Усечение Сечина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Могущественный клан Сечина—Устинова всегда отличался особой агрессивностью

1149483882-0.jpg Почти ровно 10 лет тому назад (без 18 дней), 20 июня 1996 года, Ельцин неожиданно уволил трех самых могущественных людей из своего окружения: Коржакова, Барсукова и Сосковца. Как заявил президент потрясенным репортерам, генералы “стали слишком много брать и слишком мало отдавать”. Кадровые рокировки 2006 года имеют кое-что общее с событием десятилетней давности. По мере приближения президентских выборов-2008 ключевые игроки созданной Путиным политсистемы все больше думают о своей будущей судьбе и все меньше о самом ВВП.

Больше всего это относится к самому могущественному клану в президентском окружении — группе, которую до вчерашнего дня было принято именовать командой Сечина—Устинова. Этот тандем родственников (детей двух сановников связывает законный брак) всегда отличался особой агрессивностью. Но в последнее время клан и вовсе стал напоминать бульдозер. Самой недавней жертвой этой группы стал, в частности, Герман Греф. Последние два года министр боролся с остатками ельцинского клана за реальный контроль над формально подчиняющейся ему таможней. Но несколько недель тому назад оба конкурирующих игрока получили по зубам, а реальный контроль над этим ведомством перешел к группе Сечина. По некоторым оценкам, через таможню проходит до трети бюджетных потоков России. В предвыборный период значение этого фактора невозможно переоценить.

Но даже эпизод с таможней при всей его важности — это всего лишь частность. Генпрокуратура в минувшие годы превратилась в некое политическое суперведомство, с которым никто не способен конкурировать. Причем закручивание гаек шло по нарастающей. Давили всех: бизнес, неправительственные организации, региональных вождей…

Концентрация власти в одних руках дошла до такой степени, что это стало затрагивать интересы самого президента. ВВП уже не раз давал понять, что он недоволен ситуацией внутри управленческих и силовых структур. Не зря же несколько недель тому назад он демонстративно уволил “каждой твари по паре”: по нескольку чиновников из каждого силового ведомства. Но сигнал не был воспринят. Сечин и К продолжили свою битву по расчистке политполя. Ставленник этой группы, премьер Фрадков решил даже еще больше задавить и так уже почти уничтоженного Грефа. Как иначе можно трактовать издевательское публичное предложение главы правительства о разделении ведомства Германа Оскаровича на две части?

В этих условиях ВВП должен был сделать некий ход конем. И он его сделал. До тех пор пока не будут проведены дальнейшие кадровые назначения, новая расстановка сил внутри Кремля не станет окончательно ясной. Но скорее всего явный перекос в сторону команды Сечина будет устранен.

Но все это, к сожалению, не меняет главного. Фундаментальные проблемы вертикали власти остаются на месте. Процедура отставки предыдущего генпрокурора, политически слабого Юрия Скуратова, растянулась почти на полтора года. Спецоперация по увольнению могущественного Устинова заняла несколько часов. Это означает, что прописанная в Конституции система власти существует лишь на бумаге. Парламент и прочие органы контроля над исполнительной ветвью окончательно выродились. Все рычаги сконцентрированы в руках только одного человека. Ни о каком балансе и реальной системе сдержек и противовесов в таких условиях не может быть и речи. Мы обречены жить от одной политической спецоперации до другой.

Михаил Ростовский

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::03.06.05