Уральское зазеркалье

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Патрушев: "Уральский округ - это организованная преступность, коррупция и наркомания"

© "Совершенно секретно", декабрь 2000, Фото: Lenta.Ru

Уральское зазеркалье. Почему ссорятся полпред с губернатором

Евгений Толстых

Converted 12346.jpg

В Екатеринбурге директор ФСБ Николай Патрушев побывал в прошлом году. Не исключено, что по инициативе полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе (УрФО) Петра Латышева. Разногласия последнего со свердловским губернатором Эдуардом Росселем стали некой политической банальностью. Ее подоплеку кое-кто понимал как результат перетягивания властного одеяла: с одной стороны «местный кадр» Эдуард Эргартович (назначен в 1991-м, в ноябре 1993-го отстранен от должности Ельциным за попытку создания Уральской республики, но в августе 1995-го в результате победы на выборах вновь стал руководителем области); с другой — «московский варяг» Петр Михайлович, присланный новой властью «приглядывать» за старой, да еще без прописанных в Конституции полномочий... На самом деле в основе конфликта, скорее всего, кроются иные мотивы. Направленный в регион бывший «милиционер» (заместитель министра внутренних дел) Латышев не мог не увидеть того, что лаконично выразил на одном из брифингов Николай Патрушев: «Уральский округ — это организованная преступность, коррупция и наркомания». Правда, вряд ли самому главному контрразведчику России для осознания этого обстоятельства понадобилась личная поездка за Уральский хребет. Это могло быть в том случае, если Николай Платонович не вполне доверял персоналу своего ведомства, «обслуживающему» Свердловскую область.

В начале 90-х годов процесс растаскивания страны стремительно набирал обороты. Именно в 1992-м предприятиям Среднего Урала разрешили продать за кордон пять процентов годового объема произведенной продукции. Половину расчетной выручки в два миллиарда долларов «экспортеры» могли использовать по своему усмотрению. На другую половину (один миллиард «зеленых») «пионеры мирового рынка» должны были закупить для области продовольствие, медикаменты, оборудование для легкой и перерабатывающей промышленности.

Что же отправляли за рубеж и что везли оттуда? Богуславский алюминиевый завод менял десятки тонн металла на... шкурки енотовидных собак. Первоуральское ПО «Хромник» отправляло в Китай сотни тонн триокиси хрома в обмен на штаны и куртки. По свидетельству местной газеты «Начало», за редкоземельные металлы из Болгарии получали кетчуп и вино.

В «экспортном» потоке было 12 процентов алюминия; 28 процентов меди; титана и сплавов — 4 процента; чугуна, проката, стали — 22 процента; редкоземельных элементов — 5,6 процента. Сама же «продукция», которая подразумевалась, — машины, запчасти, товары народного потребления — составляла лишь 0,13 процента уходящего за рубеж добра! Квоты на вывоз всего этого подписывал лично глава областной администрации Эдуард Россель. Управление федеральной контрразведки возглавлял генерал Воронов.

...Уголовные дела № 109 и 124, находящиеся в производстве следственного отдела Управления ФСБ РФ по Свердловской области, добыть для изучения и анализа было практически невозможно. Даже Управление Генеральной прокуратуры в УрФО долгое время было лишено удовольствия пролистать страницы следственных документов, первые из которых датированы 1997 годом. Может быть, уральские чекисты напали на шпионскую сеть, террористическую организацию, антиправительственный заговор?

А вечером стулья!

