Утечка советской тайны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
РАИСА СМИРНОВА

Виновных в заражении свердловчан сибирской язвой в 1979 определит суд

ВИНОВНЫХ В МАССОВОМ ЗАРАЖЕНИИ СВЕРДЛОВЧАН СИБИРСКОЙ ЯЗВОЙ В 1979 ГОДУ ТЕПЕРЬ ОПРЕДЕЛИТ СУД

Екатеринбургская пенсионерка Раиса Смирнова решила положить конец одной из тайн ХХ века – эпидемии сибирской язвы в Свердловске в 1979 году. О трагедии, разыгравшейся в прошлом столетии, до сих пор спорят исследователи, военные, журналисты, снимают документальные фильмы и пишут книги-расследования. Но Смирнова уверена – во вспышке заболевания виноваты сотрудники военного городка № 19, допустившие катастрофическую оплошность. Поэтому и отвечать за трагедию должно Минобороны РФ.

Спорные споры

«В 1979 году в Свердловске произошла вспышка заболеваний сибирской язвой – заболеваний, идентичных по своим признакам легочной форме сибирской язвы. Эпидемия данного заболевания была вызвана выбросом в атмосферу облака спор, подобных сибирской язве, с территории 19-го военного городка», – с этих строк начинается исковое заявление екатеринбургской пенсионерки Раисы Смирновой.

68-летняя женщина утверждает, что сама стала жертвой несчастного случая, приведшего к утечке спор советского бактериологического оружия, и с тех пор 36 лет вынуждена работать на лекарства. Поэтому она решила взыскать моральный вред и средства, потраченные на лечение, подав свой иск против Центра военно-технических проблем бактериологической защиты НИИ микробиологии Министерства обороны Российской Федерации.

Перед началом судебного заседания в зале Чкаловского суда Екатеринбурга Смирнова подробно рассказывает журналистам про события 1979 года. Тогда она работала в отделе снабжения керамического завода в микрорайоне Вторчермет. 9 апреля ей неожиданно стало плохо. Она потеряла сознание прямо на рабочем месте. В себя Раиса Смирнова пришла через неделю в 40-й больнице.

«Диагноз мне тогда поставили «бактериологическая пневмония». Под нас, таких, тогда в 40-й больнице целый корпус отвели. Врачи себя вели очень странно, давали какие-то лекарства, от которых сил у меня совсем не было, – вспоминает Смирнова. – Еще ко мне в больницу, когда я с сибирской язвой лежала, пришли мужчины в штатском. Говорят, мне надо подписать бумагу о неразглашении. А если не подпишете, мы вас посадим. Я, конечно, напугалась. Они же, пока я в больнице лежала, могли мне вместо лекарства чего другое воткнуть – и все…»

Подписку о неразглашении тогда давали чуть ли не все участники тех событий. Но в 2005 году вышел 25-летний срок. Говорить о трагедии 1979 года можно стало в открытую. Но ясности в вопросе не прибавилось.

ПОДЗЕМНАЯ ФАБРИКА СМЕРТИ СВЕРДЛОВСК-19

СВЕРДЛОВСК-19.jpg

После начала холодной войны, когда СССР включился в гонку вооружений, на Урале создавался не только металл для оборонки и танки, но и бактериологическое оружие.

Одну из секретных фабрик построили сразу же после Великой Отечественной войны на окраине Свердловска. Само производство находилось под землей. А сверху возвышались казармы, дома для проживания семей военных, бетонный забор по периметру, действовал закрытый пропускной режим. Эта территория называлась «военный городок Свердловск-19».

По некоторым данным, здесь осуществлялись испытания и производство смертельных патогенов, в том числе сибирской язвы.

В целях секретности население уральской «обители зла» числилось за Пермской областью. А само военное подразделение подчинялось 15-му Главному управлению Минобороны.

Свердловск разрастался, и по соседству с 19-м появился 32-й военный городок с танками и БМП. А еще через несколько лет границы города настолько расширились, что ведомства Минобороны оказались чуть ли не в центре микрорайона Вторчермет Чкаловского района города.

В начале апреля 1979 года жители Вторчермета стали массово умирать. Наибольшее количество смертей было среди сотрудников керамического завода, находившегося в двух километрах от Свердловска-19. Ветераны 32-го городка в многочисленных свидетельствах журналистам утверждают, что гибнуть начали и военные. Но командование сразу же ввело карантин.

5 апреля «Голос Америки» сообщил, что в Свердловске произошла вспышка заболеваний сибирской язвой. Сохранять секретность дальше было бессмысленно, и в уральской столице официально объявили тревогу. В газетах сообщили, что произошла вспышка отравлений из-за употребления в пищу мяса зараженного скота.

Домашний скот, имевшийся у гражданских лиц, изымался. Жителей поквартирно обходили санитары. Повсюду были развешены листовки с изображением коровы и надписью «Сибирская язва». Микрорайон опрыскивали обеззараживающими веществами с земли и воздуха. А напоследок все дороги Вторчермета закатали в асфальт.

Свердловчане в официальную версию заражения не поверили. В народе ползли слухи о диверсии со стороны потенциального противника. Но наиболее устоявшейся версией стало ЧП в Свердловске-19. Якобы в конце марта 1979 года, когда работы со спорами сибирской язвы временно были прекращены, работники лаборатории сняли загрязненный фильтр вентиляции. По другой версии, он просто порвался. Не знавшая об этом смена, начавшая работать со спорами, несколько часов проработала с сибирской язвой. Все это время споры ветром разносило по югу и юго-востоку города.

Военные эксперты опровергали эту версию, ссылаясь на тройную систему вентиляции, при которой выход из строя одного фильтра не привел бы к ЧП. Также они утверждают, что наибольшее количество заболевших должно было быть в 19-м военном городке. Однако здесь не было ни одного пострадавшего, что якобы свидетельствует: военная лаборатория источником заражения не была.

В официальных архивах, доступных гражданским лицам, информация об эпидемии отсутствует. Единственный официальный документ, который свидетельствует о том, что в 1979 году в Свердловске была вспышка сибирской язвы, – указ Президента России Бориса Ельцина от 04.04.1992 года о компенсациях родственникам умерших от сибирской язвы.

По официальным данным, в ходе эпидемии погибло 64 человека. Неофициально говорят, что погибших было более ста человек. Но выжившие тогда продолжают страдать от последствий и сегодня. У Раисы Смирновой развился целый букет заболеваний: астма, сахарный диабет, язва желудка.

СРОК ДАВНОСТИ ВЫШЕЛ

«В 2005 году закончилась моя подписка о неразглашении. Поэтому я стала везде ходить, писать по инстанциям, – рассказывает Раиса Смирнова. – Дело в том, что еще Ельцин нам обещал помощь, пенсию повысить. Но так никто ничего и не дал. Собрали нас как-то, еще в советское время, в 87-й школе, простояли мы там шесть часов, а к нам чиновник вышел и сказал: «Курьер с деньгами пропал. Денег не будет». До сих пор, видимо, этого курьера ищут. А пострадавшим, семьям, где умерли люди, должны были выдать по 25 тысяч рублей.

В итоге прикинула, сколько я денег на лекарства истратила с 1992-го, когда меня на гормоны посадили. Сейчас мне каждый месяц надо 10–12 тысяч на лекарства. А где я такие деньги возьму, когда у меня пенсия только 12 тысяч? Все это я посчитала. Вышла сумма шесть миллионов рублей. Поэтому в иске такую сумму и написала». Доказывание вины военных в выбросе сибирской язвы осложняется как давностью события, так и секретностью. Даже врачи в медицинских документах не указывали сибирскую язву в качестве диагноза.

«Мы надеемся, что удастся собрать необходимую информацию. Она должна была где-либо остаться. Будем использовать адвокатские и судебные запросы. Уже сейчас есть определенные результаты, но о них мы расскажем на судебных заседаниях», – пояснила судебный представитель Смирновой Елена Сажина.

Впрочем, с самого начала судебный процесс стал буксовать. На предварительное заседание суда, прошедшее 3 марта, не явились представители ответчика – Центра военно-технических проблем бактериологической защиты НИИ микробиологии МО РФ (ЦВТПБЗ).

Второе заседание пришлось откладывать по этой же причине. Наконец на третьем предварительном слушании в зале суда появился юрист, представитель военных.

«Ответчик не был должным образом уведомлен», – объяснил адвокат Валентин Петренко. От остальных комментариев он отказался, заявив, что не уполномочен общаться с представителями прессы.

Однако третье заседание проходило без адвоката Смирновой Елены Сажиной, которая заболела. По этой причине заседание вновь было перенесено, на 22 мая. Однако Петренко успел передать сторонам и суду возражения ответчика на иск и предложил судье отклонить требования Смирновой, на основании истечения сроков давности.

«Истец Смирнова утверждает, что заболевание сибирской язвой возникло в 1979 году. При этом иск подан в судебные органы только 3 февраля 2015 года. В данном случае исковые требования не могут быть удовлетворены по причине пропуска сроков исковой давности», – объявил Петренко.

Среди остальных возражений ответчика: «Каких-либо объективных доказательств (в том числе медицинской документации), однозначно свидетельствующих о наличии у Смирновой Р. С. в 1979 году заболевания «сибирская язва», в материалах гражданского дела не имеется.

Наличия причинно-следственной связи между состоянием здоровья Смирновой и деятельностью ЦВТПБЗ не имеется.

Каких-либо чрезвычайных происшествий в деятельности ЦВТПБЗ в 1979 году не имелось. Материалов, неоспоримо свидетельствующих о таких событиях, нет.

Законом РФ за № 2667–1 от 1 апреля 1992 года «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году» определено, что расходы, связанные с выплатой пенсий семьям умерших граждан производятся за счет средств Пенсионного фонда Российской Федерации с последующим восстановлением выплаченных сумм до конца каждого календарного года из средств республиканского бюджета Российской Федерации. Следовательно, Министерство обороны РФ и ФГБУ «48 ЦНИИ» МО РФ не является надлежащим ответчиком по данному делу».

По телефону адвокат Елена Сажина объяснила корреспонденту, что действительно находится в больнице.

На возражения ответчика она заявила: «Дела по взысканию морального вреда или установлению юридического факта не имеют срока давности. Поэтому я надеюсь, судья все-таки начнет рассмотрение по существу».

22 мая суд примет решение о прекращении или продолжении процесса.

Утечка советской тайны

Grave 2.jpg

Лидия Третьякова смотрит на надгробную плиту своего отца Лазаря Карсаева. Он один из тех, по меньшей мере 68 человек, которые умерли, когда вследствие аварии из секретной лаборатории в эпоху бактериологической войны в воздух в Екатеринбурга попали споры сибирской язвы.

Апрельским утром 1979 года, Лазарь Карсаев проснулся рано, как обычно, выпил обычную чашку чая и пошел на работу на керамический завод. Через несколько часов 64-летний мужчина был отправлен домой с диагнозом: сильный насморк. Только тогда, когда на следующий день медики в костюмах биологической защиты пришли за ним, чтобы взять его в больницу его семья стала подозревать, что случилось что-то ужасное. Через несколько дней семья была взята под охрану милиции. Похороны происходили под стражей: гроб с телом был заполнен с хлорной известью и запечатан в пластик и захоронен в одной из десятков свежих могил на дальнем краю кладбища.

Врачи сказали им, что он умер от сибирской язвы, но никто не сказал, как и почему произошло заражение. От загадочной вспышки заболевания погибли по меньшей мере 68 человек 22 года назад в промышленном городе Свердловске, сегодня известным как Екатеринбург. В то время, ни жертвы, ни их семьи подозревал, что они были подвержены биологической атаке. В 1992 году тогдашний президент Борис Ельцин, который в 1979 году был главой горкома в Свердловске, в интервью газете сказал, что вспышка была вызвана аварией в военной бактериологической лаборатории.

До этого официальное объяснение было иным: люди заразились через инфицированное мясо. Лаборатория, известная как Военный городок 19, включала сеть заводов в программе разработки биологического оружия Советского Союза, которая производила споры сибирской язвы. Советский Союз присоединился к Конвенции о биологическом оружии, о запрете бактериологического оружия, в 1972 году.

Но российские чиновники признали позже, что Москва нарушала договор в течение 20 лет. Несмотря на признание, военные так и не представили подробную информацию об инциденте в Свердловске, и пелена секретности продолжает висеть над делом и городком, где произошло утечки. "Никто никогда официально не сообщил нам, что заражение было от биологического оружия," - сказала дочь Карсаева, в Лидия Третьякова. "Никто никогда не извинился".

