либо в "безопасные дома" в густонаселенных районах городов (попросту говоря, они старались "затеряться в толпе". - Прим. В.Щ.), либо в заранее подготовленные и хорошо охраняемые секретные бункеры;

- возможность физического устранения этих (и им подобных) руководителей уменьшалась или же вовсе становилась невозможной вследствие смены Соединенными Штатами внешнеполитического курса либо же по причине определенного рода обязательств (юридического, политического или гуманитарного характера), взятых на себя Вашингтоном.

В случае же с генералом Норьегой ситуация была еще более "провальной" для американцев. Поскольку панамский лидер ранее проходил обучение в учебных центрах военной разведки США, он прекрасно знал методы работы американцев и предпринимал весьма успешные попытки противодействия их спецназу и нанятым наемникам из числа местных жителей, которым была поставлена задача поиска и физического уничтожения неугодного Вашингтону человека. Что же касается другого генерала - Айдида из Сомали, то за ним американцы и бойцы ооновских войск безуспешно охотились почти три месяца.

Практически ничем заканчивались и все попытки ВПР США устранить неугодных лидеров путем организации или поддержки (тайной или открытой) государственных переворотов (военных путчей) в соответствующих странах. Удача сопутствовала Вашингтону здесь только в двух случаях. Это свержение режима Мохаммеда Мосаддыка (Mossadeq) в Иране и восстание (государственный переворот), направленное на свержение правящего режима во главе с Дьемом (Diem) в Южном Вьетнаме. В обоих случаях устраняемые лидеры и их правительства были непопулярны в народе и не пользовались безоговорочной поддержкой армии и сил безопасности. Поэтому Вашингтону без труда удавалось организовать в этих государствах военные путчи - генералы едва ли не сами выходили на "представителей" Соединенных Штатов.

Напротив, в тех случаях, когда государственные руководители имели прекрасно организованные и преданные им разведывательные службы, силы внутренней безопасности, национальную гвардию или элитные части ВС, попытки организации переворотов успеха не имели. Наиболее яркие примеры, приводимые автором исследования, - Ливия, Панама и Ирак (до вторжения войск коалиции). При этом путчи проваливались либо еще "в зародыше" (в число заговорщиков проникали агенты спецслужб или же в их рядах просто находились предатели), либо же терпели неудачу вследствие решительных и умелых действий (вооруженных атак) со стороны преданных неугодному правительству войск.

Еще более печально для США обстояло дело с попытками организации так называемых "народных восстаний" или "революций". Успехом увенчалась лишь одна операция - организация подобного действа в Гватемале, благодаря чему удалось свергнуть режим Гусмана Арбенса (Arbenz). Да и это стало возможным лишь после того, как самолеты американской ударной авиации нанесли несколько весьма разрушительных авиаударов, а бравые "джи-ай" демонстративно "поиграли мускулами" на виду у правительства. После таких "запугиваний" правящий режим рухнул.

Все же остальные попытки ВПР США успеха не имели: либо по причине отсутствия у народа желания или возможности организовывать и осуществлять антиправительственные восстания, либо же вследствие плохого вооружения повстанцев - правительственные войска и верные режиму силы безопасности достаточно быстро наносили им поражение.

На основе изучения истории полувекового "VIP-террора" Стефан Хосмер пришел к выводу, что в определенных условиях смерть неугодного лидера или отстранение его от власти не приводили к ожидаемым изменениям в политике и действиях противника. Агрессивные или находящиеся в состоянии войны страны и негосударственные организации военного (террористического) толка в подавляющем большинстве случаев имеют коллегиальное руководство или же располагают прекрасно подготовленными руководителями "второго эшелона" (заместителями и помощниками), которые продолжают борьбу даже после того, как пал их вождь (старший товарищ).

