Утечка нефти в особо крупных размерах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Утечка нефти в особо крупных размерах

"Слухи о том, что в нефтяных районах Западной Сибири вовсю промышляют рэкетиры, поначалу представлялись абсурдными. Помилуйте, с какой стати? Это же не побережье Черного моря, не торговые ряды столицы, не золотые прииски Магадана. Но вот в очередной командировке услышал грустное признание нефтяного генерала. Оказывается, он с опаской входит в подъезд своего дома. И, перейдя вдруг на полутона, сказал:

- Если сейчас кто и решает свои проблемы, так это "теневые" ребята. Но об этом я не говорил... 
В огромном кабинете воцарилась неуютная тишина. 
А тут, как гром средь ясного неба, прозвучало выступление заместителя главы правительства России Егора Гайдара о том, что "по рукам" разошлись лицензии на экспорт 150 миллионов тонн нефти. Это больше трети всей добываемой в Западной Сибири. Достаточно арифметического подсчета - 150 миллионов умножить на 120 американских долларов (такова цена тонны на мировом рынке), - чтобы получить кругленькую сумму в 18 миллиардов... 
Итогом "грандиозного скандала" стал Указ Президента России. "Дикий" экспорт на время блокирован. Желающим подтвердить свое право на лицензии предложено явиться в соответствующие органы правительства. 
Без вещей и не к прокурору. 
По меньшей мере, несколько странно, что из 194 участников экспорта нефти всего 22 ее добывают. В Тюменской области таких аж 11. Из ожидаемой выручки в сумме 9 миллиардов инвалютных рублей на долю нефтедобывающих предприятий приходится только 2,9 миллиарда, в том числе доля Тюменской области - 1,3 миллиарда. Если объединение "Ноябрьскнефтегаз", добывая 36 миллионов тонн нефти, самостоятельно экспортирует 260 тысяч тонн, то московская коммерческая фирма "Век" - 1 миллион. Естественно, ничего не добывая. 
Кто же конкретно распоряжается выдачей лицензий? 
Что касается "Века", то, по имеющимся сведениям, эта коммерческая фирма получила лицензию в знак благодарности. Как награду за финансирование обороны "Белого дома". 
Словно магнит, нефть притягивает. Под нее создаются коммерческие структуры. Одних бирж сколько! Московская нефтяная. Ноябрьская, Нижневартовская, Сургутская, парочка тюменских... Такое впечатление, что полным ходом идет капиталистическое соревнование по биржевизации всей страны. 
Здесь "варят" деньги. В течение часа можно совершить миллиардные сделки. Никто не смутился, когда в Нижневартовске за 40 минут осуществили куплю-продажу на миллиард 300 миллионов рублей. На последних торгах цена тонны нефти здесь подскочила до 2800 рублей. Почти в 60 раз больше, чем платит государство. Скачок можно объяснить Указом Ельцина об ограничении вывоза нефти за пределы России. Торопятся - горят лицензии. 
Конечно, существует и "конкуренция по-советски". Московская нефтяная биржа, например, "держит" цены на нефть значительно ниже, чем сибирские коллеги. Оказывается, в числе ее учредителей Министерство топлива и энергетики России, Миннефтегазпром, правительство Москвы, государственный концерн "Газпром". И все - в первых лицах. Но именно на Московской бирже и реализуют более 70 процентов свободной нефти. 
А что же производители, которые, в дождь и снег работая на допотопных станках, устаревших технологиях, добывают нефть? 
- Мы заставим Богданова продавать нефть. На нашей бирже,- говорят в Сургуте.- Заставим... 
В. Богданов, генеральный директор объединения "Сургутнефтегаз", зная истинную цену нефти, продолжает упорствовать. Он, народный депутат России, пока еще держится. Надолго ли? Ведь не зря же сургутские биржевики в разговоре непременно упоминают о своих тесных контактах с властью предержащей. Она, дескать, поможет. Окрсовет, горсоветы, райсоветы навалятся и сломают. 