Официальные записи о вспышке заболевания недоступны. В 1979 году случаи заражения сибирской язвой были пропущены полностью в годовом отчете региональной эпидемиологической службы, сказал заместитель начальника службы Виктор Романенко. В свидетельстве о смерти Карсаева стоит причина смерти: "инфекция", сказала Третьякова.

Подробности инцидента были впервые описаны в 1994 в статье профессора Гарвардского университета Мэтью Месельсона в журнале Science. Мезельсон. Он и его соавторы обнаружили, что большинство из 77 известных пациентов жили и работали в южной части города, недалеко от военного городка 19. Они пришли к выводу, что вспышка была вызвана в результате заражения сибирской язвой воздушным путем. Предполагается, что утечка имела место 2 апреля и продолжалась около двух дней, прежде чем люди начали заболевать. "Все те, кто заболел, были люди, которые по той или иной причине, были на улице ночью или рано утром", - сказала Романенко. Некоторые из них, как Карсаев, были не снаружи, но находились на заводах с системами вентиляции, в которые воздух всасывается снаружи.

Романенко.jpg

Виктор Романенко

Романенко сказал он и его коллеги сразу же заметил характерный рисунок заражения, но не могли свободно говорить о причинах заболевания. После официальной линии, местные чиновники здравоохранения взяли образцы мяса для тестирования и обвинили местных поставщиков. Но также они приняли меры, чтобы предотвратить распространение болезни в воздухе. Жители вспоминали, как сразу же после начала вспышки болезни были проложены грунтовые дороги, крыши и стены их деревянные одноэтажных домов рядом с городком 19 тщательно мыли. "Никто не говорил нам, что происходит", - сказала Елена Ключагина. "Мы только видели, что люди в масках старательно моют наши дома. Там не было никакой информации".

Лаборатория

Случаи заболевания человека сибирской язвой наблюдались только в нескольких километрах от военного городка. Но бактерии распространились в небольших концентрациях в отдаленные деревни, где воздействовали животных, которые более восприимчивы, чем люди, к сибирской язве. Александра Санькова, ее муж и девять детей были помещены в карантин в доме в течение месяца во время вспышки.

"Наш баран умер от сибирской язвы, так что медики изолировали нас",- сказал 75-летний житель деревни Большое Сидельниково, расположенной в 20 километрах от Екатеринбурга. "Люди приносили нам еду, потому что нас не выпускали".

В Свердловске Третьякова и ее семья были вакцинированы и лечились с помощью антибиотиков. "Они сказали нам, что все из нас, кто имел контакт с животным также умирают", - сказала она. "Но даже наши родственники пришли к нам".

Сибирская язва не является инфекционным заболеванием, но врачи боялись, что споры сибирской язвы, которые могут оставаться в воздухе и земле в течение многих лет, могут оставлять след и стать причиной новой вспышки. Как ни странно, но ни один из тысяч образцов, которые продолжали брать в области, с тех пор не показали никаких следов бактерий, сказал Романенко. "Это было почти сразу ясно, что это не обычный штамм", - сказал он.

Лос-Анджелес Таймс сообщила в субботу, что одно из объяснений вспышки заболевания в Свердловской области содержится в книге, написанной бывшим заместителем начальника проекта, Кен Алибеком в 1999 году. Книга вышла в США под названием "Biohazard".

Кен Алибек пишет, что он слышал, якобы в системе воздухоотводов отсутствовал воздушный фильтр, это и стало причиной выброса. Произошло засорение фильтра в лаборатории городка 19. Фильтры были удалены во время одной из смен. Поскольку смена закончилась, была оставлена записка для работников следующей смены, чтобы ни заменили его, пишет Алибек. Записку оставили без внимания, или она просто потерялась. Поэтому в течение нескольких часов, прежде чем ошибка была установлена, произошел выброс спор в воздух.

В докладе также говорится, что авария в Свердловске остается единственным случаем заражения сибирской язвой ингаляционным путем, когда жертвы погибли от штамма.

Ссылки

Источник публикации