Устройство современной власти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Устройство современной власти

"Триумвират и первая десятка Согласно официальной версии, Россия – это демократическая страна, которой в условиях полного консенсуса управляют законно избранные президент Медведев и председатель правительства Путин («тандем»). Согласно полуофициальной версии, две половинки «тандема» все-таки не равновесны: Путин старше и опытнее – и поэтому «равнее» и главнее. Второй вариант ближе к истинному положению вещей, но и он не точен. Самый верх властной верхушки устроен не в виде «тандема», дуумвирата, а скорее в виде триумвирата Путин – Сечин – Медведев: президент Дмитрий Медведев – даже не второе лицо в иерархии, а только третье. Иные политологи отводят Медведеву даже четвертое место (после третьего Виктора Иванова) и даже пятое (после четвертого у Сергея Нарышкина, или у Александра Бортникова, или у Владислава Суркова, или даже у Романа Абрамовича) – но это все-таки публицистические преувеличения. Реальная иерархия и функции высших российских чиновников совершенно не соответствуют номинальным. Владимир Путин называется председателем правительства, но в действительности он государь, царь-батюшка – пусть не единоличный самодержец, не абсолютный монарх, но и не конституционный: власть его отчасти ограничена, однако не конституцией, не законами, а корпоративно-сословными обычаями (сходными с криминальными «понятиями»), закулисными договоренностями с теневыми группами влияния, родственными, дружескими и административными связями. Кроме того, что Путин – царь, он еще и свой собственный министр иностранных дел (а номинальный министр Сергей Лавров – не более чем его советник по внешней политике). Игорь Сечин называется заместителем (даже не первым заместителем) председателя правительства, но в действительности именно он «первый министр». Он не совсем глава правительства (поскольку не все министры ему подчинены – некоторые подчиняются непосредственно государю), но в правительстве он все-таки первый среди равных. В сфере его ответственности бОльшая часть экономики, за исключением, однако, финансов; весьма существенно, что под его контролем находятся органы безопасности. Дмитрий Медведев называется президентом и главой государства, но в действительности он что-то вроде вице-премьера по широкому кругу вопросов, в частности по юридической сфере, а также советник государя по кадровым и некоторым другим вопросам (например, по «демократии»). В юридическом секторе Медведев практически полновластен, это его домен, а в качестве советника по кадрам – он влиятельный, но не главный (главным советником по кадрам является Виктор Иванов, и даже Сергей Собянин, возможно, больше влияет на назначения губернаторов, чем подписывающий эти назначения Медведев). В наибольшей степени совпадают название должности и функции директора ФСБ Александра Бортникова. Формально Бортников находится в непосредственном подчинении президента Медведева, но фактически его начальники – Путин и Сечин. Виктор Иванов именуется сейчас руководителем Роснаркоконтроля, но как бы ни называлась официально последние 15 лет его должность, он был и остается главным советником Путина по кадровым вопросам. Кроме того, Роснаркоконтроль – это фактически «второй КГБ», следящий за «первым КГБ» – ФСБ Бортникова. Необходимость во «втором КГБ» возникла в связи с тем, что МВД, с советских времен игравшая роль противовеса «комитетчикам», при Путине оказалось в какой-то момент под их полным контролем, причем под контролем одного конкретного клана – «питерско-карельского» (Патрушев – Нургалиев). Сергей Нарышкин – руководитель Администрации Президента (АП), по названию он должен быть техническим исполнителем и проводником воли президента, но на самом деле Нарышкин, однокашник Путина по Высшей школе КГБ, является «смотрящим» за президентом от государя-премьера. Владислав Сурков – официально называется первым заместителем руководителя АП, но занимает невозможные в демократическом государстве должности неофициального вице-премьера по идеологии – министра парламента и политических партий. Вице-премьер – министр финансов Алексей Кудрин, первый вице-премьер Игорь Шувалов (главным образом по внешней экономике) и вице-премьер Сергей Собянин (руководитель аппарата правительства) тоже входят в первую десятку административно-экономической олигархии, правящей в России. Отступление об олигархии Олигархия – это коллективный авторитаризм имущего сословия. Самое имущее сословие в России – это высшее чиновничество, номенклатура. Непосредственно (через руководство государственной собственностью) или опосредованно (через подставных лиц, жен, детей, двоюродных племянников и т.д.) номенклатурная олигархия контролирует практически всю экономику страны. В частности, Путин является нефтегазовым и финансовым магнатом мирового уровня, Медведев – целлюлозно-бумажным, Сечин – нефтяным, Собянин – газовым, Шувалов – финансовым, Сурков – крахмально-паточным и т.д. В более широких массах региональных олигархий ситуация похожая. Кланы, клиентелы и коалиции Олигархия никогда не бывает единой, она всегда раздроблена на кланы, группировки, клиентелы – которые ведут междоусобную борьбу, объединясь во временные или более-менее постоянные коалиции. В настоящее время основная борьба идет между двумя коалициями административно-экономических кланов – сечинской и медведевской. Коалиция кланов, группировок и клиентел, сложившаяся вокруг Сечина, выступает за третий президентский срок Путина после выборов 2012 года и вытеснение Медведева и его сторонников из высшей власти. Напротив, целью медведевской коалиции является отстранение Сечина и его союзников, переизбрание Медведева в 2012 году и превращение триумвирата в дуумвират с более равноправной ролью Медведева в нем. NB: к отставке Путина медведевцы не стремятся, хотя не исключено, что для некоторых из них это является отдаленной целью. Основу сечинской коалиции составляет союз двух группировок питерских чекистов: собственно клана Сечина и группы Виктора Иванова – Николая Патрушева (секретарь Совета Безопасности, бывший директор ФСБ), к которым примыкают более мелкие кланы и клиентелы. К административно-экономическому клану Сечина принадлежит его ставленник в ФСБ Александр Бортников, полпред в Южном округе Владимир Устинов (свояк Сечина), экс-премьеры Виктор Зубков (ныне первый вице-премьер) и Михаил Фрадков (ныне директор внешней разведки), министр обороны Анатолий Сердюков, президент «Роснефти» Сергей Богданчиков, председатель правления Внешторгбанка Андрей Костин. В группу В.Иванова – Патрушева входят председатель ГосДумы Борис Грызлов, замруководителя Роснаркоконтроля Олег Сафонов, министр внутренних дел Рашид Нургалиев; эта группа подразделяется на несколько подгрупп и клиентел, из которых наиболее заметные – питерско-карельская группа Патрушева – Нургалиева («питерско-карельские чекисты») и питерско-«афганские» чекисты Виктора Иванова (его сослуживцы по Афганистану). В сечинскую коалицию входят или примыкают к ней клиентелы Сергея Нарышкина и Александра Бастрыкина (председателя Следственного комитета при Генпрокуратуре, однокурсника Путина по юридическому факультету ЛГУ). В сечинскую коалицию входит также друг Путина Сергей Чемезов со своей разветвленной клиентелой, состоящей из директоров предприятий, входящих в госкорпорацию «Ростехнологии», и уже нескольких губернаторов. Медведевскую коалицию составляют т.н. «питерские юристы» (преимущественно однокурсники Медведева по юрфаку ЛГУ), «питерские экономисты», «питерские связисты», а также группа Виктора Черкесова. Наиболее влиятельным из «питерских юристов» является однокурсник и друг Медведева, руководитель Контрольного управления АП Константин Чуйченко. В эту группу входят также председатель Высшего Арбитражного суда, ближайший друг студенческой юности президента Антон Иванов, полпред в Уральском округе Николай Винниченко, еще несколько однокурсников рангом поменьше, а также вице-премьер по Олимпиаде Дмитрий Козак, министр юстиции Александр Коновалов, генпрокурор Юрий Чайка (тоже юрист, хотя и сибирский по происхождению). Лидером группы «питерских экономистов» является Алексей Кудрин, в нее входят председатель Центрального банка Сергей Игнатьев, его первый заместитель Алексей Улюкаев, министр госимущества Эльвира Набиуллина, гендиректор госкорпорации «Роснано» Анатолий Чубайс, советник президента Аркадий Дворкович. «Питерские связисты» – это советник президента Леонид Рейман и его клиентела (от клана или группы, которые хотя бы отчасти состоят из относительно равновеликих фигур, клиентела отличается более «вертикальным» устройством: хозяин и слуги, начальник и подчиненные). Группа Черкесова – это тоже скорее клиентела, однако в союзе с Черкесовым находится начальник Службы безопасности Президента Виктор Золотов и, возможно, вице-премьер Сергей Иванов. В медведевскую коалицию входят также первый вице-премьер Игорь Шувалов («Игорь Иванович Ненастоящий» – в отличие от Сечина, «Игоря Ивановича Настоящего») и пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова. Сторонниками Медведева являются денежные мешки Роман Абрамович и Алишер Усманов, а также бывший руководитель АП, председатель совета директоров «Норникеля» Александр Волошин. Волошина с Абрамовичем, Усмановым, Шуваловым и Тимаковой вполне допустимо считать еще одной группировкой в составе медведевской коалиции – «группой Волошина». Из новоназначенных глав регионов сторонниками Медведева и заявленного им курса на «модернизацию» являются Никита Белых и Дмитрий Мезенцев. Помимо двух основных коалиций существуют фигуры и группы, которые не определились, придерживаются нейтральной позиции или предпочитают ориентироваться непосредственно на Путина. В частности, это относится к группе «питерских физиков» (семейство Ковальчуков и братья Фурсенки) и «питерским православным чекистам» (президент РАО РЖД Владимир Якунин, полпред Центрального округа Георгий Полтавченко, управделами президента Владимир Кожин). Эти две группы исторически были тесно связаны между собой (через Ассоциацию совместных предприятий Ленинграда/Санкт-Петербурга и банк «Россия») и лично с Путиным (через дачный кооператив «Озеро»). Непосредственно на Путина ориентируется также Владислав Сурков, со своей клиентелой, вскормленной в основном в управлении внутренней политики АП. Большинство губернаторов – как старые, так