Устинов тайно съездил в Швейцарию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::11.04.2003

Владимир Устинов тайно съездил в Швейцарию

Он готовит запасное дело на Бориса Березовского

Игорь Седых, Швейцария
Екатерина Заподинская

расследование

Converted 14260.jpgВчера завершился официальный визит генпрокурора Владимира Устинова в Швейцарию. Особых сенсаций он не принес: прямой договор между прокуратурами двух стран о взаимной правовой помощи подписан так и не был. Впрочем, швейцарцы пообещали господину Устинову посодействовать в продолжении расследования той части дела "Аэрофлота", которая касается Бориса Березовского и пока не отправлена в суд.

Господин Устинов прилетел в Швейцарию в минувший понедельник. Представитель швейцарской федеральной прокуратуры Хансъюрг Марк Видмер сообщил Ъ, что визит был плановым и его сроки были согласованы заранее. По словам господина Видмера, в ходе переговоров главы Генпрокуратуры РФ со швейцарским федеральным прокурором Валентином Рошахером стороны подтвердили решимость продолжать сотрудничество на основе меморандума, подписанного в апреле 1998 года в Москве возглавлявшими тогда прокуратуры Юрием Скуратовым и Карлой дель Понте. В частности, обсуждались вопросы совместных действий в борьбе с экономической и трансграничной оргпреступностью. Но никаких совместных документов подписано не было, хотя в свое время госпожа дель Понте говорила о подписании в будущем прямого договора о правовой помощи.

Впрочем, швейцарские коллеги пообещали господину Устинову продолжить содействие в расследовании дела "Аэрофлота". Большая его часть, касающаяся компаньона и личного друга Бориса Березовского – Николая Глушкова, слушается в Савеловском райсуде Москвы (участники процесса изучили уже 64 тома из 127 и на этом объявили перерыв, так как господину Глушкову потребовалась госпитализация).

Расследование же российской Генпрокуратурой другой части дела, по которому господину Березовскому предъявлено заочное обвинение в пособничестве хищениям, в последнее время резко активизировалось. Руководитель следственной группы Николай Атмоньев работает сразу по нескольким направлениям. Главные из них – поиск с помощью ФСБ доказательств того, что заочно обвиняемый якобы финансировал вооруженные формирования в Чечне, и расследование финансовых операций швейцарской фирмы "Форус", которая якобы получала часть денег, перечисляемых "Аэрофлоту" зарубежными авиакомпаниями за пролет над российской территорией. Примечательно, что за направление в суд дела Николая Глушкова следователь Атмоньев еще до приговора получил от Владимира Путина генеральское звание, так что теперь он старается оправдать доверие президента.

К визиту генпрокурора РФ швейцарская сторона тщательно подготовилась. Коллегам господина Устинова было известно, что более всего его интересует развитие дела "Аэрофлота". И они преподнесли ему подарок: возбудили собственное уголовное дело "в отношении швейцарских граждан, причастных к хищениям в 'Аэрофлоте'". В своем коммюнике прокуратура конфедерации назвала лишь инициалы этих подозреваемых. В них "зашифрована" фамилия адвоката и бывшего партнера Бориса Березовского Ханса Петера Йенни.

Более десяти лет назад он зарегистрировал в Берне местное отделение знаменитой фирмы АВВА – с этого началось активное сотрудничество господина Йенни с опальным ныне олигархом. Потом он участвовал в руководстве фирмами "Андава" и "Форус". В последнее время чрезмерное внимание к Хансу Петеру Йенни со стороны швейцарской прокуратуры заставило его перебраться на Кипр.

2 апреля этого года в офисе адвоката на Кипре был проведен обыск по делу "Аэрофлота". Массированные обыски генпрокуратура Швейцарии провела также у других подозреваемых в кантонах Женева, Во и Берн. Несколько человек (их имена прокуратура не называет) были допрошены. Хансъюрг Марк Видмер признал, что итоги обыска обсуждались в ходе переговоров между господами Устиновым и Рошахером. Однако российскому генпрокурору было заявлено, что вопросы о передаче документов будут, как и прежде, решаться в судебном порядке. А значит, 13 мая нынешнего года (на этот день назначено заседание магистратского суда Лондона по делу об экстрадиции Бориса Березовского) российская прокуратура предъявит суду только одно его уголовное дело (о взаимозачете ЛогоВАЗа с самарской обладминистрацией) и вряд ли успеет подготовить для лондонского суда дело запасное.

Адвокат Бориса Березовского Семен Ария комментировать дело господина Йенни отказался, сославшись на то, что не знаком с его материалами. Однако заявил Ъ, что "не исключает резервного наезда, так как недавно передал в Генпрокуратуру заявление Бориса Березовского, из которого следует, что позиция обвинения по делу ЛогоВАЗа крайне слабая и надуманная". Еще один защитник господина Березовского, Андрей Боровков, подтвердил Ъ, что ему известно об обысках на Кипре, во Франции и Швейцарии по делу господина Йенни, однако подробности рассказать отказался, сославшись на адвокатскую тайну.

Сам же Владимир Устинов, отдохнув немного на альпийском курорте Церматт и посетив Цуг, возвратился вчера вечером в Москву. Его пресс-служба обещает сегодня сообщить, с чем вернулся генпрокурор. Ъ продолжит следить за развитием событий.

Борис Березовский: у Генпрокуратуры и президента сдают нервы

– Власти просто необходимо доказать, что я мелкий мошенник. Именно мелкий: от крупных обвинений они уже отказались, а две тысячи 'Жигулей', которые мне вменяют,– смехотворны по масштабам олигархов, к которым меня причислили первым.

Я могу с уверенностью сказать, что я самый прозрачный из всех бизнесменов мира. Меня проверяют российская, английская, французская, швейцарская прокуратуры – ни один бизнесмен мира не выдерживал еще такой проверки. И при этом с 1998 года, со времен Евгения Примакова, я так и не числился в осужденных, только в подозреваемых и обвиняемых. И я уверен, что переживу и Примакова, и Путина.

Мой учитель академик Вадим Трапезников научил меня главному: уметь ждать. У Генпрокуратуры сдают нервы, и она бегает по всему миру: Англия, Швейцария, Франция, не говоря уж о суете в России. Развязка наступит. Я надел маску Путина после суда в Лондоне, чтобы показать: все уголовные дела против меня – фарс.