Лично мне теперь понятны опасения того нефтяного генерала, когда он входит в подъезд своего дома. Обложили. 
- Сорок с лишним видов налогов против нас,- жаловался В. Городилов, генеральный директор "Ноябрьскнефтегаза". - Официальные, неофициальные, "теневые"... 
Или, скажем, такой момент. Многие годы нефтяники, руководствуясь "интересами государственного плана", игнорировали экологию. Жутко смотреть на индустриальную панораму северного ландшафта. Здесь птицы не поют, деревья не растут... А сколько вод фиолетового цвета ушло в Ледовитый океан? Так что с природоохранниками не поспоришь. Если бы за всем этим не виднелись ушки коммерческих выгод. 
Действительно, месторождения не отдавали, в том числе и под "природоохранным" предлогом, государственным объединениям. В то же время их раздавали налево и направо местным органам власти, различным коммерческим, кооперативным, акционерным структурам, которые зачастую не знают даже запаха нефти. В обширном списке, переданном в руки так, "чтоб никто не догадался" (все, с кем пришлось беседовать по этому поводу, настоятельно просили их не называть), я насчитал 76 нефтяных месторождений, изъятых у государства в пользу сомнительных в плане профессиональной компетенции структур. 
Кого здесь только нет, даже торфодобытчики из Москвы с 19 месторождениями. Нижневартовский райисполком тоже взвалил на свои плечи функции эксплуатационников нефтяных и газовых месторождений, а Сургутский райисполком для этих задач подобрал в компаньоны финскую фирму "Сургут Ой". Несуществующую, как потом оказалось. Действительно - "Ой"! Райисполком от имени советской стороны давал обязательство предоставления права собственности для разработки и эксплуатации месторождений (как минимум 31 млн. тонн сырой нефти в год). 
Кстати, у гособъединения "Сургутнефтегаз" государственный заказ составляет 47 млн. тонн, свои обязательства оно выполняет. Следующим шагом райисполкома по логике борьбы должен был стать сокрушительный удар по нефтяникам. С тем, чтобы ликвидировать их как "ненужный" класс. Надо же у кого-то отнять - для финских друзей... 
Мировой опыт не знает примеров столь дикой кампании по уничтожению государственного сектора экономики. 
- Вы посмотрите,- Богданов развернул огромные таблицы данных,- почему они к нам лезут? Да потому, что у них нет задела нефти. Если они не влезут к нам, им работать негде будет. 
Пока Богданов горячится, в Москве на самом высоком уровне причину снижения добычи нефти объясняют "закономерным" процессом истощения месторождений. И неудивительно, что из 76 месторождении, переданных на сторону, в разработку не введено ни одного. 
Тюмень притягивает. И не только "своих"... 
В 1989 году Мингео СССР заключило несколько любопытных контрактов на 100 млн. долларов с английской фирмой "Джебка", специализирующейся на перепродаже геологической информации. Таким образом, сегодня монопольное право продавать на мировом рынке информацию об оценке природных запасов в Западной Сибири, карты автодорог, аэропортов, железных дорог, трубопроводов оказалось, как ни странно, только у англичан. Естественно, возникают известные сомнения в целесообразности подобного соглашения. Тем более, когда, например, знаешь мнение французов, которые считают, что заключение подобного соглашения стало возможным либо из-за полной некомпетентности советских специалистов, либо советской стороной получена крупная взятка. 
Интересная деталь: на презентации Сургутской биржи, которая проходила в МИДе страны, Тельману Гдляну торжественно вручили акцию в сто тысяч рублей. С пожеланием раскрутить "третью пирамиду". 
(Для непосвященных: Гдлян работает над книгой "Вторая пирамида", рассказывающей о том, как "хлопковое" дело переросло в "кремлевское". По мнению сибиряков, и махинации с нефтью ведутся на верхних этажах коррумпированной власти). 
Однажды мы проснемся от холода и узнаем, что нефти Западной Сибири больше не существует. Для России. Потому что за нее кто-то уже заплатил. Нисколько не утрирую. 
Недавно познакомился с распоряжением главы администрации Тюменской области, которым предоставлено исключительное право на разработку южной части Талинского нефтегазового месторождения американской акционерной фирме "Регул". Оказывается, принято во внимание согласие компании инвестировать в программу экономического развития области 5 миллионов долларов. Если учесть, что подтвержденные запасы этого месторождения оцениваются в 61 миллион тонн, возникает естественный вопрос: почему мы себя так дешево ценим? 
Во время пресс-конференции ГКЧП был задан вопрос, вызвавший особое раздражение Янаева: "Связано ли отстранение от власти Горбачева с продажей Тенгизского нефтяного месторождения американцам?" Мне показалось, вице-президента от волнения даже передернуло. Фамилия Президента СССР упоминается в материалах, которые собраны мною. К Горбачеву часто обращались. И многих он поддерживал. Через аппарат Президента пронесли не одну лицензию на продажу нефти. Особое расположение Горбачева вызвало акционерное общество "Тюмень", в создание которого немалую лепту внес ЦК КПСС. 
Некто М. П. Метельский, который до недавних пор представлялся в Тюмени как ответственный работник ЦК КПСС, за короткое время сумел поставить дело на прочные рельсы. Именно через него активно пробивался вопрос передачи нескольких высокопродуктивных месторождений нефти для удовлетворения партийных нужд. Звонил сам Павлов. Фирма "Тюмень", в отличие от города Тюмени, развивалась стремительными темпами. Иван Силаев тоже имеет прямое отношение к процветанию этого детища. "Надо поддержать" - его резолюция. 
Фильшин и Павлов, казалось бы, антиподы, но что-то заставило их одинаково хорошо отнестись к просьбам по поводу "Тюмени". Президент фирмы "Экооптимум" Т. Кязимов готов был раскрыть весь свой потенциал: "Мы располагаем финансовыми ресурсами свыше десяти миллиардов долларов США и готовы проводить финансирование через банки Западной Европы и Америки в соответствии с вашими предложениями". Председатель Государственного комитета РСФСР по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС С. Волощук просит "оказывать постоянное содействие и поддержку... Метельскому". 
Был подготовлен проект распоряжения Кабинета министров СССР о выдаче "Тюмени" генеральной лицензии на продажу 69 миллионов тонн нефти. 
Ровно через месяц после регистрации "Тюмень" имела в наличии лицензию на 3 миллиона тонн нефти и 13 нефтяных месторождений. Акционерное общество, наполовину состоящее из частных лиц, начинало запускать в обороты миллиарды... 
Поистине, нефть - имя существительное. Благодаря нефтедолларам, которые широкой рекой вливались в военно-промышленный комплекс и отчасти уходили на закупку хлеба, наша страна значилась в числе сверхдержав. Если перевести на мировые цены добытые в Тюменской области нефть и газ, мы получим колоссальную сумму, более чем в триллион долларов. Увы, мы не сумели распорядиться этим сказочным богатством. 
Можно по-разному относиться к развалу "империи зла", но в то же время нельзя отмахнуться и от того, что развал экономики по большому счету связан и с крахом нефтяной отрасли. Нефть сыграла свою зловещую роль. Точнее, сказалось резкое падение ее добычи. 
В состоянии ли наши нефтяники помочь своей стране? Конечно. При обязательном условии, что им не будут мешать. Дайте им свободу, позвольте хотя бы то, что сегодня гарантируется коммерческим структурам или заморским фирмачам. 
То, что сейчас происходит вокруг нефти, напоминает пир во время чумы. Даже коммунисты не могли себе позволить отдавать кому-то, кроме государства, лицензии на ее продажу. Неужели все это и называется рынком, здоровой конкуренцией, разрушением государственного монополизма? "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации