Уроки Азии в Москве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::14.09.2002

Уроки Азии в Москве

Анна Анненкова, Олег Султанов, Николай Тюрюканов

Что такое «этноэкономика»? - Это когда определенные этнические диаспоры контролируют определенные секторы экономики региона. Иногда даже в масштабе страны. В России с самим термином широкие массы вряд ли знакомы, но регулярные погромы на продуктовых рынках говорят о том, что с этноэкономикой жители столицы и городов России знакомы и она им почему-то не нравится. Москвичи считают, что русские торговцы продадут им морковку дешевле. Это еще надо доказать. Да и вопрос по азербайджанцам ставится по-другому: пошли вон отсюдова!

Официально в столице живут 30 тысяч азербайджанцев. А по данным ГУВД Москвы - целых полтора миллиона, и поток пришельцев не иссякает.

Русских здесь не стояло

Зайдя как-то в общагу академии ФСБ, мы поразились. Вроде бы сверхзакрытое заведение, но в нем густо мелькали характерные профили иностранных граждан.

Освоив столичные рынки, азербайджанцы стали укрепляться на московских холмах всерьез и надолго. В июле трагически погиб последний славянин - начальник московской плодоовощной базы. Теперь все оптовые овощные базы принадлежат только азербайджанской диаспоре. Теневой перекуп машин с фруктами морально устарел, ему на смену приходит новый метод работы. Это официальный контроль над всем плодоовощным рынком столицы. Диаспора пожинает огромные прибыли.

Теперь под контролем сообщества находятся все столичные базы, куда поступают овощи и фрукты из регионов России и зарубежья. С этих баз продукция попадает на рынки и в магазины, чем объясняется примерно одинаковая их цена. И плохо приходится тем торговцам, которые самостоятельно устанавливают цены на свой товар. Из столицы практически вытеснены подмосковные фермеры и крестьяне, они вынуждены сдавать свою продукцию по грошовым ценам, диктуемым истинными и полновластными хозяевами торговли.

Прибыль не только вывозится из России, но и инвестируется в светлое московское будущее. Недвижимость скупается целыми районами. Пример - район «Отрадное». Вот уже несколько лет как там установился негласный порядок: «продаешь квартиру, - продавай мусульманам». В районе построена новая мечеть, в местном ОВД сплошь кавказские лица.

Средневековый клановый принцип трансформировался и отлично прижился в современных реалиях. Появляется тейп милиционеров, тейп торговцев, тейп бандитов и т. д. и т. п. Все они взаимодействуют друг с другом с помощью четко организованной системы управления. Везде расставляются свои люди, каждый работает на благо общего дела. А вот что подсчитали аналитики азербайджанского журнала «Монитор»: 12% оборотного капитала азербайджанцев в России приходится на промышленность, 20% на торговлю, 23% на банковские структуры и 38% на криминальный бизнес. Суммарный оборот денег, заработанных азербайджанцами в России, - около 25 миллиардов долларов. Примерно половина из них приходится на Москву. Это больше, чем валовой продукт Азербайджана.

Как пала Москва

О том, как Азербайджан взял Москву, впору писать увлекательную книгу.

Азербайджанская организованная преступная группировка, одна из старейших в Москве, прославилась среди столичного криминала в начале 1980-х годов, однако уже в 1983 году московская милиция нанесла несколько ударов по этой ОПГ. Уже тогда она заимела связи в нескольких районных УВД Москвы. Позиции азербайджанцев ослабели, чем не преминули воспользоваться чеченцы, вытеснившие азербайджанцев из ресторана «Узбекистан».

Но ненадолго. На торговле фруктами и цветами через кооператив «Наш сад» азербайджанцы начали новый подъем в середине 1980-х годов. В 1986 году они уже вытеснили из этой сферы прибалтов и украинцев, а к 1993-му ОПГ не только «держала» часть рыночной торговли, но уже и наркобизнес.

В 1992 году группировка насчитывала около трехсот активных членов. Летом 1992 года столичный ОМОН поучаствовал в погромах торговых точек азербайджанцев в ходе операции «Гастролер», и численность «активистов» уменьшилась было до двухсот «штыков». Но недолго длились победные торжества. Руководитель азербайджанского землячества в Москве Тофик Гусейнов на встречах с представителями ОМОНа высказал ряд резких претензий. А 17 августа 1992 года министр внутренних дел Азербайджана Искандер Голидов заявил, что рейды московского ОМОНа могут спровоцировать «вспышки народного гнева» против многочисленного русскоязычного населения Баку. То была неприкрытая угроза: не позволите овладеть Москвой - будем резать русских, брошенных в Азербайджане после Беловежской Пущи. Называлось даже число потенциальных заложников - полмиллиона.

