Уточнение Коржакова: "Ельцин не описался, он обоссался"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Уточнение Коржакова: "Ельцин не описался, он- обоссался"

Заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт следил за количеством выпитого Ельциным как за особым внешнеполитическим фактором

© "Коммерсант", origindate::29.05.2002, "У НТВ могут отобрать лицензию"

Арина Бородина

[...]В воскресной программе Леонида Парфенова "Намедни" был сюжет о новой книге бывшего первого заместителя госсекретаря США Строуба Тэлботта (Strobe Talbott), в которой он рассказал о некоторых вредных привычках Борис Ельцина. А вслед за этим сюжетом прозвучали слова экс-главы президентской охраны Александра Коржакова, который позволил себе довольно оскорбительные слова в адрес первого президента России. Источник Ъ утверждает, что эти сюжеты якобы вызвали сильное раздражение в окружении господина Ельцина и в Кремле, следствием чего и стала история с подвисшей лицензией НТВ. По информации Ъ, гендиректор НТВ Борис Йордан в понедельник написал письмо на имя Бориса Ельцина с извинениями за показанный в эфире материал.[...]

Оригинал этого материала
© "НТВ. Намедни", origindate::26.05.2002, Фото: "КП", "Запомнил и записал"

[Оскорбительные слова Коржакова в адрес первого президента России : "Ельцин не описался, он- обоссался" не вошли в транскрипт передачи-  прим. Компромат.Ру]

Converted 13036.jpgТолстая [page_11826.htm книга мемуаров Строуба Тэлботта "Рука России"] начала продаваться в США во вторник – понятно, выпуск приурочили к российско-американскому саммиту.

Строуб Тэлботт – близкий друг Билла  Клинтона, первый заместитель Госсекретаря США в правление Клинтона, отвечавший за Россию. Тэлботт – одногруппник Клинтона по Оксфорду, тогда же в молодости, он переводил мемуары Хрущева, нелегально переданные на Запад. Теперь мемуары написал сам. Клинтон и Ельцин встречались 18 раз – больше, чем все другие руководители США и СССР-России. У Тэлбота этот период – полтысячи страниц: расширение НАТО, урегулирование в Боснии и личные признания Клинтона: "мне нравится в Ельцине, что он совсем не русский бюрократ. Он ирландский поэт. Для него политика – это книга или симфония, которую он пишет". Наблюдая за поэтичностью российского президента, Тэлбот особо следил за количеством выпитого им – как за особым внешнеполитическим фактором. Создается впечатление, что Тэлбот вел ежедневные записи – такие счета из бара – и теперь предъявил их к оплате.

Из книги бывшего первого заместителя госсекретаря США Строуба Тэлботта “Рука России”…

На первой встрече с Клинтоном в Ванкувере на обеде Ельцин опрокинул три рюмки виски и 4 бокала вина и почти ничего не ел. Уоррен Кристофер передал записку: «Ничего не ест. Плохой знак». Считать, сколько Ельцин принял, станет нашей привычкой на саммитах.

В Галифаксе, когда Ельцин пришёл на послеобеденное заседание, с первой же минуты стало ясно, что он выпил. Позже я узнал, что к тому времени он осушил полбутылки виски. Журналист из России спросил его о Будённовске и Ельцина "понесло": "Это оголтелые бандиты, понимаешь, с черными повязками…"

26 сентября 1994 года из аэропорта в Блэр Хаус я должен быть ехать в лимузине с Ельциным, а Брук – в другой машине, с женой Ельцина Наиной. Но тут суетливо подошёл посол России Юлий Воронцов и сказал скороговоркой: «Президент устал от поездки и хотел бы ехать вместе с госпожой Ельциной». Моя догадка о настоящей причине вскоре подтвердилась. Спускаясь по трапу, он крепко держался за перила и сосредоточивался на каждом шаге. На последнем, оступившись, он схватил за руку Наину.

Той ночью в "Блэр Хаус" Ельцин с пьяным рыком шатался по комнатам в трусах. Спотыкаясь, он спустился на первый этаж и стал приставать с разговорами к агенту американской Службы безопасности. Тому удалось убедить Ельцина вернуться наверх под попечительство своего телохранителя, но скоро Ельцин пришёл снова, твердя: «Пицца! Пицца!» Наконец, русская служба безопасности крепко взяла его под руки и, пытаясь успокоить, быстро отвела наверх.

В Вашингтоне Ельцин выдал репортёрам то самое «Шоу Бориса», на которое они рассчитывали. Он передразнивал прессу, предсказывавшую, что разногласия США и России по поводу Боснии приведут саммит к катастрофе. Обращаясь к камерам, Ельцин прогрохотал: «Это вы – катастрофа!» Дипломатия для Ельцина всегда была шоу, а когда он был пьян, шоу становилось пародией. На тот момент это был худший случай.

Клинтон же согнулся от смеха, подойдя к микрофону, сказал: “Надеюсь, вы правильно поняли!”, - и опять захохотал слишком старательно, чтобы можно было поверить. Потом Клинтон сказал мне: “Ну и шоу, да?!” То, что в поведении Ельцина, нас ужасало, Клинтона смешило. Он говорил: «Даже пьяный Ельцин лучше, чем большинство трезвых русских, которые могли бы быть вместо него».