У Каждого Хора Есть Свой Канто

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Типичные черты олигарха Моше Кантора: наглость, дерзость, способность завести любое выгодное знакомство, использование людей, склонность к обману деловых партнеров, сребролюбие, патологическая гордыня, паранойя

1165503497-0.jpg Из различных источников в последнее время приходят сведения о готовящейся сенсации: грядет скандал в благочинном еврейском семействе. Президента Евро-Азиатского еврейского конгресса Александра Машкевича может сместить его заместитель, вице-президент той же организации Вячеслав Кантор. Происходящее напоминает склочную бытовую сцену на коммунальной кухне.

Так как подобные события происходят в степенных лоббистских органах, — а именно такими являются Евро-Азиатский еврейский конгресс (ЕАЕК) и Федерация еврейских общин России (ФЕОР) — очень редко, а влияние их на экономику России крайне велико, стоит взглянуть поближе на будущего президента.

То ли рабби, то ли лобби

Значение различного рода организаций и союзов, занимающихся лоббированием интересов крупнейших национальных корпораций и отдельных олигархов, возросло в последнее время чрезвычайно из-за того, что ряды их были сильно прорежены. Основные игроки на лоббистском поле либо смещены Кремлем, как случилось с Государственной Думой, или самостоятельно отошли в тень, как это продемонстрировал Российский союз промышленников и предпринимателей с легкой руки Владимира Потанина. Видимо, схожая участь ожидает вскоре и «лоббистский клуб на Большой Дмитровке» — Совет Федерации. Поэтому тем пристальнее внимание СМИ к оставшимся в строю олигархам и лоббистам, особенно к тем, кто эти звания совмещает. Моше Кантор — именно под этим именем широко известен в еврейском мире Вячеслав Кантор. «Руководитель фирмы «Акрон», конкурирующий в бизнесе с такими гигантами, как МДМ и «ЮКОС», обладатель уникальной коллекции русского авангарда, коннозаводчик, …вице-президент Евро-Азиатского еврейского конгресса, меценат, вкладывающий значительные средства в дело возрождения еврейской культуры», — так дословно характеризует Кантора официальный сайт ЕАЕК.

То, что Кантор вкладывает значительные средства «в дело возрождения еврейской культуры», неоспоримо. Правда, общественность, а в последнее время и прокуратуру волнует другой вопрос: каков источник этих средств.

Сбежавший, а не в розыске

В конце прошлого года СМИ, ориентированные на источники в силовых структурах, опубликовали серию материалов, посвященных готовящемуся исходу из России группы олигархов, относящихся к клану опального Березовского. Одним из самых ярких представителей вынужденных переселенцев от бизнеса назывался Вячеслав Кантор. Ему приписывались все типичные черты отмирающего ныне класса нуворишей: наглость, дерзость, способность завести любое выгодное знакомство, использование людей, склонность к обману деловых партнеров, сребролюбие, патологическую гордыню, паранойю и многое другое. Основной причиной бегства олигарха некоторые наблюдатели называют элементарный человеческий страх, который появился у Кантора после того, как, поддавшись соблазну, покусился он на имущество коллег-олигархов из группы МЕНАТЕП-Роспром. Как заявляет в своем послании на имя генерального прокурора Владимира Устинова, опубликованном на официальном сайте МЕНАТЕПа, знаменитый обвиняемый по делу «ЮКОСа» Платон Лебедев, «не соответствующие действительности и заведомо ложные сведения были почерпнуты следователями Генпрокуратуры только из «доносов» и «компроматов», организованных Кантором В.В., оценка несостоятельности которых ранее, в апреле 2003 года была дана Председателем Правительства РФ и Генеральным прокурором РФ с участием РФФИ, Минфина РФ, МАП РФ, Минимущества РФ, Минэкономики РФ, ФСБ РФ и МВД РФ в своих докладах Президенту РФ, но востребованных следователями в июне 2003 года как для обслуживания личных меркантильных и других интересов Кантора В.В. и его «окружения».

Вот и получается, что Вячеслав Кантор около года назад сдал коллег по бизнесу и собратьев по вере Леонида Невзлина, Платона Лебедева, Михаила Ходорковского и других. Кто теперь разберет, может, и правда, хотел всего-то кусок их бизнеса ухватить, а обернулось все гораздо серьезней. Где тут не испугаться последствий.

