У Касьянова увели партию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В операции по нейтрализации были задействованы силовики, пенсионеры и деньги"

Оригинал этого материала
© "Время новстей", origindate::19.12.2005, Фото: "Дни.Ру"

Съесть победителей. Михаилу Касьянову не дали возглавить Демократическую партию

Вера Кузнецова

Converted 20430.jpg

Отобрать бренд политической партии в наши дни разбушевавшихся политтехнологий штука несложная. Главное -- наличие административного ресурса и денег. Наглядный пример, как это делается, -- история, приключившаяся с Демократической партией России (ДПР) в минувшую субботу.

Политтехнологи заинтересовались одной из самых старых партий современной России исключительно потому, что ее собрался возглавить экс-премьер Михаил Касьянов. Вокруг 19-го внеочередного съезда Демпартии, который должен был пройти 17 декабря в Октябрьском зале Дома союзов, развернулась небывалая интрига. Глава ЦК Демпартии Андрей Богданов со товарищи решили помешать г-ну Касьянову стать лидером ДПР, а партии -- остаться однородной.

А потому субботнее серое московское утро выдалось «веселеньким». В ночь в Доме союзов оппоненты г-на Касьянова выставили охрану. А г-н Богданов предусмотрел в списках на проход только тех делегатов, которые поддерживали его. Глава оргкомитета ДПР Александр Половинкин так и не смог пройти в зал, хотя его полномочий никто не отменял. То же случилось с многочисленными делегатами из Курска, Волгограда, Калининграда, Калмыкии... В результате Михаил Касьянов, Ирина Хакамада (на съезде она готовилась объявить о присоединении движения «Наш выбор» к ДПР), а также руководители региональных отделений приняли решение о переносе мероприятия в киноконцертный зал "Измайлово". [...] Однако руководители ДПР не стали проводить съезд, так как не набрали кворума по числу региональных отделений. [...] Решили провести конференцию или встречу [...].

Исход съезда, инициированного г-ном Богдановым, в силу широких финансовых возможностей и административного ресурса был предопределен заранее. Бренд будет отобран, и богдановские документы, вне сомнений, зарегистрирует Минюст. Даже несмотря на то, что с отцом-основателем партии Николаем Травкиным, Михаилом Касьяновым и Ириной Хакамадой останется большинство членов ДПР. И кстати, никакой это не раскол партии, про который так активно расспрашивали в день событий журналисты партийных лидеров. Просто демократическая партия ушла из Демократической партии, оставив г-ну Богданову три буквы.[...] В Измайлово к настоящей Демпартии приехали и настоящие лидеры других демократических движений. В частности, лидер СПС Никита Белых. Он призвал к объединению на выборах и мораторию на критические высказывания демократов в адрес друг друга.

***

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::19.12.2005

У Касьянова увели партию. Его победил любитель грибов и "Спартака"

Михаил Романов

В субботу у Михаила Касьянова увели из-под носа партию, расколов ее надвое. Нынешняя рыночная стоимость политика (1 шт.), как уверяют Касьянов и Хакамада, взлетела, как цены на нефть, — 10 тысяч долларов! Именно за эту сумму, по их словам, массово скупались делегаты Демократической партии.

[...] Некоторых делегатов банально обманули. Неизвестные звонили в гостиничные номера и просили спуститься вниз, где людей сажали в автобусы и увозили в Колонный зал. И что интересно: разобравшись, не все обманутые вернулись! Прибывший в Дом союзов лидер Курского объединения ДПР Сергей Васильев вышел в центр зала и призвал собравшихся делегатов: “Это нелегитимное собрание. Вас обманули. Если вы считаете себя демократами, на улице стоят автобусы, которые повезут вас в Измайлово, где проходит настоящий съезд”. Однако привез он не больше пяти человек. Еще несколько провинциалов вернулись на станцию метро “Партизанская” самостоятельно. Корр. “МК” был свидетелем сцены, когда, запыхавшись, на съезд к Касьянову врывались возмущенные региональщики и трогательно обнимались со своими коллегами. “Нас обманули! Мы не знали, что это провокация!” — кричали они и радостно позировали телекамерам. [...] Лидер калининградского отделения Вольдемарас Лапата в беседе с корр. “МК” рассказал, что он увидел у конкурентов: “Пускают только по спискам, составленным г-ном Клинцевичем и компанией. Очень много массовки из бабушек и студентов, которым выдали желтые карточки для голосования, и они даже не понимают, что вокруг них происходит”. [...] В результате этой политической спецоперации проиграл Касьянов. Его съезд признан нелегитимным, так как необходимого кворума не набралось. Лидером партии объявили Богданова.

[...] Странно, что сторонники Касьянова и Хакамады решили не подавать судебных исков о попытках подкупа. Ирина Муцуовна прокомментировала: “Бесполезно”. А вот депутат Госдумы Александр Хинштейн (“Единая Россия”) намерен передать в прокуратуру материалы о попытках подкупа... со стороны Касьянова.

