Урановая Измена

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Черномырдин передал США весь стратегический запас оружейного урана Росии

1049438869-0.jpg Лев Максимов, новосибирский физик-ядерщик, директор закрытого Института физико-технических проблем металлургии и машиностроения Минатома, разработал проект модернизации АЭС с переводом их на использование тория вместо урана.

Это снимает с повестки дня не только опасность радиоактивного загрязнения при возможных авариях реакторов, но и решает одну из самых глобальных мировых экологических проблем — утилизацию отработанного ядерного топлива.

После этого его пытались убить дважды.

Впервые покушались на территории секретного химкомбината Минатома. Обошлось.

Пять лет спустя заказ был повторен. Вечером по эскалатору метро за ним спустились несколько парней. Заслонив от немногочисленных в тот поздний час пассажиров, через спецприбор ударили его током, чтобы «выключить» сердце. Осевшему без сознания на ступени человеку попытались свернуть шейные позвонки и ударили по голове кастетом. Покушение заняло не более 15 секунд… Внешне все выглядело как несчастный случай: пожилому человеку стало плохо, он упал на эскалаторе и сломал шею. Но ему чудом удалось выжить — убийцы, воткнув электроды, перепутали левую ногу с правой. Иначе от удара током сердце остановилось бы.

Почему же Максимова старались убрать так настойчиво и «аккуратно»? Казалось бы, всего лишь ученый, получивший международный патент на конструкцию безопасных ядерных реакторов. Однако своим изобретением он ввел новую категорию мировых конвертируемых ценностей, давая возможность России в этой системе управлять правилами игры. Этим проектом он «зажег свет в комнате, где налажено воровство», невольно вскрыв, пожалуй, самое крупное предательство последних десятилетий по отношению к государству.

Лев Максимов:

- В моих работах обоснована технология перехода мировой ядерной энергетики на новую элементную базу — использование принципиально новой конструкции тепловых элементов (ТВЭЛов) в виде так называемых микрокапсулированных и микроканальных ТВЭЛов. В результате их использования ториевый ядерный реактор способен работать без перезагрузки порядка 30-50 лет. И это как минимум. Однажды загруженное ядерное топливо заканчивается к тому времени, когда сама станция исчерпывает свои ресурсы. Нынешние же урановые реакторы пополняют землю ядерными отходами каждые полтора-два года. И главное, в отличие от урана, при использовании тория не образуется плутоний и другие трансурановые элементы.

Ториевая энергетика открывает выход на мировой рынок новых сверхгигантских залоговых ценностей. В ториевом цикле появляется перспектива использования государственных запасов оружейного урана и плутония теперь уже в мирных целях — в ядерной энергетике.

Эти стратегические материалы могут быть применены в качестве так называемого запального элемента в ториевых реакторах. США, рассекретив свой Манхэттенский проект, «признались», что затратили на наработку государственного запаса оружейного урана и плутония 3,9 триллиона долларов. Учитывая сохранявшийся во время «холодной войны» ядерный паритет, можно говорить, что такая же сумма была затрачена и Советским Союзом. Такие гигантские деньги могут снова стать «живыми» для нашей страны. Более того, как следует из расчетов, не опровергнутых Минатомом на закрытых парламентских слушаниях в Госдуме в июне 1997 года, 1 тонна указанных материалов в ториевом реакторе конструкции Максимова дает итоговое энерговыделение, эквивалентное более 100 млн. тоннам нефти. Соответственно, цена оружейного урана и плутония в будущем может превышать 16 миллиардов долларов за тонну (при уровне цен на нефть 1997 года). Глен Сиборг, выдающийся американский ученый, руководивший Комиссией по атомной энергетике США (аналог Минсредмаша СССР), лауреат Нобелевской премии, еще в 1971 году заявлял, что «плутоний может заменить золото в качестве мирового монетарного стандарта…». В отличие от золота с его, строго говоря, иллюзорной ценностью, запас которого у нас в значительной мере истощен, с внедрением новой ториевой технологии Россия будет обладать реальными залоговыми ценностями будущего — носителями энергии! В денежном эквиваленте речь идет о новых залоговых ценностях величиной более 10 триллионов долларов.

Ядерные мины

В ядерной бомбе используют не менее 4 защитных блокировок, а на атомных станциях — всего одну. Академик Лев Феоктистов, соратник академика Андрея Сахарова и в научном мире величина, возможно, даже большая, первым из мировых ядерщиков решился написать, что «ни один из ныне существующих реакторов (109 в Америке, 30 у нас), работающих по принципу выгорания, нельзя отнести к безусловно безопасным. И если вдруг регулирующие стержни покинут активную зону… никакая аварийная защита не поможет». Наружные приводы таких стержней — это конструкции, которые и обычной гранатой можно разрушить. На год же непрерывной работы в реактор ВВЭР-1000 загружают урана-235 порядка тысячи килограммов, то есть в количестве нескольких десятков атомных бомб.

Лев Максимов:

- Решение проблемы безопасности ядерных объектов, ставшей столь очевидной после событий 11 сентября, я излагаю и в письме к Джорджу Бушу, поскольку несколько обращений к двум президентам России остались без ответа. Так вот, если в результате любого мыслимого теракта авария случится на ториевом реакторе моей конструкции, загрязнение будет локальным, где-то в пределах самой станции, без ядерного взрыва, подобного Чернобылю.

Существующие атомные станции становятся бомбами замедленного действия, которые страна «подложила» сама себе. Террористическая угроза и для России видится в нынешней ситуации, к сожалению, вполне реальной хотя бы потому, что все пути для этого практически открыты. Так, плутониевые реакторы Сибирского химического комбината (СХК) «спрятаны» под колпаком, который проектировался только для защиты от снега. Но это делалось в условиях, когда объект находился под охраной дивизии противовоздушной обороны. Два года назад военных убрали. Теперь любой спортивный самолетик проткнет эту крышу, как картонку. Авария уничтожит город.

Страна, которая торгует собой

Проект строительства ториевых реакторов признала прорывным высшая атомная инстанция — комиссия Курчатовского института. Уже восемь лет на руках Льва Максимова имеется и базовый международный патент, защищающий права России на эту технологию в двадцати европейских странах. Однако на родине проект упорно стараются «задавить».

Причина в том, что в ториевой энергетике запальным элементом служит уран. А в 1993 году Виктор Черномырдин, будучи премьер-министром, утвердил «Соглашение между правительством РФ и правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия». В соответствии с этим документом наша страна обязалась передать Америке 500 тонн оружейного урана, то есть практически весь ядерный потенциал. Пока государство не знало, что делать с оружейным ураном и плутонием, собственный глава правительства при отсутствии контроля продал по дешевке ядерный паритет.

Свои «дивиденды» нынешний посол России на Украине разделил с бывшим министром Минатома Виктором Михайловым и рядом других людей. Позже эту сделку опекал Анатолий Чубайс.

Лев Максимов:

- У меня есть стенограмма выступления министра Михайлова, из которой следует, что он, прежде чем что-то предпринять по урановой сделке, консультировался с Чубайсом. Как известно, все, что касается национальной безопасности, подлежит обязательной ратификации в Федеральном Собрании. Но никто из организаторов «урановой сделки», в нарушение конституционных требований, и не подумал внести на ратификацию этот документ. Понимали, что первый же вопрос, который им будет задан: а сколько оружейного урана, собственно, остается в стране? Вышло, что я своим изобретением случайно «зажег свет в комнате», где было налажено воровство.

Выездная комиссия из пяти профильных комитетов Госдумы во главе с доктором технических наук, физиком из Арзамаса-16 Иваном Никитчуком три дня проверяла в Институте физико-технических проблем металлургии и специального машиностроения обоснование ториевого проекта. В итоге комиссия оценила, что те 500 тонн, которые американцам передали за 11,9 миллиарда долларов, стоят минимум 8 триллионов долларов! И пока продолжает действовать «Соглашение…», Россия каждые сутки теряет валютных ресурсов более чем на один миллиард долларов. Стоит добавить, что расчеты велись на основании тогдашних цен на нефть 1997 года. Сегодня сумма возросла как минимум в три раза.

Надо отдать должное, специалисты не испугались озвучить эти цифры на закрытых парламентских слушаниях в Госдуме в 1997 году. Материалы заседания были официально направлены президенту Ельцину, премьер-министру Черномырдину, в Совет безопасности, в Госдуму и Совет Федерации, Минатом. В ответ — тишина.

Документами слушаний заинтересовался генерал Лев Рохлин. Он нашел Максимова в Новосибирске, которому, в частности, и обмолвился о том, что украденный правительством уран и плутоний — собственность Министерства обороны. Если же разрубить «урановый узел», то нищее сегодня ведомство сможет получить обратно хотя бы часть таких гигантских ценностей.

Генерал Рохлин заявил, что у бригады Второго следственного управления есть достаточно оснований сделать в Совете Федерации доклад о потерях государства в «урановом беспределе». Примерно тогда же на Максимова было совершено покушение в метро.

Покер Минатома

Сегодня Россия собственником оружейного урана юридически уже не является. По данным, которые удается отслеживать, вывезли больше трети государственного запаса. Сколько на самом деле — усиленно скрывается. Однако, судя по расторжению договора по ПРО, вероятно, отправили очень много. Возникает вопрос, не торопится ли президент Путин «отчитаться» и по остаткам, опережая американцев с сокращением числа ракет?

Руководство Минатома не смогло опровергнуть научно-технические расчеты по ториевому реактору. Стоит особо подчеркнуть, что ни одного отрицательного научно-технического заключения Минатома по концепции ториевого топливного цикла не существует.

Однако в результате раскрытия сути «урановой измены» институт, которым руководил Максимов, профильный секретный объект Минатома, был фактически ликвидирован. Министерство не пожалело отрубить себе «правую руку».

Лев Максимов:

- Де-юре институт существует, я по-прежнему подписываюсь как исполняющий обязанности директора. А на самом деле в 1994 году его работа была прервана. Это беспрецедентный случай, когда организация, отнесенная двумя распоряжениями федерального правительства к перечню особо режимных объектов, была ликвидирована группой преступных лиц. Они изъяли пропуска сотрудников, попросту выбросили людей на улицу без какого-либо законодательного оформления, не выдав им даже трудовые книжки. Все наши архивы, включая материалы по 10-ти важнейшим, прорывным изобретениям, которые были полностью подготовлены к патентованию за рубежом, похищены со взломом помещений.

На секретный государственный НИИ не могла просто «наехать братва». Такие операции по рангу лишь спецслужбам. В государственных кулуарах столицы ему по-хорошему посоветовали «успокоиться и не искать на свою голову приключений». Вышестоящие ЦУ новосибирские силовики получают до сих пор. Некоторое время назад они опять жестко «намекнули» Максимову, чтобы тот прекратил писать в Совет безопасности.

Создаваемые Минатомом документы, определяющие энергетическую политику страны, покрывают следы урановой сделки и последовательно подводят к тому, что Россия вообще может потерять статус ядерной державы. Так, сотворенная министром Евгением Адамовым и утвержденная правительством «Стратегия развития атомной энергетики России… до 2013 года», сориентировала страну на развитие так называемых быстрых реакторов, которые нарабатывают плутоний. Вопросы же ториевой энергетики в документе указаны как второстепенные, разработкой которых Минатом намерен заняться лишь после 2010-2013 года. Примечательно, что именно к этому сроку мы обязаны весь оружейный уран отдать подчистую.

Не менее интересно, что патент Максимова на приоритетные права России в ториевой энергетике теряет юридическую силу как раз в 2013 году. За подтверждение патента в Америке нужно заплатить всего 9 тысяч долларов пошлины. Зато за последующее использование запатентованной технологии можно назначать любую цену! Не хочешь платить за лицензию — сиди «на ядерной бомбе». В очередном обращении к президенту В. Путину (от origindate::28.03.02) ученый особо говорил о том, каким «козырным тузом» может стать этот патент в отношениях России со Штатами и Европой.

Кроме того, о каком развитии атомной энергетики по разработанной Минатомом «Стратегии…» стоит говорить, когда бывший первый заместитель министра Валентин Иванов фактически рассекретил на заседании ядерного общества России сведения о том, что урана в России осталось всего на 10-15 лет. Главные ураносодержащие месторождения в Казахстане и Узбекистане стали собственностью других государств. У нас осталось всего одно, где урана добывается в несколько раз меньше, чем необходимо. Сейчас Минатом работает на тех запасах, которые были накоплены еще в прошлые времена.

Ториевая панацея

Ториевые реакторы можно строить уже сегодня. Модернизация реакторов одной АЭС для работы на новой элементной базе оценивается примерно в 100 миллионов долларов. Но мощность станции при этом увеличивается как минимум в два раза. В итоге получается, можно сказать, еще одна АЭС. Строительство АЭС с нуля обходится обычно в 2-3 миллиарда долларов.

В отношении запасов ториевой руды судьба дала России огромный подарок. Так, в 20-ти километрах от Сибирского химического комбината (СХК, Минатом Томск-7) находится гигантское месторождение тория. Рядом расположена железная дорога, «приложена» промышленная инфраструктура СХК, поэтому, в отличие от других стран, российский торий будет предельно дешевым.

Переведя СКХ на торий, можно было бы не только отработать новую технологию, но и сохранить крупнейшее предприятие страны. Сейчас оно испытывает огромные финансовые трудности, связанные с необходимостью остановки двух реакторов, которые до сих пор работают на оружейном плутонии.

Поэтому как нельзя более удачным казалось назначение гендиректором комбината Валерия Ларина — профессионала именно в сфере разработки рудных месторождений. Под руководством Ларина, ставшего депутатом областного Совета, химкомбинат занял первое классное место за 2001 год в трудовом соревновании среди предприятий Минатома. Вскоре Ларин приказом министра Минатома Александра Румянцева был снят с должности.

Свое решение министр почему-то отказался публично объяснить, вменив в вину бывшему директору Ларину ученую степень доктора наук горнодобывающей промышленности. Хотя именно эта специализация, по мнению ученых, является наиболее актуальной для конверсии СХК.

Минатом с «одобрям-с» президента и правительства продолжает закладывать ядерные мины замедленного действия — устаревшие реакторы, нарабатывающие радиоактивные элементы. Видимо, миллиардные прибыли, которые могла бы получать Россия, реализовав ториевый проект, нашим правителям-бессребреникам не нужны. Понятно, личную шерсть с государственной они давно не путают. Только в нынешней ситуации, когда угроза теракта на атомной станции действительно существует, до домика с палисадником на Канарах можно и не добраться.

Известный депутат Госдумы Дмитрий Рогозин попытался помочь в продвижении ториевого проекта. Он в течение 20 минут представлял президенту концепцию новой энергетики с упором на значимость ее во внешнеполитических и финансовых делах страны. Президент выслушал благосклонно.

Материалы по его приказу спустили заму руководителя президентской администрации Сергею Приходько, тот — своему подчиненному, оттуда — в Совет безопасности. И документы, покатившись вниз, растворились в паутине чиновничьих кабинетов. Полковник госбезопасности, который держит руку на пульсе страны, о стратегически важном для государства проекте больше не спрашивал. Может, ему напомнили, что уран еще вывезен не весь.

Настойчивому же ученому, который пытался выяснить судьбу ториевого проекта, советник Приходько Сергей Волконский недвусмысленно объяснил, что ответа нет и не будет. А люди из спецслужб сдержанно посоветовали физику уехать домой.

Недавно государственным преступлением Минатома заинтересовалось ФБР. В прошлом году Бюро получило новые документы к тем, что успел передать в 1997 году Рохлин. Часть заграничных счетов бывшего министра Адамова зафиксированы. Эта работа ФБР говорит о том, что переход к защищенному от террористов ядерному энергообеспечению стал для Штатов важнее, чем покрывательство выгодной «урановой сделки». Но неужели стратегически важный для государства проект российского ученого опять реализуют за границей?

Из Соглашения между Правительством РФ и Правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия,

от 18 февраля 1993 года

«Стороны сотрудничают для следующих целей:

1. Переработка высокообогащенного урана (ВОУ), количество которого приблизительно оценивается в настоящее время в Российской Федерации в 500 метрических тонн.

2. Технология, созданная в Российской Федерации для переработки ВОУ, может быть использована для переработки ВОУ, получаемого в результате сокращения ядерных вооружений в США

Первоначальный исполнительный контракт должен предусматривать:

1. Закупку исполнительным органом Американской стороны НОУ, полученного из ВОУ путем переработки в Российской Федерации.

2. Поставку, по возможности, не позднее 1 октября 1993 года, НОУ, переработанного из ВОУ, полученного в результате демонтажа ядерных вооружений в России

7. По согласованию между Сторонами эквивалентное количество ВОУ может заменить соответствующее количество НОУ для покупки Исполнительным органом США .

Стороны, в той степени, с какой это практически возможно, стремятся к обеспечению более быстрой переработки ВОУ в НОУ, чем это предусмотрено подпунктом ( 3 ) пункта 2 статьи 2 настоящего Соглашения…

В случае отсутствия средств у Правительства США для осуществления настоящего Соглашения Российская Сторона оставляет за собой возможность получить средства для выполнения настоящего Соглашения от любой частной фирмы США…»

Из заключения юридической экспертизы Общероссийского общественно-политического правозащитного движения «За справедливость и закон» от 15 августа 2000 года

«18 февраля 1993 года между Правительством РФ и Правительством США было заключено Соглашение об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия.

На момент подписания и последующего утверждения указанного Соглашения в России действовал Закон РСФСР от origindate::24.04.91 г. «О Президенте РСФСР». В соответствии с ним, по состоянию на март 1993 года вести переговоры и подписывать международные договоры от имени России мог только Президент России.

Правительство РФ такими полномочиями на то время не обладало.

Таким образом, Соглашение подписано и утверждено впоследствии Правительством РФ с превышением его компетенции.

Более того, в том же Законе уточняется, что подписанные Президентом международные договоры вступают в силу только после их ратификации Верховным Советом РСФСР. Указанное Соглашение Верховным Советом не ратифицировалось.

В этот же период действовал Закон РФ от origindate::24.09.92 г. «Об обороне», где в статье 5 на Президента РФ возлагалось ведение переговоров и подписание международных договоров России по вопросам коллективной безопасности и разоружения. Иначе говоря, подписывать международные договора по вопросам разоружении на тот момент мог только Президент.

Таким образом и согласно Закону «Об обороне» Соглашение подписано и утверждено впоследствии Правительством РФ с превышением его компетенции».

Из Постановления Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

от 29 марта 2000 года

Заслушав информацию Комитета Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны о ходе выполнения Соглашения между Правительством РФ и Правительством США об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия… Совет Федерации Федерального Собрания РФ постановляет:

1. Принять к сведению…

2. Просить исполняющего обязанности Президента Российской Федерации рассмотреть вопрос о влиянии действия Соглашения на национальную безопасность Российской Федерации и на совершенствование стратегических ядерных сил.

3. Предложить Правительству Российской Федерации рассмотреть целесообразность действия Соглашения с учетом рекомендаций парламентских слушаний «Проблемы утилизации урана и плутония на базе новых технологий топливно-энергетических циклов», проведенных Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 3 июня 1997 года.

4. Поручить Счетной палате РФ осуществить повторную проверку выполнения Соглашения…

Председатель Совета Федерации

Федерального Собрания

Российской Федерации

Е.С. Строев

СТРИНГЕР origindate::03.04.03

[[Category:Черномырдин, Виктор Степанович]