и новоназначенные (например, новый псковский губернатор Андрей Турчак и новый президент Татарстана Рустам Минниханов) – предпочитают демонстрировать одновременно преданность Путину, лояльность Медведеву и безмерное уважение к Сечину. Некоторые идейные различия между кланами несомненно существуют, но не являются определяющими в коалиционном строительстве. Считается, что медведевцы (особенно группа Кудрина) – исповедуют либерализм в экономике, тогда как сечинцы – преимущественно дирижисты. Однако это скорее сугубо теоретическое различие. В реальности конкретные чиновники, вне зависимости от личных экономических взглядов, проявляют «либерализм» в отношении компаний, которым покровительствуют, и «дирижизм» по отношению к компаниям, связанных с аппаратными противниками. Большинство медведевцев – относительные «западники» и умеренные имперцы, тогда как Сечин – сторонник союза с Китаем против Запада, а большинство сечинцев – имперские ястребы по отношению к бывшим республикам СССР. Однако взгляды, особенно внешнеполитические, медведевца Черкесова мало чем отличаются от взглядов его злейших врагов сечинцев (например, контролируемый им «Росбалт» в августе 2008 года призывал к наступлению на Тбилиси). Сурков в определенном смысле западник и по внутренним убеждениям довольно либерален, но он выступает против даже минимальных модернизационных реформ в сфере идеологии и политики, которые предлагаются либеральными советчиками Медведева из ИНСОРа, патронируемыми Тимаковой и финансируемыми Рейманом. «Православные чекисты» Якунин и Полтавченко млеют от крестов и мощей, а во внешней политике симпатизируют идее стратегического блокирования с арабами-мусульманами против Америки, что не мешает им в экономике и внутренне-политических интригах сохранять тесный союз с Ковальчуками – умеренными западниками, вполне равнодушными как к Православию, так и к арабам-мусульманам. Путин над схваткой Сам Путин находится над схваткой двух номенклатурно-олигархических коалиций (соперничество между которыми он отчасти сам же и организовал) и пользуется всеми политическими преимуществами этого положения. Исторически ему более близки сечинцы, тем более что один из лидеров этой коалиции, Виктор Иванов, – является одним из ближайших к нему людей. Однако в вопросах экономики (да и в личном плане) Путин вполне доверяет и дружески относится к антисечинцу Кудрину, да и назначение Медведева преемником было бы невозможным без определенной степени доверия – большего во всяком случае, чем к любому из своих бывших сослуживцев по КГБ. Несомненно, Путин просто побоялся даже ненадолго отдать президентские регалии кому-нибудь из них – несмотря на всю «дружбу» и спецслужбистское «братство». В культурно-цивилизационном отношении Путин – западник (подобно Кудрину и Медведеву), но испытывает отвращение к западной демократии (подобно Сечину, Патрушеву, В.Иванову). Во внешней политике он обычно занимает среднюю линию между кремлевскими западниками и антизападниками, ястребами и умеренными, но остается неясным, является ли компромиссность его внешнеполитических решений результатом выслушивания советов противоположных сторон или продуктом его личных колебаний и предпочтений. Священная корова Существует несколько причин, которые заставляют медведевцев не выступать против Путина (а антипутинское меньшинство медведевцев не выступать против Путина открыто). Во-первых, это просто опасно – для политического настоящего и будущего, для бизнеса, просто для жизни. Во-вторых, многие участники медведевской коалиции чувствуют себя с Путиным вполне комфортно, некоторые из них даже ближе к Путину, чем к Медведеву (например, Кудрин) – им мешает жить Сечин, а не Путин. В-третьих, они не уверены, что без Путина смогут удержать под своим контролем чекистов и прочих силовиков (сейчас армия тихая и генералы не лезут в политику, но так, возможно, будет не всегда). В четвертых, они все либо неизвестны народу (от Чуйченко до Шувалова), либо непопулярны (Чубайс, отчасти Кудрин) и опасаются, что в случае народных возмущений они без Путина не справятся не только с чекистами, но и с народом. Наконец, в пятых, некоторые из них (например, Чубайс, тот же Кудрин, тот же Шувалов) сознают, что никакие долгосрочные интересы не связывают с ними Медведева, и справедливо опасаются, что если не будет ни Сечина, ни Путина, ничто не помешает Медведеву сделать их в случае чего козлами отпущения. Тем не менее, в окружении Медведева – и особенно в «окружении окружения» – существует недовольство Путиным и тайное желание лишить его власти. Более или менее это недовольство прорывается в писаниях медведевских экспертов из ИНСОРа, в выступлениях официальных правозащитников из Совета при Президенте по развитию гражданского общества, в публикациях контролируемых Волошиным и Усмановым влиятельных бумажных и сетевых СМИ. При этом, однако, не известно, чего хочет сам Медведев: только ли победить Сечина и стать реально вторым в дуумвирате, или стать через какое-то время первым и единственным. Возможно, этого еще не знает и сам Медведев, который к тому же пока далек от победы в борьбе даже за второе место в реальной иерархии."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации