Уральский : Энергетическая безопасность глазами Илларионова. Хакамада

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"- Завтра "Коммерсант" обругает, - заявил человек, который сидел среди операторов, нацеливших камеры все в ту же стену.

- Хочется гашетку нажать, - признался один из них и в четырнадцатый раз спросил, где Андрей Илларионов. Прошло 20 минут. В зал вошла женщина и покачала головой, взволновав всю аудиторию. Впрочем, вскоре оказалось, что выступление не отменяется, а Андрей Николаевич просто застрял в пробке.

Спустя еще полчаса в зал вошел и сам Илларионов и, коротко извинившись за опоздание, начал лекцию, с лихвой искупившую ожидание слушателей. Проектор ожил и написал на стене жирными буквами: "Энергетическая безопасность".

Фантом
Первое, что сделал Илларионов - спросил у аудитории, что такое энергетическая безопасность. В целом, все дали схожие ответы. Кто-то говорил, что это способ заставить покупателей сменить правила игры, кто-то - что речь идет об обеспечении надежности поставок энергоносителей, корреспондент Ленты.ру предположил, что власти вкладывают в это понятие в первую очередь минимизацию политических рисков при осуществлении поставок.

В ответ Илларионов с изрядной долей ехидства предложил отыскать термин "энергетическая безопасность" в словарях и справочниках. Он отметил, что после встреч на высшем уровне европейские коллеги тоже часто задавались вопросом, что же такое эта энергетическая безопасность, которой к настоящему времени посвящены сотни семинаров, конгрессов и конференций.

По словам Андрея Николаевича, они вполне уяснили себе значение термина, испытав определенные неудобства в ходе газовой войны России и Украины минувшей зимой.

Впрочем, прищурился Илларионов, российская сторона ввела еще один термин - безопасность спроса, который европейцы уже решительно понять не могли. Он пояснил, что в рыночной экономике такого понятия вообще существовать не может, и напомнил, что предложения, подготовленные Россией к саммиту членов "Большой восьмерки", содержали черты плановой экономики.

Позже, когда эта тема вновь всплыла в обсуждении, Илларионов сказал прямо: энергетическая безопасность - фантом, который появляется вместе с вмешательством государства в ту или иную отрасль. По мнению Илларионова, лучше всего проблема энергетической безопасности лечится, если устранить государство из затронутой им отрасли. Он добавил, что можно, напротив, увеличить долю государства в отрасли - и обеспечить себе знакомство с проблемой энергетической безопасности на сколь угодно долгий срок.

Презентация
Исследование проблем энергетической безопасности Андрей Илларионов начал с анализа цен на сырье и энергоносители за последние полвека. Согласно его данным, цены на нефть с 1973 года опережают цены на другие товары. Различие становится гораздо более выраженным, если сделать поправку на индекс цен товаров без топлива.

Факт
Если пересчитать нынешние цены на нефть с поправкой на инфляцию, то окажется, что они не так уж высоки, а дороже всего нефть была во время второго нефтяного шока, когда один баррель стоил 90 современных долларов.

Экономист напомнил, что именно с 1973 года начинается замена свободного рынка энергоносителей управляемым, чему в большой степени способствовало образование OPEC, контролирующей мировой рынок нефти.

Согласно приведенным Илларионовым данным, темпы прироста добычи нефти и ее экспорта за последние 30 лет снизился более чем на 80 процентов. С 1975 года мировой ВВП вырос в 2,3 раза, а мощности OPEC - лишь на 5,4 процента. Причины этого просты, сказал Илларионов. В их числе - национализация соответствующих производств, квотирование добычи и экспорта, государственное управление нефтеразведкой и работа над поддержанием "справедливых цен".

Кроме того, у OPEC всегда остаются резервные мощности. Этот тезис Илларионов проиллюстрировал графиком, на котором было отмечено число одновременно работающих нефтяных скважин. Интересно, сказал экономист, что в девяностые годы, когда цены на нефть были в 2-3 раза ниже рыночных, в странах OPEC работало больше скважин, чем сейчас, когда на нефть существует довольно большой спрос. В то же время в странах, экспортирующих нефть, но не входящих в OPEC, наблюдается рыночная реакция на спрос - число скважин растет вместе с ценой на черное золото.

Он также обратил внимание слушателей на такой факт. С 1972 года добыча нефти выросла на 48 процентов. За это время добыча угля выросла в 2,3 раза, газа - в 2,4 раза, а мировая экономика выросла в 2,9 раза. Илларионов заметил, что в угольной отрасли почти нет государственных компаний и это единственная отрасль, которая оперативно отреагировала на ограниченный объем поставок нефти бурным увеличением предложения.

Андрей Илларионов напомнил, что для управляемых рынков характерны следующие симптомы: рост издержек, рост цен на нефть, увеличение волатильности цен на нефть. Кроме того, наблюдается снижение темпов роста добычи нефти, снижение темпов роста мирового ВВП и даже рост волатильности мирового ВВП. И, что характерно, управляемые рынки негативно влияют на сами страны - экспортеры нефти и поднимают проблему энергетической безопасности.

Он обратил внимание собравшихся на так называемую "ОПЕКовскую болезнь", которая выражается в сокращении ВВП на душу населения в странах-членах OPEC. Он напомнил, что в период свободного рынка энергоносителей этот показатель в странах OPEC опережал мировой на величину до 12 процентов. К настоящему времени ВВП на душу населения в странах OPEC в среднем на 42 процента ниже общемировых показателей.

В то же время, заметил Андрей Николаевич, страны - экспортеры нефти, не входящие в OPEC, увеличили этот показатель. Интересно, что показатель ВВП на душу населения растет и в странах - импортерах нефти. Отсюда Илларионов сделал простой вывод: важно не то, кому принадлежит нефть, а то, что с ней делают.

Свою мысль он проиллюстрировал сравнением четырех стран бывшего СССР - Азербайджана, Казахстана, России и Узбекистана. Оказалось, что среднегодовой рост ВВП выше в тех странах, где государству принадлежит меньше нефтяных активов.

Затронул Илларионов и вопрос удвоения ВВП, показав результаты расчета вероятности этого события с 1950 по 2003 год для различных групп стран. Оказалось, что для стран с рыночной экономикой этот показатель составляет 7,8 процента, а для стран с плановой - 3,4 процента. Почти такой же показатель, как и у плановых экономик, характерен для стран с переходной экономикой - 3,6 процента.

В целом у экспортеров нефти вероятность наступления этого события гораздо выше и достигает 18,6 процента. При этом, если взять соответствующие показатели для стран - экспортеров нефти до 1973 года (первого нефтяного шока), то они достигают 22,7 процента.

Интересно, что страны, не являющиеся членами OPEC, после 1973 года сохранили довольно высокую вероятность удвоения ВВП - 12,6 процента. А вот странам OPEC на многое рассчитывать не приходится - вероятность того, что они смогут удвоить ВВП, составляет лишь 3,6 процента, совпадая с показателем стран с переходной экономикой.

Чтобы избежать "холодного и темного будущего", сказал Илларионов, требуется снять любые ограничения для инвестиций - как для внутренних, так и для иностранных. Кроме того, необходимо осуществить полномасштабную приватизацию энергетических активов, так как частные энергетики работают эффективнее. Если это будет сделано в мировых масштабах, то OPEC будет ликвидирована, заявил бывший советник президента.

Говоря же о российских нефтяниках, он указал на тот факт, что в период с 1995 по 1999 год темпы прироста инвестиций в нефтедобывающую отрасль российской экономики были отрицательными, и составили -16,9 процента. Однако в период с 1999 по 2003 год, когда на рынке активно работали НК "ЮКОС" и "Сибнефть", произошло маленькое экономическое чудо, и среднегодовой прирост инвестиций составил 15,7 процента. С 2004 по 2005 год, когда "Юганскнефтегаз" перешел к "Роснефти" и началось масштабное огосударствление отрасли, обьем инвестиций сократился на 12,7 процента.

Он также подчеркнул, что с 2003 года российское правительство последовательно увеличивало налоговую нагрузку на нефтяные компании, национализировало нефтяные активы, объявило 39 отраслей экономики стратегическими и ограничило как внутренние, так и иностранные инвестиции. То есть с 2003 года Россия делает шаги в направлении, прямо противоположном указанным Илларионовым.

Вмешательство государства привело к тому, сказал Илларионов, что удельная доля России в мировой газовой отрасли за период с 1992 по 2005 год снизилась с 30,22 до 22 процентов. Кроме того, за последние два года в пять раз замедлились темпы прироста удельного веса России в мировой нефтяной отрасли. С 1998 до 2004 года этот показатель рос в среднем на полпроцента в год. После огосударствления крупных нефтяных активов он снизился до 0,1 процента.

Несколько слайдов было посвящено и любимой теме Илларионова - перечислению болезней, от которых страдает российская экономика. Он упомянул, что страна сейчас повторяет путь Венесуэлы, который ведет к серьезному снижению ВВП на душу населения. Кроме того, заявил бывший советник президента, страдает экономика России и от саудовской болезни, которая начинается, когда страна использует энергетическое оружие против своих соседей и партнеров.

Под конец выступления Илларионов задался вопросом, каковы корни энергетической безопасности. В Венесуэле, сообщил президент "Института экономического анализа", нефть считают экскрементом дьявола, а в Саудовской Аравии называют благословением Аллаха. По мнению самого же Илларионова, нефть не является ни тем, ни другим, и дело не в самой нефти, а в отношении к ней со стороны государства. И дискуссия плавно перешла к обсуждению государства и госкомпаний.

Роснефть
В ходе своего выступления Илларионов не раз возвращался к компании "Роснефть". Он, в частности, приводил показатели крупнейшего актива НК "ЮКОС", "Юганскнефтегаза", до и после приобретения его "Роснефтью".

Выходило так, что новый, государственный менеджмент не может руководить компанией так же эффективно, как старый, частный. Так, например, выручка "Юганскнефтегаза" после перехода к "Роснефти" сократилась на 17,1 процента, а себестоимость добычи нефти выросла на треть.

В ответ на это один из слушателей сообщил, что ранее компании "ЮКОС" и "Сибнефть" добывали нефть методом гидроразрыва пласта, который дает хорошие результаты, но очень плохо отражается на экологической обстановке вокруг месторождения и на самом месторождении. Поэтому, сделал вывод оппонент Илларионова, могут наблюдаться меньшие показатели в добыче.

Илларионов уделил этому вопросу особое внимание, заявив, что давно его изучает. По словам Андрея Николаевича, технология гидроразрыва пришла в Россию вместе с иностранными специалистами, нанятыми теми же "ЮКОСом" и "Сибнефтью".

Он отметил, что в СССР нефть традиционно добывали иначе, в то время как в мире преимущественно используется именно метод гидроразрыва пласта. При этом, уточнил Илларионов, "Юганскнефтегаз" после перехода к "Роснефти" и "Сибнефть" после перехода к "Газпрому" по-прежнему добывают нефть методом гидроразрыва пласта.

Уже в конце своего выступления Илларионов высказал свое мнение по IPO "Роснефти". Соответствующий вопрос ему задал иностранный журналист. IPO "Роснефти" - это преступление, заявил Андрей Николаевич. Он сделал паузу и повторил по-английски: It's a crime.

Илларионов подчеркнул, что IPO любой государственной компании, будь то "Роснефть" или, например, один из активов РАО "ЕЭС России", готовящихся к выходу на рынок, является не чем иным как "хищением в особо крупных размерах", а также преступлением против российского народа и российского правительства.

Он пояснил, что сейчас госкомпания "Роснефть" фактически принадлежит всем россиянам. После IPO вырученные средства попадут не в федеральный бюджет, как это бы произошло, например, в ходе приватизации, а в бюджет самой компании.

Илларионов даже сделал прогноз, согласно которому любое следующее правительство, которое будет сформировано в России, вне зависимости от своей политической позиции, первым своим постановлением потребует возврата государственной собственности, перешедшей в частные руки в ходе таких IPO.

В ответ на вопрос корреспондента Ленты.ру о том, является ли IPO многочисленных китайских госкомпаний преступлением против китайского народа, Илларионов ответил, что китайский опыт его не интересует, так как его занимает и тревожит российская экономика.

Эпилог
После выступления Илларионову задавали множество вопросов. Один из них прозвучал даже два или три раза - стоит ли ожидать после 1 июля обострения в отношениях России и Украины в сфере поставок газа. Илларионов, улыбнувшись, ответил, что вряд ли это обострение произойдет ранее 17 июля, когда последний самолет с представителями стран G7 покинет Россию.

Он также заявил, что есть две точки зрения на саммит. С одной стороны, некоторые политики не хотели бы проводить саммит, потому что путь, выбранный российским правительством, направлен не на продвижение демократии. Другие, как например, Джордж Буш, хотят несмотря ни на что приехать, чтобы показать - настоящие демократии никого не подвергают остракизму, блокаде, дискриминации. Существует и третий путь, заметил Илларионов, но отказался его назвать, сославшись на то, что объявление о нем заранее сделает его невозможным.

Закончить наш рассказ хочется на жизнеутверждающей ноте. В конце презентации Андрей Николаевич привел цитату из выступления первого вице-премьера Дмитрия Медведева, подтверждающую все то, что он уже сказал в рамках своего выступления.

Звучала цитата так:

Государство должно сохранить контроль в стратегических компаниях, а все остальные могут и должны быть в частной собственности. Государство - далеко не самый эффективный собственник. Поэтому оно должно присутствовать только в определенных, критически важных для обеспечения безопасности страны компаниях. "