И Москва сдалась

Постепенно в криминальной среде Московского региона азербайджанские группировки заняли лидирующее положение. Они монополизировали все рынки Москвы. Знаете, почему летом за пучок редиски москвичи платят столько же, сколько зимой? Одно место на рынке (возле метро «Красногвардейская», например) стоит 500 рублей в день плюс еще двадцать за охрану. В месяц набегает примерно полтысячи долларов. Такую сумму обязан отдать каждый продавец, допущенный к торговле в палатке. Получается, что, нанимая рабсилу, азербайджанские хозяева с нее же и деньги берут. Но и рабсиле самой надо заработать, и потому она не только цены задирает, но и обвешивает покупателей, и обсчитывает. В свою очередь, чтобы выжить, хозяевам рынков, как можно догадаться, приходится «совершать сделки» с властями, с милицией, санэпидстанциями и т. д. Словом, паразит на паразите сидит в милом симбиозе.

Чтобы ограничить влияние азербайджанцев на формирование рыночных цен, Отдел по борьбе с этническими группировками в ГУБОП МВД периодически проводит оперативные мероприятия.

Например, сотрудник милиции переодевается селянином, привозит на рынок картофель на грузовичке и начинает его продавать по цене ниже «азербайджанской». Сразу возникает очередь. Но тут на «крестьянина» наезжают кавказцы и начинают запугивать и гнать либо предлагают скупить товар по дешевке. Хорошо, если не поколотят. На подмогу подбегают бойцы ОМОНа, в итоге несколько человек оштрафованы и задержаны на целых пятнадцать суток. Азербайджанскую группировку подобными рейдами не очень запугаешь.

По словам Огаря, руководителя отдела, администрация, торговцы, контролеры образуют единый организм, где каждый «орган» нормально себя чувствует, получая свою долю. Правительство Москвы настроено на то, чтобы рынок стал более цивилизованным, но через ответственность администрации рынков (тех же азербайджанских господ), без участия правоохранительных органов.

Помимо рыночной монополии, весьма большой доход азербайджанской общине приносят наркотики. По данным спецслужб, сегодня она контролирует до 35 процентов всего наркобизнеса столицы. Практически на каждом рынке Москвы действуют группы, занимающиеся исключительно им. Особо выделяются в этом отношении Северный и Черемушкинский продовольственные рынки.

«...Из досье: управляемая экспансия

Проникновение азербайджанской диаспоры в Россию - процесс совсем не стихийный. В одной далекой западной стране мой источник рассказал прямо-таки удивительную историю про московские дела команды «дедушки» Гейдара.

При аппарате президента Алиева был не так давно создан специальный фонд, средства которого используются для проведения в Москве «специфической работы» - «общения» с государственными и политическими деятелями РФ, блокирование нежелательной информации, которая может появляться в российских СМИ об Азербайджане, проведение РR-кампаний и т.п.

В тесном контакте с этим фондом работает в Москве Всероссийский азербайджанский конгресс. Конгресс создал и собственное информационно-аналитическое управление (Ленинградское шоссе, 44), которое собирает и систематизирует сведения, поступающие от азербайджанцев, проживающих в России. Диаспора же и поддерживает этот фонд пожертвованиями. У Баку, поверьте, есть рычаги для того, чтобы поток взносов в фонд не иссякал. Фактическим руководителем конгресса выступает генерал Видади Рзаев, представитель МВД Азербайджана в России.

Конгресс не бедствует. Например, лишь от одной Покровской овощебазы, держит которую некий Акпер, конгресс и те, кто за ним стоят, имеют более 4 млн. долларов в год. По слухам, некоторыми финансовыми вопросами в работе конгресса занимаются двое сотрудников первого управления (разведка) Министерства национальной безопасности Азербайджана.

Беки и князья «московского ханства»

Сейчас в Москве, по данным правоохранительных органов, насчитывается более тридцати ОПГ из Азербайджана, сформированных по территориально-родовому принципу. Места убывших торговцев (в том числе и торговцев наркотиками, задержанных и посаженных) тут же занимают другие. После облав, например, в мотеле «Солнечный», слывущем логовом наркоторговцев, десятки преступников были арестованы, но всякий раз вместо одной отрубленной головы у азербайджанской наркомафии отрастает несколько новых. Поэтому лидеры из публикуемого нами перечня могли измениться. Название группировок происходит от названия района, откуда родом участники группировок. Основные места концентрации - крупные рынки города, гостиницы при них, а также рынки, созданные почти у всех станций метро. При этом к каждому из них «приписаны» выходцы из одного определенного района Азербайджана или из других республик, где есть значительные общины азербайджанцев.

Итак, «авторитет» Мисирхан Ашрафали-оглы Абдулов имеет значительный вес в преступных кругах Москвы, непосредственные контакты с лидерами «тушинской», «солнцевской», «коптевской» и другими группировками. Контролирует «общак».

Другой «авторитет», Галиб Ахмед-оглы Асланов, среди азербайджанцев также имеет значительный вес, но не более. Выходов на других «авторитетов» и лидеров ОПГ Московского региона у него нет. Но зато его связи крепки в Баку. Неоднократно судим, активен, дерзок, умеет подчинять себе других.

По оперативным данным, в Москве азербайджанский «общак» держит Алибаба Азы-оглы Насруллаев из Ленкорани. Судим, имеет обширные связи как в криминальной среде, так и в правительственных кругах России и Азербайджана. Большой босс - контролирует Черемушкинский, Усачевский, Рогожский и Велозаводский рынки. Владеет множеством коммерческих палаток, магазинов, кафе и ресторанов, расположенных на площади Ильича, на Таганской площади, у железнодорожной станции «Каланчевская». Держит постоянные торговые места на вещевых рынках в Лужниках, около станции метро «Петровско-Разумовская» и на Черкизовском рынке. Выступает лидером Ленкоранской группировки.

По остальным главарям и группировкам сведения довольно отрывочны. Скажем, Мингечаурская бригада дислоцируется на Северном рынке, занимаясь наркоторговлей и содержанием притонов для «торчков». Численность группы - примерно сто сорок человек. Постоянного лидера у этой банды нет. Евлахская бригада специализируется на мошенничествах с обменом валюты. Основное рабочее место - обменные пункты в окрестностях Внешэкономбанка.

Масисская группировка (из Масисского района Армении) специализируется на ввозе и продаже наркотиков, на торговле оружием и взрывчатки, изготавливаемых промышленным способом, а также на продаже оружия и взрывчатых веществ. Командует сим полуторасотенным отрядом Джамиль Фарадж-оглы Садыков.

В Гардабанскую группировку входят жители Гардабанского и Марнеульского районов Грузии. Эти ребята угоняют машины, на которых потом перебиваются номера агрегатов, а на сами авто выправляются поддельные документы. Естественно, краденые машины продаются. Гардабанцы контролируют 32 торговые точки в Москве, в том числе и Дорогомиловский рынок. Именно здесь расположены фирмы, которые ловили на том, что они торгуют теми машинами, кои объявлены в розыск по линии НЦБ «Интерпола» (ТОО фирма «Дружба», ТПК «Центр-Д»). Также ими контролируются: «Сафари-Моторс», «Шамс», «Авто-Алиса», «СК Трейдинг« и другие фирмы, автостоянки и автосервисы.

Возглавляет славное гардабанское воинство Муса Исмаил-оглы Эюбов, который уже сидел за мошенничество, связанное с продажей автомобилей. Распоряжается крупными денежными суммами, принадлежащими группировке. Купил себе дом в Испании, постоянно выезжает в Польшу, откуда и поставляются автомобили, похищенные в странах Европы. Эюбов опасается расправы со стороны Славы Бакинского и Ахмеда, «воров в законе», с которыми у него сложились враждебные отношения из-за распределения сфер влияния.

Известны в Москве еще Закатальская «интербригада» Камиля Махмудова, в которой азербайджанцы орудуют вместе с дагестанцами, и Гянджийская, которую считают одной из наиболее мощных наркогруппировок на территории бывшего СССР.

Группы объединяются и по округам. В Северо-Западном АО столицы они, кроме контроля за рынками, занимаются вымогательствами, наркобизнесом, незаконным оборотом оружия, преступлениями в области жилья, валютными операциями. Среди лидеров известны К. Т. Гусейнов и Р.Ю. Халимов. Несколько активных членов ОПГ состоят на учете в регииональном отделе по борьбе с оргпреступностью.