За всю вторую половину ХХ в. Вашингтону ни разу не удалось полностью свергнуть неугодный ему режим или изменить нужным образом политику какой-либо страны за счет физического устранения руководителя этого государства. И лишь в нескольких случаях этого удалось достигнуть благодаря организации или широкой поддержке военных путчей или антиправительственных восстаний. В качестве наиболее свежих примеров низкой эффективности такого метода устранения неугодных лидеров автор исследования решил привести многолетние попытки Тель-Авива подавить палестинские террористические организации, а также долгий процесс "умиротворения" Чечни (так в тексте оригинала. - Прим. В.Щ.) российским федеральным центром.

В некоторых случаях применение способа физического устранения неугодных лидеров приводило (или могло бы привести, если таковая акция все же получала "зеленый свет") к совершенно противоположным результатам. Иногда даже чрезвычайно трагичного характера. Ярким, по мнению автора исследования, примером, подтверждающим вышеприведенный тезис, является операция французских спецслужб по захвату руководителя Национального фронта освобождения Алжира Ахмеда Бен Белла (Ahmed Ben Bella; Front de Liberation Nationale). Было несколько неудачных попыток его физического устранения. А вот в октябре 1956 г. Бен Белла вместе с рядом своих помощников был захвачен во время перелета из Алжира в Тунис (на встречу с руководством Туниса и Марокко). Самолет, на котором следовал лидер фронта, пилотировал французский летчик, завербованный спецслужбами Франции. Он и посадил самолет на территории Алжира, подконтрольной французским войскам.

Такая "бесчестная" акция французов вызвала сильное недовольство как в самом Алжире, так и за его пределами - в кругу сочувствующих и откровенно поддерживающих Национальный фронт освобождения лиц. Результатом похищения стала эскалация конфликта, а не его затухание, на что так надеялся Париж. И даже руководители Марокко и Туниса, пытавшиеся до этого уговорить алжирских повстанцев перейти к мирному решению спорных вопросов, после "подлого похищения", наоборот, объединили усилия для "ускорения революции". Кроме того, после этого руководство фронтом полностью перешло в руки так называемых "непримиримых" лидеров, не имевших ни малейшего намерения идти на какие-либо уступки Парижу.

Таблица. Случаи планируемых или проведенных операций по силовому устранению неугодных лидеров

Вашингтон, впрочем, также допустил подобные "промахи". В качестве наиболее характерного Стефан Хосмер приводит пример со штурмом 12 июля 1993 г. в районе Могадишо (Mogadishu) американскими ударными вертолетами "Кобра" (Cobra) и группами спецназа штаб-квартиры, в которой в тот самый момент проходила важная встреча с участием многих высокопоставленных руководителей Национального альянса Сомали (Somali national Alliance) и местных кланов. "Кобры" выпустили по зданию 16 ракет в надежде уничтожить генерала Айдида (впрочем, безрезультатно, поскольку он там отсутствовал). Акция была предпринята в ответ на засаду, устроенную повстанцами на военнослужащих пакистанского миротворческого контингента. Этот штурм вызвал резкий скачок популярности генерала Айдида (General Aideed) и приток новых бойцов под его знамена. Кроме того, после этого участились вооруженные нападения на американских военнослужащих и солдат ООН (в конечном итоге, как мы знаем, операция ВС США в Сомали полностью провалилась, американские военные были вынуждены буквально бежать из страны).

"Угроза физической расправы или организации военного переворота - не совсем эффективное средство воздействия". Это еще один достаточно неожиданный вывод, сделанный Стефаном Хосмером. По оценке автора, и Кастро, и Каддафи, и генерал Норьега, и прочие "цели" продолжали проводить "враждебную США политику". Даже после получения ясного и прямого предупреждения со стороны Вашингтона (фактически - угроз) о возможности осуществления подобных силовых акций. Ни один из них даже не пытался сделать вид, что согласен выполнить предъявленные ему Соединенными Штатами требования. Такое поведение, скорее всего, объясняется следующими причинами: эти руководители считали свои вооруженные силы и силы безопасности достаточно подготовленными и вооруженными для отражения любых силовых акций против них лично или возглавляемых ими режимов; ряд таких "неугодных" Вашингтону лидеров вполне обоснованно считал, что в случае, если они пойдут "на сделку" с США и выполнят их требования, они могут потерять доверие и поддержку народа и тех политических и военных сил, которые выдвинули их в вожди. Наконец, некоторые руководители были настолько преданы своему делу, что считали возможным отдать за него свои жизни.

С другой стороны, утверждается в исследовании, в определенных ситуациях представители высшего эшелона власти могут решиться на "сделку" с США, если будут полагать, что в случае массированных авиаударов по важным государственным и экономическим центрам их страны сильно возрастет недовольство этими руководителями со стороны широких слоев населения. Что вполне может приобрести форму вооруженного восстания с целью смещения правящего режима.

Стефан Хосмер прямо указывает на то, что некоторые лидеры могут быть больше озабочены своей безопасностью, а потому предпочтут прежде всего избежать "внешнего катализатора", например, в виде массированного применения ВС США авиационных средств поражения. Отсюда следует вывод о том, что в определенных условиях угроза проведения широкомасштабных воздушных операций может иметь больший вес на переговорах с неугодными лидерами, чем другие аргументы.

Поддержка Соединенными Штатами "народных восстаний", а также повстанческих и сепаратистских организаций (движений) в ряде случаев оказывала определенное положительное воздействие на неугодных лидеров, хотя большей частью результат таких усилий был более чем скромным. В качестве примеров подобного рода операций Стефан Хосмер привел Анголу и Афганистан. По его мнению, тайная широкая поддержка Национального союза за полную независимость Анголы (UNITA) и афганских моджахедов (Mujaheddin) привела к выводу "внешних" коммунистических войск из этих стран. Другой пример, изложенный в работе, касается тайной поддержки Вашингтоном отрядов никарагуанских "контрас" (Contras), что, как полагает автор, и заставило в конечном итоге "сандинистов" (Sandinista regime) прекратить поставки ВВТ сальвадорским партизанам и провести в Никарагуа демократические выборы.

Во всех этих и им подобных случаях успех американцев был достигнут благодаря наличию следующих факторов:

- поддерживаемые повстанческие движения имели возможность в сжатые сроки мобилизовать многочисленные отряды добровольцев;

- наличие доступа к необходимой военной инфраструктуре (базам) в непосредственной близости от района, в котором находятся "патронируемые" повстанцы;

- возможность практически беспрепятственно оказывать подобного рода поддержку на протяжении достаточно длительного периода времени;

- наличие у Вашингтона определенных целей военно-политического характера, по причине чего в отношении таких режимов не могла проводиться прямая вооруженная агрессия с использованием ВС США или ВС их союзников.

Самый надежный способ свергнуть враждебный режим - прямая вооруженная агрессия. Во второй половине XX века Соединенные Штаты три раза совершали вооруженную агрессию против неугодных государств, оккупировав три из них (теперь еще добавились Ирак и частично Афганистан. - Прим. В.Щ.): Гренаду (1983 г.), Панаму (1989 г.) и Гаити (1994 г.). Во всех этих случаях американское оккупационное командование полностью распускало армии и службы безопасности, которые поддерживали свергнутый режим, а также проводили выборы с целью избрания нового руководства государства, законодательной и исполнительной власти.

Таким образом, оккупация страны и полная смена всех ветвей и эшелонов государственной власти давала намного больший эффект, чем ликвидация одного высшего руководителя государства или же организация или поддержка военных путчей, осуществляемых антиправительственными силами. Даже угроза вооруженной агрессии может оказывать необходимое, отрезвляющее воздействие на лидеров, отмечает в своем исследовании Стефан Хосмер. Да, можно избежать покушения на себя или своих соратников, можно также нейтрализовать оппозицию или "задушить" путч, но противостоять прямой вооруженной агрессии с использованием всей мощи ВС Соединенных Штатов подавляющее большинство государств мира не может. В общем-то именно угроза командования коалиционных сил во время войны в Заливе (1991 г.) "двинуть танки на Багдад" вынудила Саддама Хусейна прекратить боевые действия и пойти на заключение перемирия. По мнению автора, это также заставило иракского лидера отказаться от мысли использовать оружие массового поражения (уничтожения) против коалиционных сил. Еще один пример, приводимый автором исследования, относится к Суринаму и тогдашнему лидеру государства Дези Бутерсе (Desi Bouterse). Двигаясь семимильными шагами к "коммунизму в кубинском стиле", он буквально через несколько дней после агрессии США против Гренады кардинально изменил свое "поведение". Быстро выпроводил из страны находящийся там контингент кубинской армии (которая, как показал опыт Гренады, не могла обеспечить защиты от американских войск вторжения), разорвал с Гаваной все связи, кроме дипломатических отношений, и стал буквально "заглядывать в рот" американскому Госдепу.

2. Условия, необходимые для планирования и проведения операций по ликвидации неугодных руководителей в будущем.

На основе анализа исторического опыта Стефан Хосмер изложил те условия, которые могут приводить к одобрению силовых акций в отношении неугодных лидеров, а также предпосылки для эффективного использования авиации в операциях по физическому уничтожению отдельных представителей руководства противника.

"Не навредить" - вот главное правило, которым должно руководствоваться должностное лицо, принимающее решение о проведении силовой акции против неугодного лидера. ВПР США должно понимать, что такие операции могут привести к совершенно противоположным результатам. Поэтому американские военные и политики должны быть полностью уверены, что возможная выгода, полученная в результате подобных действий на ближнее- и среднесрочную перспективу, превысит ту цену, которая была заплачена Америкой (имеются в виду не только сугубо финансовые расходы, но и возможные осложнения отношений Вашингтона с другими членами мирового сообщества).

Для более всесторонней оценки возможных последствий силовых акций подобного рода ВПР США должно прибегать к услугам ведущих экспертов по каждому конкретному региону. Это поможет составить более точный прогноз реакции противника и международного сообщества на успешно осуществленное уничтожение или свержение неугодного Соединенным Штатам лидера, а также даст возможность выявить влияние такой акции на расстановку сил в руководстве противника и возможное изменение направлений внешней политики "взятого на мушку" государства. Лица, ответственные за принятие решения, с большей вероятностью отдавали приказы о проведении силовой акции в отношении неугодного лидера в том случае, если они были твердо уверены: именно этот руководитель является ключевым звеном в государственном механизме выработки положений идущей в разрез с интересами США политики и проведении их в жизнь. Тем не менее, отмечает автор исследования, американское ВПР в подавляющем большинстве случаев все же избегало публичного (официального) признания того, что тот или иной вражеский лидер является истинной целью для силовой акции со стороны Вашингтона. Исключение составляли только такие "отъявленные злодеи" и террористы, как Усама бен Ладен.

Основной причиной такой скрытности Стефан Хосмер считает опасения Вашингтона получить обвинения в нарушении директивы №12333 (Executive Order 12333), запрещающей США осуществлять так называемые "политические убийства" - даже в такой форме, как подброс дезинформации противнику с целью "выманить" подобного рода неугодного лидера в места, где он будет чрезвычайно уязвим для вооруженных атак со стороны Соединенных Штатов или же поддерживаемых ими оппозиционных (антиправительственных) движений.

Впервые подобная директива была подписана президентом Фордом еще в 1976 г. (за номером 11905) и с тех пор подписывается каждым из последующих руководителей США. Однако, что самое интересное, эта директива в то же самое время в принципе не запрещала ВПР Соединенных Штатов планировать и осуществлять на практике действия, в том числе и силового характера, по устранению неугодных лидеров или режимов целиком - но открытым путем, а не методом тайных операций.

3. Оказание авиационной поддержки во время военных путчей и антиправительственных восстаний.

Сама по себе "воздушная интервенция" ВВС США, если речь не идет о стратегических бомбардировках, не может ни нанести сокрушающий урон поддерживающим режим силам, ни компенсировать слабость оппозиции, стремящейся свергнуть неугодную Вашингтону власть. Однако при наличии надлежащих условий и правильной организации процесса авиационная поддержка американских ВС может существенно повысить шансы участников военного путча или антиправительственных (оппозиционных) сил на успех.

Налеты американской авиации, осуществленные непосредственно перед путчем или восстанием, могут ускорить их начало и поддержать (хотя бы морально) повстанцев. Но если такие авиаудары будут проводиться на протяжении достаточно длительного времени и нанесут значительный ущерб силам безопасности и вооруженным силам правящего режима, успех оппозиционеров может быть еще более реальным. И все же, делает вывод Стефан Хосмер, широкое применение американцами авиации является одним из ключевых факторов, которые могут способствовать успеху вооруженного восстания (путча). Причем иногда одна лишь только информация о возможном оказании такой поддержки со стороны Соединенных Штатов может побудить колеблющихся и сомневающихся встать в ряды антиправительственных сил. И наоборот, факт наличия такой поддержки может оказать определенное воздействие на правительственные войска и заставить их сложить оружие или даже перейти на сторону повстанцев. И естественно, что, кроме такой психологической поддержки, удары ВВС США способны нанести серьезный ущерб боевому потенциалу проправительственных сил.

Основными задачами американской авиации в ходе оказания поддержки путчистам могут быть определены уничтожение авиации правительственных сил и предотвращение возможности оказания им авиационной поддержки извне; нарушение государственной системы управления и связи; блокирование или уничтожение частей бронетанковых и ракетных войск, а также артиллерии правительственных сил; оказание непосредственной авиационной поддержки оппозиционным силам.

Автор особо подчеркивает, что в случае, если ВПР США не имеет информации о точном времени начала путча, оно должно быть готово к немедленному решению вопроса о законодательном одобрении применения ВС в этих целях. Стефан Хосмер указывает и на особенности оказания эффективной авиационной поддержки во время антиправительственных восстаний (революций), которые, на его взгляд, имеют ряд существенных отличий от военных переворотов (путчей). Диссидентская активность в этих ситуациях имеет широкий спектр - от спонтанных (заранее не планировавшихся) народных выступлений (восстаний), которые довольно часто приводили к свержению дискредитировавших себя режимов, до сепаратистских восстаний разного рода (на почве политической, националистической, религиозной или этнической). Во всех этих случаях для достижения победы над верными режиму войсками и силами безопасности перед повстанцами стоят две главные задачи: добиться широкой поддержки народных масс и политических партий, сосредоточить в своих руках достаточную военную силу.

Для свержения режима, защищенного многочисленными и хорошо оснащенными армией и полицией, повстанцам необходимо в сжатые сроки мобилизовать в свои вооруженные отряды достаточное число добровольцев, которых к тому же необходимо соответствующим образом обучить и вооружить. Но переход от партизанских действий силами небольших отрядов к крупномасштабным операциям требует мощной поддержки извне: поставок ВВТ, проведения подготовки и организации необходимого материально-технического обеспечения повстанческой армии. В этом случае оказание авиационной поддержки извне может ускорить этот процесс, обеспечив надежную защиту отрядов повстанцев на начальном этапе революции (когда они еще плохо организованы и вооружены, а потому и наиболее уязвимы). На более поздних этапах такая поддержка станет играть роль "стратегического" резерва и позволит добиться успеха в ходе наступательных операций. Причем американские самолеты и вертолеты могут обеспечить бойцам повстанческих отрядов все виды поддержки, которые они оказывают своим собственным войскам.

4. Авиационная поддержка в ходе прямой вооруженной агрессии.