Но имеет право на существование и другая версия. Просто не хочет Вячеслав Кантор повторять ошибку своего отца, который, будучи директором Сокольнического универмага, был приговорен в 1989 году к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима за спекуляцию и хищение государственного имущества в особо крупных размерах, получение взятки и должностной подлог (статьи 93, 154, 173, 175 УК). Кантор-младший не хочет сам становиться объектом следственных мер, поэтому и получил загодя гражданство Израиля и приобрел жилище в Швейцарии. Если что и удерживает его в России до сих пор, это необходимость подчистить «хвосты», потому что самые великие люди обычно горят на самых ничтожных мелочах.

В начале cлавного пути

Как и его друг Борис Березовский, Вячеслав Кантор успел поработать завлабом в родном МАИ и поторговать чем придется, создав в начале 1990-х годов несколько совместных предприятий, среди которых особенно выделяется одно — российско-американское СП «Интеллектуальные материалы и системы».

В те годы Кантор уделяет большое внимание контактам с представителями еврейских общин, справедливо полагая, что в нужный момент сможет получить там необходимую помощь. Тогда же зародилась трогательная дружба между Кантором и будущим госсекретарем РФ Геннадием Бурбулисом. Плодами этого взаимовыгодного общения явились контракты СП «Интелмас» с регионами и руководством крупных предприятий на исследование состояния экологии. Между делом Кантор, пользуясь неразберихой в столичной канцелярии, оформил на СП «Интелмас» исторический особняк в центре Москвы — дом-усадьбу Киреевских-Карповых на Большой Ордынке. И все-таки настоящее дело появилось только в 1993 году.

Без мыла

Молодой глава администрации Новгородской области Михаил Прусак (в 1979 — 1980 гг. учитель начальных классов сельской средней школы Иваново-Франковской области на Украине), назначенный на эту должность полтора года назад с подачи госсекретаря Геннадия Бурбулиса, просемафорил своему благодетелю, что в Новгороде готовится к приватизации крупнейший в России химический гигант «Азот». Для того, чтобы серьезный куш не проплыл мимо рта, нужен был ловкий человек, сумевший бы все дело повернуть в нужное русло.

Бурбулис знакомит Кантора со своим протеже, и будущий олигарх отправляется на предприятие. Не без помощи областной администрации ПО «Азот» заключило с СП «Интелмас» договор на мониторинг экологической обстановки на своей производственной территории. Проведя на ПО несколько месяцев, глава «Интелмас» приобрел около 35% акций «Азота», выплатив реально менее 350 миллионов рублей по ценам 1993 года (около 200 тысяч долларов). В то время как стоимость готовой продукции «Азота» на мировых рынках составляла около 140 долларов (при себестоимости 4 доллара) за тонну, а годовой объем выпуска достигал 4 млн. тонн.

Вскоре Кантор привел на комбинат своих управленцев, а денежные потоки «Акрона» ушли в АвтоВАЗбанк-Москва, контролируемый Борисом Березовским. Как следует из результатов многочисленных расследований, с приходом на заводы новых менеджеров Кантора экспорт аммиака и минеральных удобрений стал осуществляться через ряд оффшорных компаний, зарегистрированных в Панаме и Гибралтаре и подконтрольных председателю наблюдательного совета ОАО «Акрон» Кантору. Это позволило выводить часть валютной выручки предприятия (до 140 млн. долл. в год) за рубеж на личные счета. Сам Кантор в своих интервью не скрывал, что выступает в качестве портфельного инвестора, то есть покупал предприятия для будущей перепродажи.

Кстати, не секрет, что в настоящее время Кантор активно ищет покупателя на свои российские активы, в частности свою долю в «Акроне» Кантор оценивает в 300 млн. долларов. В начале 1997 года Кантор провел с акциями «Акрона» операцию «консолидация» и отсек от активов множество владельцев небольших пакетов акций — сотрудников предприятий. Крупные пакеты в 29 000 акций номиналом 1 тысяча рублей обменивались на 1 акцию номиналом 29 миллионов рублей. Смысл трюка в том, что акционеры, обладающие пакетом меньшим, нежели 29 000 акций (стоимостью около 6 тыс. долларов по тем временам), были вынуждены продавать его правлению «Акрона» (Кантору) по «договорной» цене.

Сегодня более половины акций ХК «Акрона» (куда входит одноименное предприятие и ОАО «Дорогобуж») принадлежит трем оффшорам — SK Enterprises, ММВ Сenter Ltd и Wetech Ltd, за которыми стоит все тот же Вячеслав Кантор. Роль трейдера выполняет швейцарский офшор Fimochim SA. Через эту фирму идут денежные потоки от экспорта минеральных удобрений производственной группы «Акрон».

Удобряя Поднебесную

Вячеслав Кантор со страниц газет и в приватных беседах с власть предержащими любит порассуждать о сокращении площади посевов и снижении рентабельности сельского хозяйства. Основными виновниками, по Кантору, в этом являются поставщики «Акрона» — ОАО «Апатит» (Мурманская область) и ОАО «Сильвинит» (Пермская область). Цифры говорят об обратном. В прошлом году на внутренний российский рынок попало всего 70 тысяч тонн фосфорных удобрений от «Акрона», что составило 4% от годового объема их производства. Оставшуюся часть своей продукции — без малого 96% — холдинг Кантора отправил за рубеж.

В интервью швейцарскому деловому изданию он утверждает: «Наше внимание сконцентрировано на трех регионах: России — крупнейшем мировом производителе; Швейцарии — важнейшем финансовом рынке; Китае — крупнейшем потребительском рынке». Чтобы снизить издержки и увеличить норму прибыли, Кантор приобретает контрольный пакет акций китайской фирмы «Хунжи», которой принадлежит завод в городе Линь-И.

Аналитики указывают, что «китайская инициатива» Кантора носит необходимый, но слишком запоздалый характер. Через несколько лет китайские производители заставят Кантора уйти со своего внутреннего рынка. Скоро будет построен трансконтинентальный газопровод в Китай, а в конце прошлого года делегация из КНР посетила ОАО «Апатит» в Мурманской области. Надо ли говорить о том, что природный газ — основа для производства аммиака и азотных удобрений, а апатитовый концентрат — основа для фосфорных минеральных удобрений.

Отдайте кто сколько сможет

На пике своей карьеры капиталиста-захватчика Вячеслав Кантор мечтал построить мощную бизнес-группу. Поначалу все складывалось идеально, в руках уже были два перерабатывающих комбината, сбытовая сеть, административный ресурс, действовала трейдинговая схема за рубежом. Не хватало добывающей компании, к которой приложился бы транспортный бизнес. Что касается финансовых организаций, в то время вполне надежным выглядело использование банковских структур близкого Кантору Березовского.

Для реализации планов наш герой решил использовать свой богатый административный ресурс — федеральных чиновников, глав областных администраций, депутатов Госдумы, всемогущих заместителей и советников федеральных министров. Среди последних особенно выделяется Александр Кривенко, советник одного из вице-премьеров. С помощью своих покровителей Кантор предложил государству поразительную по наглости схему. На свет появился проект образования национальной компании «Минеральные ресурсы». Предлагалось, что в эту компанию государство внесет все принадлежащие ему пакеты акций в добывающих и перерабатывающих предприятиях агрохимического комплекса, а «Акрон» — часть собственных акций, получив взамен возможность управлять вновь созданным монстром за счет постановки собственных управленческих кадров на ведущих предприятиях «Минеральных ресурсов».

Параллельно с реализацией проекта «Минресурсы» Кантор начал проводить «точечные удары». В разные периоды времени он пытался получить контроль над Кирово-Чепецким химическим комбинатом, АО «Сильвинит», АО «Беларуськалий», АО «Уралкалий», Ковдорским горно-обогатительным комбинатом», АО «Апатит» и другими предприятиями. О двух неудавшихся захватах следует сказать особо.

Шок и трепет атомщиков

Кирово-Чепецкий химкомбинат — это огромный комплекс, имеющий стратегическое значение для России и производящий большую номенклатуру продукции, от удобрений до боевого поражающего газа и продукции радиационной химии. На его территории находится собственный ядерный могильник.

В середине 1990-х годов из недр Совета Федерации на имя президента Ельцина поступило письмо, в котором обосновывалась необходимость передачи этого химического гиганта под управление Кантора, включив госпакет акций КЧХК в структуру холдинга «Акрон».

Глядя на то, как хозяйствует Кантор на новгородском «Акроне», как лихорадит предприятие, читая отчеты об участившихся на нем случаях серьезнейших аварий, трудно даже просчитать чудовищность последствий предлагаемого тогда «соития». Но катастрофы не случилось, указ Ельцин не подписал, может быть, прислушавшись к возмущенному хору военных, атомщиков и газпромовцев. И все-таки, несмотря на мощное сопротивление, Кантор каким-то образом получает контроль над комбинатом, правда, на весьма ограниченное время. Как следует из источников, Госкомимущество изымает из ведома Минатома 37% пакета акций и передает право голосовать этими акциями (голосами) заместителю председателя совета директоров «Акрона». Только специальное распоряжение премьера Черномырдина восстановило контроль Минатома над стратегическим комбинатом.

Простота как мера воровства

ОАО «Апатит» — градообразующее предприятие для целого заполярного района Мурманской области и лидер мирового производства апатитового концентрата.

Пытаясь заполучить это предприятие, Кантор прибег к помощи зарубежных партнеров. Концерн Norsk Hydro — крупная транснациональная корпорация, занимающаяся добычей и переработкой нефти и газа, производством минеральных удобрений и аграрным бизнесом в разных регионах мира. Norsk Hydro является конкурентом «Акрона» на китайском рынке, поэтому его руководство и заинтересовалось предложением Кантора о сотрудничестве. Западные бизнесмены полагали, что такой союз станет основой для выстраивания единой взаимовыгодной сбытовой политики в Юго-Восточном регионе.

Norsk Hydro к тому времени уже приобрел около 6% акций «Апатита». У Кантора тоже имелись 2% аналогичных акций, и он сумел убедить менеджмент Norsk Hydro, что вместе смогут продавливать низкие цены на апатитовый концентрат.

Стратегические партнеры ударили по рукам и учредили в Москве ЗАО «Нордик Рус Холдинг». Norsk Hydro внесло в уставный фонд совместной фирмы 6% акций «Апатита», а Кантор подсунул партнерам вместе с 2% акций «Апатита» 14% акций ОАО «Дорогобуж» вместо обещанных 14% акций холдинга «Акрон», куда вместе с ОАО «Дорогобужем» входит и ОАО «Акрон». Как говорится, почувствуйте разницу. Кроме того, доля Кантора в уставном капитале оказалась каким-то образом 51%, а западных партнеров из Norsk Hydro — соответственно, 49%. Таким образом Norsk Hydro, лишившись своих акций «Апатита», не получил контроля ни над «Апатитом», ни над «Акроном». На сленге профессиональных аферистов такой прием называется «кидалово».

Сын своего народа

Но даже эта гениальная с точки зрения основ аферизма операция не принесла Моше Кантору предвкушаемой выгоды. С «Апатитом» отношения не заладились — на предлагаемые олигархом цены руководство апатитовым комбинатом не пошло. Не помогла даже мощнейшая информационная волна, заказанная Кантором в СМИ.

Видимо, тогда и созрело в голове Кантора решение добиться заветной цели руками Генеральной прокуратуры. Может быть, свою роль сыграла и появившаяся возможность одним ударом достичь двух целей: получить в управление 20-процентный пакет акций «Апатита» и упрочить свое влияние в еврейском мире.

Для достижения своих целей Кантор не стесняется в выборе средств. В попытке добиться от поставщиков сырья существенного, экономически не обоснованного снижения цен для «Акрона», он использовал имена губернаторов Новгородской и Смоленской областей Прусака и Маслова, подписав от их имени открытое письмо в Правительство РФ. Кроме того, в спор хозяйствующих субъектов Кантор вовлек трудовые коллективы предприятий своего холдинга.

Не убоявшись свежего примера в истории российского олигархизма, Кантор активно подключился к политическим играм. В Новгородской области он поддерживает «Единую Россию» и «Демпартию России», в Смоленской области — национал-патриотов. В Пермской области, как отмечают местные политологи, он «приложился» к президентской кампании Сергея Глазьева.

Такая политическая всеядность объясняется просто: в каждом регионе Кантор поддерживает ту политическую силу, с которой удалось договориться о выделении преференций в его интересах. При этом направленность политического вектора не имеет для него никакого значения, будь политическое движение конструктивным или совсем наоборот.

Так, в Мурманской области, где скоро состоятся выборы губернатора, наш герой встал за спиной у кандидата в губернаторы от коммунистов Владимира Пеляка, главного редактора газеты «Кольский маяк», находящегося в жесткой оппозиции к действующему главе края Юрию Евдокимову, которого поддерживает на выборах «Единая Россия». Тандем Кантор — Пеляк открыто работает на дестабилизацию ситуации в регионе.

Сон разума

Чтобы претендовать на пост президента ЕАЕК, надо помимо связей иметь и серьезные заслуги перед достопочтенной еврейской общиной. Моше Кантор не волнуется, ему кажется, что он их имеет.

В июне 2002 года в историческом центре Великого Новгорода рядом с Ярославовым детинцем открывается синагога и уникальный фонд «Еврейская община Великого Новгорода — центр развития культурного и духовного наследия». Синагога и центр, отмечают официальные источники ЕАЕК, построен на средства господина Кантора.

С инициативой мецената согласились в городе отнюдь не все. Павел Иванов, учредитель и редактор новгородской газеты «Русское вече», дал на страницах своего издания нелицеприятную оценку происходящему и сразу подвергся судебному преследованию.

Обвинение Павлу Иванову было предъявлено «в связи с публикацией в 2002 году в его периодическом издании ряда материалов антисемитского характера». В начале сентября 2003 года городская судья Ольга Кичигина не обнаружила состава преступления в действиях Иванова. Осенью, после губернаторских выборов, когда с мнением электората перестали считаться, Новгородский областной суд отменил оправдательный приговор журналисту. 20 февраля новый состав городского суда признал 55-летнего Павла Иванова виновным и лишил его права заниматься журналистской деятельностью в течение трех лет.

Но дело даже не в этом. Важно не что делается, а как. Наш собеседник, один из ближайших советников Ариэля Шарона, в свое время сказал: еврейскому народу не нужны глупцы. С глупыми нам не по пути.

Юбилей мецената

Смоленск — один из древнейших русских городов. Первое упоминание о нем в Устюжском летописном своде относится к 863 году.

В XXI веке здесь отметился Кантор. «Новый амбициозный проект возрождения смоленского местечка Любавичи — родины одного из самых заметных направлений в современном хасидизме — не случайно связывают с именем Моше Кантора». Источник — панегирик в честь олигарха «Юбилей мецената», посвященный 50-летнему юбилею Кантора, на официальном сайте ЕАЕК.

Сам юбилей Кантор отметил в Швейцарии на берегу Женевского озера, где два дня, 13-го и 14-го сентября, его «чествовали представители еврейского истеблишмента России, предприниматели, политики, деятели культуры и искусства». Устанавливать источники немалых средств для провокационной «миссионерской» деятельности Кантора будет, надо полагать, Генеральная прокуратура, но можно предположить, что, кроме денег «Акрона», уводимых от государства, есть и другой финансовый источник.

На сумму порядка трех с половиной миллиардов долларов умудрился облапошить Кантор государство, правительство Московской области и пайщиков одного небольшого подмосковного предприятия — ЗАО «Московский конный завод №1». До того, как Вячеслав Кантор запустил руку в активы предприятия, конный завод славился на всю страну своими племенными орловскими рысаками. Сгубило его наличие в своих активах огромной площади выпасных земель — около 2300 га, расположенных по обе стороны Рублево-Успенского шоссе. Земля там стоит не меньше 1500 долларов за сотку.

Теперь у Кантора другая забота — необходимо вывести захваченные земли из состава сельскохозяйственных угодий и реализовать их частично за деньги, частично за новые услуги. И не забыть к тому же построить новый центр культурного и духовного наследия еврейской общины в Оптиной пустыне. Говорят, и такая мечта есть у Кантора.

Такой уж он разноплановый, наш герой, олигарх, меценат, коннозаводчик и будущий президент ЕАЕК. Кто это первый сказал, что звезда олигархов в России закатывается?

Михаил Крымов

Оригинал материала

«Российские вести»