«Вольные стрелки»

Кроме того, в столице действуют и мелкие, разрозненные группы, не подконтрольные азербайджанским авторитетам. Они занимаются грабежами, разбоем, кражами и заказными убийствами. Среди лидеров этих групп - «воры в законе» Бахо и Хикмет. Их обычное место пребывания - ресторан в аэропорту Домодедово. Здесь проходят все «разборки» и «сходняки».

Среди прочего азербайджанские ОПГ занимаются секс-сервисом, специализируются на торговле икрой и рыбой ценных пород, экспортируемой с азербайджанского побережья Каспийского моря. Часто на рядовые роли - охранников и вымогателей - нанимают «славянский» криминалитет. В частности, в азербайджанской группировке были замечены люди из люберецкой ОПГ.

Особенностью деятельности членов ОПГ является их землячество, общинность. Хотя они могут действовать самостоятельно, но в экстремальных случаях объединяются, сообща пытаются решать возникшие проблемы. Все обязаны пополнять «общак». Характерно, что в случае опасности азербайджанцы легко могут предать своих «партнеров» по преступному бизнесу, спасая прежде всего своих соплеменников и «бросая под танк» славян.

Чья возьмет?

Может сложиться впечатление, что ОПГ пущены на самотек и нет на них управы. Борьба с ними буксует, на то есть причины, но все-таки создание упомянутого Отдела дает надежду.

Рассказывая о трудностях борьбы с этническими группировками, Вадим Огарь признался, что они очень закрыты, все имеют свои особенности. Сообщества появились не сегодня, а еще в те годы, когда предпринимательство считалось спекуляцией, уголовно наказуемым деянием. Тогда и сформировались традиции, навыки конспиративной работы.

С начала этого года Отдел участвовал в нескольких крупных делах. Было изъято большое количество оружия у группы азербайджанцев, более 100 единиц боеприпасов, взрывчатых веществ.

Забот у Отдела много и кроме оперативно-розыскной деятельности. Он взаимодействует с Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений в государствах СНГ, с правоoхранительными органами ближнего зарубежья, а с дальним зарубежьем Отдел взаимодействует через Интерпол.

Но открытым остается вопрос: кто окажется сильнее?

Московское Косово?

Сегодняшняя Россия очень политизирована. Сделать большой бизнес и при этом не иметь политической «крыши»- невозможно, и диаспора это отлично понимает. Время решения «базарных» проблем перешло в более глобальную фазу. В то время как на всю российскую молодежь по одноименной федеральной программе в год дают около 200 миллионов рублей, только в Москве на азербайджанскую молодежь выделено около 9 миллионов бюджетных денег. Кстати, азербайджанцы - единственная национальность, замеченная составителями московского бюджета. При просьбе разъяснить столь странное расходование средств налогоплательщиков чиновники шлют всех в известное место.

Ситуация в Москве все больше напоминает историю с югославским Косово, которое тоже методично заселялось албанцами, планомерно вытеснявшими сербов. Хотя эту проблему власти намеренно замечать не хотят, но в Москве зреет очаг межнационального конфликта. Пока от глобальных вспышек ненависти и больших погромов азербайджанцев спасало лишь то, что поколения москвичей, выросшие при советском строе, привыкли к интернационализму. Однако напряжение все же возрастает. Уже на выборах в Городскую Думу в декабре 2001 года социологические зондажи показали, что москвичей волнуют не столько проблемы заработков или получения бесплатного жилья (в последнее уже никто не верит), а именно засилье азербайджанцев на рынках. Причем неприязнь к ним объединяет и бедных, и богатых, и молодых, и старых. При этом предвыборные штабы кандидатов тщательно избегали выборных лозунгов на эту тему. Никто не рискнул сыграть на этих чувствах москвичей.

Но созрело новое поколение русской молодежи, силы которого бурлят, а места под солнцем в Москве уже заняты другими. И эта молодежь, как показывают последние события, готова громить. И этот горючий материал когда-нибудь вспыхнет. На новых выборах мэра Юрию Лужкову придется держать ответ за свою политику в Москве, которая привела к формированию «этноэкономики», держать ответ за рынки и овощные базы, за цены на редиску. Скорее всего, Юрий Михайлович решится пожертвовать интересами диаспоры ради своих собственных.