Ушли из кадра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Ушли из кадра Правительству удобнее работать за закрытыми дверями 
"Полная открытость правительства, которую провозгласил и ввел премьер-министр Михаил Фрадков, с этого года уступила место политике избирательной информации. Хотя журналисты могут наблюдать вживую часть заседания, чего вообще не было в прежнем правительстве, теперь сами чиновники определяют, что именно показать обществу. Традиционное заседание правительства по четвергам вчера не состоялось. “Это связано с завершением подготовки проекта бюджета на 2007 г. перед его внесением в Думу”, — пояснила пресс-служба Белого дома. “Впервые на моей памяти правительство сообщает, что заседание отвлекает министров от работы”, — иронизирует бывший замруководителя аппарата правительства Алексей Волин. Раньше министров отвлекала от работы телетрансляция. В конце 2004 г. президент Владимир Путин даже советовал премьеру “закрывать какую-то часть своей деятельности”. “Когда камеры работают, хочется выглядеть хорошо, но голова отключается”, — пояснял президент. Действительно, министры в пылу дискуссии не всегда “выглядели хорошо”, однако Фрадков сохранял практику полной трансляции заседаний. Информационная политика правительства заметно изменилась за последние полгода: теперь журналисты могут видеть только часть заседания. Практику публичного обсуждения лишь одного вопроса ввел первый вице-премьер Дмитрий Медведев, когда требовалось подменить отсутствовавшего Фрадкова, рассказывает чиновник Белого дома. О причинах перемен чиновник гадать не стал: “Возможно, [Медведев] перенес сюда методы работы в администрации”. Но директор департамента аппарата Белого дома Денис Молчанов объясняет это иначе. Сами журналисты потеряли интерес к многочасовым дебатам, говорит он, кроме того, газеты и телеканалы зачастую освещали не суть дискуссии, а то, как она происходит. Ограничение телетрансляции не ограничивает информацию, уверен Молчанов, а журналистам показывают обсуждение самых важных вопросов с точки зрения общественного интереса. Например, 18 мая журналисты познакомились с проблемами развития Астраханской области, а вот с обсуждением концепции развития корпоративного законодательства и основных направлений налоговой политики — нет. Развитие Ростовской области 29 июня журналистам показали, а отмену валютных ограничений, инициированную Путиным, обсуждали в закрытом режиме. То же самое произошло 3 августа, когда дошло дело до плана приватизации на 2007 г. и инвестпрограммы электроэнергетики до 2009 г. — для публичного обсуждения был выбран вопрос развития Курил. За “серьезной” по звучанию формулировкой может скрываться чисто технический вопрос, говорит на это Молчанов. Однако без прямой трансляции и важнейшие решения становятся известны постфактум: например “Основные направления денежно-кредитной политики на 2007 г.” обсуждались неделю назад в закрытом режиме, но информация о том, что документ возвращен ЦБ на доработку, появилась спустя сутки. Регламента, как должна освещаться деятельность правительства, нет, объясняет Молчанов. Накануне заседания проводятся брифинги, материалы вывешиваются на сайте, а после заседания там же появляется “выжимка” из протокольного решения. Во времена Касьянова заседания были полностью закрыты для СМИ. Есть два подхода к ведению заседаний, объясняет Волин. Первый — это когда все на публику, реального обсуждения нет, а решения принимаются для галочки — это шоу для журналистов. Касьянов же считал, что правительство сродни совету директоров корпорации — здесь поднимают действительно важные коммерческие вопросы, и участники должны открыто высказаться. “Тут уже прессу не зовут”, — говорит Волин. Но “журналисты работали не втемную”, уверяет бывший руководитель департамента правительственной информации Алексей Горшков. Еще до заседания на сайте появлялись материалы по основным вопросам повестки, рассказывает он, а в день заседания — пресс-релизы. Удобнее всего было работать при “раннем Фрадкове”, полагает журналист SmartMoney Андрей Литвинов. По его мнению, во времена Касьянова доступ к информации иногда слишком жестко регулировался пресс-службой. Но если ты доказывал свой профессионализм, то получал полный доступ, возражает редактор отдела экономполитики “Газеты” Константин Смирнов. “Фрадков показывает шоу, но если ты понимаешь, что к чему, то способен отделить зерна от плевел, — делится он. — Но то, что происходит сейчас ,- просто издевательство”. С журналистами надо общаться, когда уже есть решения, иначе это может восприниматься как театр, полагает министр образования и науки Андрей Фурсенко. Бывший вице-премьер, а сейчас руководитель Роспрома Борис Алешин считает, что держать взаперти готовые решения нельзя, но публично обсуждать сырые вопросы тоже плохо: “Это вызывает кривотолки”. По средам у Фрадкова проходят совещания, где фактически решения и принимаются, говорит ректор Высшей школы экономики: “Правительство — все-таки рабочий орган государства, а не публичной политики”."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации