Учетная специальность – киллер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Внесудебные расправы в России стали обычной практикой спецслужб

1223366405-0.jpeg 17 октября 2006 года сотрудниками милиции Хамовнического ОВД Москвы были задержаны двое подозрительных мужчин. Когда милиционеры проверили их автомобиль, то поразились находке — это был полный набор киллера. Здесь и пистолеты с глушителями, и автоматы, и взрывчатка, и даже так называемый винторез: автоматическое оружие, пробивающее броню автомобиля. Весь этот «арсенал террориста» принадлежал двум жителям Чечни: Сайдулу Бисаеву, уроженцу Нажай-Юртовского района, и Абдулу Мачаеву, родом из села Ведено.

Двое задержанных числились сотрудниками милиции Чечни, причем один из них — Сайдул Бисаев — состоял на службе в полку по охране нефтекомплекса республики. С собой у них были удостоверения, но не было командировочных предписаний и прав на вооруженные операции в другом субъекте Федерации. У них были и т.н. спецталоны — бланки, запрещающие досматривать и задерживать их автомобиль*. Но зачем простые чеченские милиционеры приехали в Москву с целым арсеналом?

21 октября того же 2006 года, через две недели после убийства нашего обозревателя Анны Политковской и через четыре дня после задержания парочки вооруженных чеченских милиционеров, редакцию «Новой» посетил бывший мэр Грозного Бислан Гантемиров. Он в присутствии высокопоставленных сотрудников центрального аппарата МВД сообщил, что задержанные милиционерами ОВД «Хамовники» — одна из групп, направленных в Москву для ликвидации Анны Политковской, его самого и Мовлади Байсарова (бывшего командира отряда «Горец», активно сотрудничавшего со спецслужбами России).

Также стало известно, что в день задержания чеченских сотрудников милиции из ОВД их пытался вызволить старший офицер центрального аппарата ФСБ Бажанов. Когда его действиями заинтересовалась прокуратура, ФСБ сообщила: Бажанов уволен из органов, а сам он свои действия объяснял просто желанием помочь знакомым. Впрочем, насколько мне известно, Бажанов остался при должности и при погонах.

А версия Гантемирова стала особо актуальной, когда через несколько дней после его заявления и переданного в МВД списка боевиков всех трех засланных групп Мовлади Байсаров был убит именно чеченскими милиционерами в самом центре Москвы. Причем одним из стрелявших, по версии журналистов, был заместитель командира полка по охране нефтекомплекса Чечни Султан Рушаев, а другим — офицер Московского РУБОПа, спровоцировавший в свое время дело Зары Муртузалиевой (несостоявшейся якобы чеченской террористки), Руслан Ахмаев.

Как теперь уже известно, к убийству Анны Политковской милиционеры Бисаев и Мачаев отношения не имели и к убийству Мовлади Байсарова в ноябре 2006 года — тоже. Хотя бы потому, что с 17 октября сидели в КПЗ ОВД «Хамовники», а затем в их отношении было возбуждено уголовное дело. Чем закончилось дело — неизвестно, а сами подозреваемые вскоре были тихо отпущены.

Какова судьба остальных групп, о которых рассказывал Гантемиров? Сколько их всего было заслано и зачем? Официально ответить на эти вопросы никто не спешит. Однако некоторые знакомые по «списку Гантемирова» фамилии мелькали по ходу расследования некоторых громких преступлений.

31 января 2008 года в центре Москвы, у ресторана «Каретный ряд», был похищен 54-летний криминальный авторитет Мовлади (Руслан) Атлангиреев**, один из основателей лазанской преступной группировки, агент российских спецслужб, личный знакомый высокопоставленных сотрудников ФСБ (один из замдиректоров этого ведомства гулял на свадьбе его родственников). Атлангиреев также участвовал в переговорах о сдаче в плен в 2000 году вице-премьера Ичкерии Турпал-Али Атгериева, а в прошлом году был заподозрен лондонской полицией в подготовке покушения на Бориса Березовского и выслан из Великобритании.

Разыскное дело по поводу Атлангиреева, практически одновременно с которым был похищен и его близкий друг, ведет Мещанская прокуратура Москвы, куда меня пригласили на допрос после публикации статьи в № 35 (origindate::19.05.08). В ней я упомянул фамилию возможного участника этих событий — Геримеев. Человек с такой фамилией был в списках Гантемирова.

А что делали в Москве задержанные сотрудниками ОВД «Хамовники» чеченские милиционеры, неясно до сих пор. Может быть, Бисаев и Мачаев были в столице проездом? Мало ли на белом свете малоприятных нашим спецслужбам людей, которых надо «мочить в сортире», в том числе и за пределами России?