В 1991 году дирекция Верх-Исетского металлургического завода (ОАО «ВИЗ») решила создать малое предприятие «ВИЗ-экспорт». Целью этой естественной в те годы акции являлось «удовлетворение потребностей Верх-Исетского металлургического завода в квалифицированном осуществлении внешнеэкономической деятельности и получение прибылей». Для удовлетворения сих потребностей руководство «ВИЗ» совместно с гражданином Германии Кенигбауэром организовало и коммерческую фирму «G.K.Steel Treiding Gmbh». Она должна была наладить торговлю за валюту уральской трансформаторной сталью. Сталь-то на Урале, конечно, нашлась. А вот с валютой у партнера — Харбинской индустриальной внешнеторговой компании (КНР) — оказалось туго. И она расплатилась за две тысячи тонн поставленного ей металла... кожаной мебелью в количестве 1182 комплектов на сумму 3 миллиона 120 тысяч швейцарских франков. Трудно сказать, как собирались обратить кресла и диваны в доллары и фунты «негоцианты» из Екатеринбурга, чтобы поправить финансовое положение родного предприятия, но мебель обратно не отправили. Мало того, с мебелью стали происходить странные манипуляции.

Как следует из материалов следствия по делу № 124, к таможенному оформлению из 1182 комплектов было предъявлено лишь... тридцать! Остальные ввезли в Россию обычной контрабандой. Кроме того, у следствия оказались документы, согласно которым по трем контрактам в страну поставили еще 60 вагонов такой же мебели на сумму свыше 3,5 миллиона все тех же швейцарских франков. И тоже контрабандно.

Управление Федеральной службы налоговой полиции по Свердловской области начало расследование собственного уголовного дела № 109 по факту сокрытия от налогообложения руководством ОАО «ВИЗ» полученных доходов на сумму более 13 миллиардов рублей за период с 1993 по 1996 год. (Цифры, естественно, в неденоминированных рублях.)

Оба дела были переданы в ведение контрразведки.

После окончания ревизии и анализа ее результатов следственным отделом УФСБ в 1998 году планировалось привлечь к уголовной ответственности генерального директора ОАО «ВИЗ» В. Кавтарева, его сына А. Кавтарева — директора управления внешнеэкономических связей, бывшего главбуха и других. В общем, обычное уголовное дело, с той лишь разницей, что связано с внешней торговлей, валютными операциями, крупным ущербом, а потому и отнесено к компетенции спецслужб.

Однако «рутинное дело» развивалось по не совсем привычному сценарию.

Следователь УФСБ М.Тищенко, раскручивавший мебельные махинации, замечал, что после каждого доклада о ходе расследования «109-го» начальнику УФСБ по Свердловской области генералу Г.Воронову случались разные ЧП. Так, после аудиенции у начальника на «ВИЗе» произошел пожар именно в том помещении, где находился шкаф с необходимыми для расследования документами. Были и другие совпадения, закончившиеся тем, что по указанию генерала Воронова Тищенко сначала был отстранен от злополучного дела, а потом и вовсе уволен из органов.

Тищенко заменил следователь В.Казанцев. Он тоже пытался докопаться до истины. Но и при нем странности продолжались: из дела исчезали документы о деятельности отца и сына Кавтаревых, совместного российско-германского предприятия «G.K. Steel Traiding Gmbh». Причем никакого служебного разбирательства, как говорят, не проводилось, виновных в пропаже даже не искали. После этого у сотрудников следственного отдела уже не вызывало сомнения то, что уголовное дело обречено на развал. Что и произошло.

14 июня 1999 года старший помощник прокурора Свердловской области по надзору за исполнением законов о федеральной .безопасности и межнациональных отношениях, старший советник юстиции Валентин Волков своим постановлением прекратил за недоказанностью уголовное дело в отношении В.Кавтарева, обвиняемого в контрабанде. Вот фрагмент из постановления о прекращении дела.

«...Конкретное лицо, отвечающее за декларирование поступающей по контракту мебели на сумму 1 209 400 франков, не установлено.

Как пояснил Кавтарев, часть мебели принадлежала работникам ТОО «ВИЗ-экспорт» и ТОО «Русь» (интересно, металл, на который меняли эту мебель, тоже принадлежал этим работникам? — Ред.), они и должны были декларировать товар.

Как установлено следствием, ТОО «ВИЗ-экспорт» и ТОО «Русь» ликвидированы, бухгалтерские документы этих организаций к делу не приобщены в связи с их отсутствием».

«Благодарное» дело

«Всем правит случай. Знать бы еще, кто правит случаем», — улыбнулся когда-то веселый поляк Станислав Ежи Лец.

Конечно, случай определил форму участия генерала ФСБ Воронова в судьбе малозаметной фирмы «ВИЗ-экспорт». Именно в период становления молодого фигуранта «мирового рынка» вполне зрелый контрразведчик въезжает в трехкомнатную квартиру по адресу улица Жукова, 7, в городе Екатеринбурге. Все бы, как говорят, ничего, общественности только порадоваться улучшению жилищных условий ответственного работника, стоящего на страже государственных интересов, но тут... Случай? Конечно! Дело в том, что правом собственности на эту квартиру обладала как раз-таки «ВИЗ-экспорт». Волею случая генерал оказывается соседом практически всех учредителей «ВИЗ-экспорт», проживающих в доме по улице Жукова. А тут — дело о контрабанде!.. Ну, слава Богу, прекращено за недоказанностью старшим помощником прокурора Свердловской области В. Волковым. Правда, после этого Волков почему-то был срочно переведен на работу в далекий Магадан. Знающие люди полагают, что перевод был обусловлен не плановой ротацией. Причиной вроде бы послужила особая настойчивость и заинтересованность Управления прокуратуры Уральского федерального округа обстоятельствами прекращения уголовных дел по ОАО «ВИЗ». Да, да, тех самых. И Волкова решили отправить подальше от «горячей точки». Кто решил? Ну, наверное, тот, кто «правил случаем»...

А незадолго до перевода Волков въезжает в квартиру первого заместителя прокурора Свердловской области Ф.Кондратьева в связи с улучшением последним своих жилищных условий. А потом переселяется в новостройку на улице Викулова. Квартирами (недешевый товар!) обзаводятся сыновья Воронова и Волкова.

Естественно, квартиры они оформляли на близких родственников или прикрывались областными структурами — Управлением делами губернатора и правительства Свердловской области.

Но не один «квартирный вопрос» испортил руководящих сотрудников уральских спецслужб.

Уральская пресса не раз писала о связях высокопоставленных офицеров Управления ФСБ по Свердловской области с криминальными авторитетами. Упоминалась фамилия заместителя генерала Воронова, начальника отдела экономической контрразведки полковника С.Рахманова. Анализировались его связи с одним из местных авторитетов Яковлевым, одноклассником Рахманова.

Не обошли журналисты вниманием и «спонсорские связи» свердловских чекистов. Равиль Хакимов (кличка Татарин), владелец крупнейшей на Урале фирмы по продаже автомобилей, неоднократно привлекавшийся к уголовной ответственности, фактически содержит футбольную команду УФСБ. Он оплачивал поездки чекистов-футболистов на Полицейские игры в Швецию и Объединенные Арабские Эмираты.

Крупным держателем акций коммерческой структуры ОПС являлся полковник КГБ в отставке, директор «Дома внешней торговли» Г.Хаснутдинов. Еще в 1993-м УФСБ по Свердловской области изучало его деятельность в связи с вывозом за рубеж тридцати тонн циркония в обмен на продовольствие. Схемы знакомые и популярные в те годы — в следственных органах масса подобных дел с судебной перспективой. Операция «Цирконий», как говорят, оценивалась в восемь с половиной миллионов долларов. Но по указанию руководства УФСБ работа с Хаснутдиновым была прекращена. Как было закрыто дело о незаконном обороте спиртосодержащей продукции, в котором главной фигурой был опять же Хаснутдинов.

В одном из интервью генерал Воронов на вопрос: «Почему ваши сотрудники ФСБ предают государственные интересы?» — ответил: «Мы — дети своего времени, отсюда и некоторые накладки. То же самое слабое материальное положение...»

«Где же прокурор?!» — так и хочется спросить.

А он, как мы уже сказали, в Магадане. По служебной линии. Бывшему заместителю военного прокурора Екатеринбургского гарнизона Олегу Яковлеву еще в 1997-м предъявлено обвинение в вымогательстве. Попал в дорожно-транспортное происшествие, повредил машину, потребовал от якобы виновника ни много ни мало... сорок тысяч долларов. Бывший прокурор Свердловской области В.Туйков — в отставке.

Его заместитель Кондратьев — в новой квартире. Кстати, о Кондратьеве. При формировании федеральной прокуратуры в УрФО начальником управления по распоряжению заместителя Генерального прокурора Ю.Золотова был назначен Кондратьев. Но вскоре Золотев вынужден был отказаться от его услуг на этом поприще и вернул прокурора на прежнее место. Из множества версий о причинах такой рокировки наиболее вероятна та, по которой Кондратьев не проявлял особого рвения в борьбе с коррупцией в Свердловской области...

Именем президента...

Генерал же Воронов с поста начальника УФСБ по Свердловской области ушел в отставку. И влился в ряды чиновников. Сейчас он возглавляет Совет общественной безопасности — детище губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя. Губернатору, видимо, нужны такие люди: с опытом интриги, связями в самых разных кругах — как в сфере криминала, так и среди борцов с ним. Росселю, по мнению экспертов, предстоят серьезные политические конфликты, из которых он хочет выйти победителем Злобой ценой. Основа этих конфликтов была заложена еще в 1993-м, когда свердловский губернатор задумал некую Уральскую автономию от России.

Тогда Эдуарда Эргартовича остановили. Но имя Росселя стало знаковым в процессе сознательного ослабления Федерации. Это с одной стороны. С другой — вирус суверенизации, проникнув в сознание части свердловской элиты, не мог не дать сопутствующих симптомов, среди которых коррупция — не на последнем месте.

Нынче настали иные времена. Если у Центра пока не дошли руки до искоренения преступных связей власти и криминала, то уж к сохранению федеративной целостности Москва стала относиться с трепетом. Для того и полпреды в округа поставлены. О непопулярности идеи Росселя о дальнейшем разграничении полномочий между органами государственной власти РФ говорит хотя бы то, что в состав окружной комиссии по выработке предложений о разделе власти между Центром и регионами вошли его оппоненты, а не сам губернатор.

Но Россель не из тех, кто сдается после первого намека на удар. К тому же он наверняка понимает, что сейчас ставка — не только наработанный имидж, должность, но и, возможно, свобода. Как сообщили информационные агентства, обвинения Против Росселя, выдвинутые в США в ходе [page_11021.htm расследования дела «РусАла»], могут напрямую отразиться на его административном, политическом, гражданском самочувствии. Обвинения серьезные: [page_9730.htm Росселю инкриминируют получение взятки в 850 тысяч долларов...]

Не так давно служащие аппарата полномочного представителя президента в УрФО были сильно удивлены. В «Областной газете» появился текст приветствия Владимира Путина организаторам и участникам нижнетагильской выставки «Оборона и защита 2001». На самом деле такого текста в администрации президента РФ не готовилось и президент, понятно, ничего такого не подписывал. Интересно, что появилось приветствие на первой полосе газеты рядом с аналогичным по жанру документом, подписанным Эдуардом Росселем. Проведенное профильными федеральными структурами и областной прокуратурой исследование показало, что речь идет о намеренной фальсификации документа, якобы исходящего от главы государства.

А тут еще одно. Некая организация «Промышленный парламент Урала» распространила от имени ряда предприятий весьма недвусмысленное заявление. В нем говорится, что в Уральском федеральном округе сложилась кризисная ситуация, связанная с переделом собственности. Главной причиной кризиса авторы заявления считают бездействие окружных властей и полпреда Латышева. «Промышленный парламент» в целях разрешения кризиса предлагает отправить полпреда в отставку. Как вскоре выяснилось, ни одно из предприятий, якобы подписавших резолюцию, — Нижнетагильский металлургический комбинат, Уралмашзавод, Северский трубный завод, «Свердловскэнерго» — ничего не подписывало и в «чрезвычайной сессии» этой организации не участвовало.

И вновь политические аналитики высказывают предположение, что за всеми этими неуклюжими фальшивками может стоять ближайшее окружение губернатора, которому жизненно важно сохранить «уральский коррупционный хребет».