Ответственные за принятие соответствующего решения представители ВПР США могут отказаться санкционировать вооруженную агрессию и оккупацию "недружественного" государства, если они посчитают недопустимой ту цену, которую придется в конечном итоге заплатить: политические последствия, экономические затраты и человеческие жертвы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что после окончания Второй мировой войны Вашингтон санкционировал прямую вооруженную агрессию только против тех государств, армии которых были многократно слабее и не могли оказать серьезного сопротивления мощи ВС США (в исследовании не учитывались Афганистан и Ирак, но даже вооруженные силы последнего не могли идти ни в какое сравнение с ВС США. - Прим. В.Щ.). В результате американские генералы сравнительно быстро решали поставленные задачи и при минимально возможных потерях. Но даже при условии подавляющего превосходства в силах решение о начале вооруженной агрессии против Панамы и Гаити было принято только после того, как все попытки Вашингтона устранить неугодных лидеров другими способами ни к чему не привели.

В будущем вполне может возникнуть ситуация, когда военно-политическое руководство США может прийти к выводу о необходимости пригрозить началом или же осуществить на практике вооруженную агрессию против такого неугодного государства, которое имеет достаточно многочисленные и хорошо оснащенные вооруженные силы. Катализатором в процессе принятия такого решения могут послужить следующие действия государства-изгоя:

- действия или угроза проведения акций с использованием ОМП, которые могут вызвать большое количество жертв среди военного персонала или гражданских лиц - граждан Соединенных Штатов;

- неоднократное оказание спонсорской помощи в совершении террористических актов, направленных против граждан США и каких-либо американских объектов, или подстрекательство к их совершению;

- повторно начнет прямую вооруженную агрессию против какой-либо суверенной страны, которой Соединенные Штаты уже ранее помогали отразить такую агрессию.

5. Другие способы "воздействия и воспитания". В заключение следует отметить следующее. В то время как результаты каждой "атаки" на неугодного лидера - успех или провал - видны даже невооруженным глазом и могут быть легко задокументированы и продемонстрированы заинтересованным сторонам, возможные последствия психологического рода практически невозможно ни точно выявить, ни задокументировать. Также нельзя достоверно выявить и то, насколько шокировала акция "атакуемого" лидера или его соратников и сторонников внутри страны и за ее пределами. Наиболее достоверным источником получения информации подобного рода может быть только агентура, внедренная в ближайшее окружение неугодного лидера. Вследствие трудности всесторонней оценки влияния силовой акции на подвергнувшийся удару неугодный режим, Вашингтон более часто обращался к другим способам "воздействия и воспитания":

- отказ от признания таких режимов (правительств), угроза совершения такого действия, а также отказ от любого рода поддержки, оказываемой ранее;

- введение торговых санкций и эмбарго на поставки неугодному режиму ВВТ;

- всяческое воспрепятствование получению таким государством кредитов и любого рода помощи в международных финансовых организациях;

- организация осуждения и бойкота страны-изгоя членами международных организаций (например, ООН);

- распространение информации о негативных или преступных действиях правящего режима внутри этой страны-изгоя, среди ее населения;

- оказание, если позволяет военно-политическая обстановка, политической, финансовой и иной другой помощи невоенного характера оппозиционным движениям и организациям.

При этом в качестве "пряника" для оппозиционных неугодному режиму внутренних сил Соединенные Штаты обещали обычно быстрое признание нового правительства, содействие вступлению в различные международные организации, а также оказание огромной и разнообразной помощи - от гуманитарной до поставки современных ВВТ. Конечно, такие действия сами по себе, без "поддержки" силовыми акциями, очень редко приводили к устранению неугодных руководителей государств. Однако они существенно помогали в этом. Наиболее яркий пример - совокупность политических и экономических санкций, поддержанных "языком" бомб и ракет, что в итоге привело к поражению Слободана Милошевича на выборах в Югославии, а также к последовавшему затем окончательному развалу страны.

И все же наиболее эффективный и хорошо зарекомендовавший себя на практике способ устранения неугодного лидера или режима - дать команду своим солдатам примкнуть штыки и начать вторжение. В новом тысячелетии мы уже могли наблюдать это в Афганистане и Ираке. Но вот стало ли после этого на планете безопаснее? Вот уже и Россия в Ираке недавно понесла человеческие потери."