Ликвидация людей за рубежом

Версию о том, что Бисаев и Мачаев могли быть в Москве «транзитом», подтвердили мои источники в Чечне и в российских правоохранительных органах. И есть основания в нее поверить, хотя бы потому, что работа неких российских «спецгрупп» за рубежом — не такая уж редкость.

В мае 2001 года в столице Азербайджана Баку был расстрелян из пистолета Макарова бывший ичкерийский полевой командир, начальник отдела Шариатской безопасности масхадовского правительства Магомед Кариев. Там же в Баку в сентябре 2003 года был убит бизнесмен Ваха Ибрагимов — посол Ичкерии в талибском Афганистане.

И наконец в феврале 2004 в столице Катара Дохе был взорван автомобиль, принадлежащий бывшему президенту Ичкерии Зелимхану Яндарбиеву. Суд Катара признал виновными в этом убийстве двоих россиян и приговорил их к пожизненному заключению. Правда, усилиями российской власти осужденные вернулись на родину якобы для отбытия наказания.

Если добавить сюда высылку из Лондона агента российских спецслужб Атлангиреева и убийство там же подполковника ФСБ Александра Литвиненко, то определенная система вполне себе выстраивается.

И система эта связана не только со спецоперациями за пределами России: внесудебные приговоры приводятся в исполнение и в местах лишения свободы, похищаются россияне и граждане других государств, работающие на иностранные гуманитарные миссии на Северном Кавказе; похищают и тех, кто был в курсе тайных и противозаконных спецопераций.

Ликвидация на зонах

18 августа 2002 г. в колонии Свердловской области скоропостижно скончался вице-премьер, бывший начальник военной разведки Ичкерии Турпал-Али Атгериев, о котором я уже упоминал. Причем родственникам и журналистам объявили разные причины смерти. Одним, что смерть наступила от поражения почек, другим — от кровоизлияния в мозг. Менее чем через четыре месяца после этого умер в колонии особого режима (Соликамск) другой приговоренный к пожизненному заключению командир «армии им. генерала Дудаева» — Салман Радуев. Оба были осуждены в Махачкале за два года до этого и не были предрасположены к столь скоропостижной кончине. Никто не говорит, что эти преступники не должны были быть наказаны, но история их смерти наглядно иллюстрирует практику внутренних расправ.

21 апреля 2004 года Леча Исламов по кличке Борода, объявленный полевым командиром и криминальным авторитетом, также скоропостижно скончался во время этапа. Ему неоднократно предлагали поработать на спецслужбы, он неизменно отказывался, во время последней из бесед на эту тему сотрудники ФСБ предложили ему чай и бутерброды. Он умирал мучительной смертью на руках у своих адвокатов.

Похищение под видом боевиков сотрудников гуманитарных миссий

Эта тенденция обозначилась похищением зимой 2000 года журналиста Андрея Бабицкого. Его тайно вывезли в селение Автуры и разместили в доме Гази-Магомеда Дениева, работавшего на российские спецслужбы. Через год — в январе 2001-го — похищен американец, работавший на голландскую миссию организации «Врачи без границ», Кеннет Глак. Его продержали в заложниках 26 дней, потом без выкупа отпустили. Больше на Кавказ он с гуманитарными миссиями не ездит.

А в августе 2002 года в был похищен голландец Арьян Эркель — руководитель швейцарской миссии «Врачей без границ». Держали его в заложниках целых двадцать месяцев, в основном в селении Балахани, расположенном рядом со знаменитыми Гим¬ры, родиной Шамиля и убитого в декабре прошлого года депутата народного собрания Казимагомеда Магомедова (по кличке Гимринский). Гимринский был родным братом курьера Хаттаба — Ибрагима Магомедова, вручившего отравленное письмо своему шефу. Картину дополнят три обстоятельства: похищали Эркеля на глазах у офицеров ФСБ, в его освобождении принимали участие почему-то ветераны внешней разведки России, а вопросы о сумме выкупа и о том, в чьих руках он остался, до сих пор составляют суть крупного международного скандала.

Странными выглядят похищения и представителя иностранной гуманитарной миссии Нины Давидович (июль 2002 года), и словачки Марьям Евиковой, работавшей на чешскую Организацию помощи беженцам (май 2003 года). Их держали в домах людей, сотрудничавших со спецслужбами, многие из которых сейчас занимают высокие посты на Кавказе (фамилии в редакции имеются).

И вряд ли мы гарантированы от очередных громких убийств в центре Москвы, загадочных отравлений, странных похищений и бессудных казней, пока не заставим провести официальные расследования всех этих и многих других случаев столь откровенного нарушения закона. Хотя бы потому, что исполнители все еще при исполнении.

  • Задержаны они были, когда шли пешком.
    • Близкий знакомый Лом-Али Гайтунаева, агента ФСБ, куратором которого предположительно являлся подполковник Рягузов.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::06.10.08