Итак, если Кремль поддержит Демократическую партию на парламентских выборах-2007, то лидером фракции в Госдуме станет Андрей Богданов. Что мы знаем об этом человеке? Пока только то, что он очень любит путешествовать: в Интернете пользуются популярностью его дневниковые записи, обильно сдобренные фотографиями со всего света. Там же надежда русской демократии незатейливо сформулировал основные принципы своей жизнедеятельности: “Семья: Моя семья — моя крепость. “Спартак”: С молоком матери! Выборы: работа. Грибы: Интерес к природе с детства. Демократия: Составная часть моей работы”. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::19.12.2005, Михаилу Касьянову не дали возглавить ДПР

Процесс разъединения демократов

Мария-Луиза Тирмастэ

Михаилу Касьянову не удалось стать лидером Демократической партии России (ДПР). Прошедший в Доме союзов съезд партии избрал ее главой председателя ЦК Андрея Богданова. А представляющие 32 региональных отделения ДПР соратники экс-премьера провели партийную конференцию в гостинице "Измайлово". В операции по нейтрализации сторонников господина Касьянова, по свидетельствам очевидцев, были задействованы силовики, пенсионеры и деньги. С тем, что теперь делать – бороться за брэнд ДПР или создавать новую партию, экс-премьер обещал определиться в начале 2006 года.

"Здание захватили неизвестные"

Ранним утром в субботу журналистов, направлявшихся на съезд в Дом союзов, обзвонила советник Михаила Касьянова по связям с общественностью Елена Дикун и сообщила, что "ночью здание захватили неизвестные, которые выдают себя за делегатов съезда, поэтому в срочном порядке съезд переносится в гостиницу 'Измайлово'". В фойе концертного зала сторонники экс-премьера из региональных организаций ДПР в красках рассказывали, как "посланцы Кремля" накануне "перекупали" делегатов, чтобы они голосовали против господина Касьянова. "На заседание ЦК приходил генерал Клинцевич (член президиума генсовета 'Единой России' Франц Клинцевич.– Ъ), я с ним беседовал лично, он сказал, что если лидером партии будет Богданов, то она получит зеленую улицу к регистрации и СМИ, а помощник Богданова предлагал $10 тыс. за поддержку председателя ЦК",– рассказал глава отделения ДПР в Республике Алтай Михаил Каратунов. "Десять тысяч лично мне предлагал Богданов, но я его послал туда, куда обычно посылают в России",– добавил делегат из Алтайского края Джамбул Абесадзе.

Ближе к десяти утра в фойе вместе с Ириной Хакамадой, которая должна была войти в политсовет ДПР, появился господин Касьянов. "У нас полевая обстановка, дайте поработать",– отгонял он фотокорреспондентов. А председатель московского отделения ДПР, бывший глава аппарата правительства Касьянова Константин Мерзликин пояснил, что съезд не может начать работу, поскольку "часть делегатов была введена в заблуждение и села в автобусы, которые увезли их в Дом союзов".

"Самозванцы ночью проникли в Дом союзов под руководством власти. Эти недопустимые вещи мы имеем в Москве, в самом демократичном городе страны",– заявил господин Касьянов. Он возмутился тем, что "власть нарушает конституционные права граждан, мешая им провести съезд": "Это заходит за пределы всего разумного. Куда мы катимся? Сегодняшние события показывают, куда – в тьму, в бездну! Если мы не будем говорить о своих правах, все мы там очень скоро окажемся". А госпожа Хакамада добавила, что "ночью здание Дома союзов окружили представители спецслужб", и "там идет провокационный дубль съезда": "Богданов – руководитель незаконный, он не является председателем ЦК". В то же время госпожа Хакамада признала, что "попытка властей перекупить делегатов съезда частично была успешной". "Власти прекрасно понимают, что если проект Касьянова состоится, то это может быть началом очень серьезной борьбы, и сегодняшние его минимальные возможности могут превратиться с огромной скоростью в создание альтернативной политики в России",– резюмировала лидер партии "Наш выбор", конференция которой ранее приняла решение о вхождении в ДПР.

К одиннадцати часам в "Измайлово" приехали сторонники господина Касьянова, которые ездили посмотреть, что происходит в Доме союзов. "Мы убедились, что там не более 20 региональных отделений, остальные – массовка из бабушек-пенсионерок, совершенно не понимающих, что происходит",– сообщил глава калининградского отделения Виталий Лопата. Другие партийцы с трибуны рассказывали соратникам, ожидающим начала съезда, как они "прорывались в здание Дома союзов". "Там 15 региональных отделений, поэтому все документы, что они примут,– липа",– объяснял замглавы курской организации Сергей Васильев.

Вскоре места в президиуме заняли Михаил Касьянов, Ирина Хакамада и Константин Мерзликин. Последний объявил, что в зале присутствуют 149 делегатов из 234, представляющие 32 региональные организации. Поскольку для кворума необходимо представительство не менее 45 организаций, собрание было названо "конференцией сторонников демпартии и партии 'Наш выбор'". Господин Касьянов, стуча кулаком по трибуне, гневно объяснял, что "для срыва нашего съезда Кремлем выделен огромный бюджет – $2 млн": "Наше мероприятие ввело власть в такие расходы за один день. Представляете, какие мы сильные?!" Предположив, что скоро "всех заставят менять загранпаспорта, а новые дадут не всем", экс-премьер заявил о решимости "продолжать борьбу". "Жизнь не заканчивается, наоборот – это только начало!" – резюмировал он, предложив соратникам "подискутировать, что делать дальше".

Ирина Хакамада охарактеризовала происходящее в стране как "смесь азиатского тигра, пиночетовщины и всего подряд": "Власть не боится меня и Касьянова в отдельности, но если вокруг нас собираются люди, начинается страх". Основатель ДПР Николай Травкин посетовал, что в 2006 году ему исполнится 60 лет, "а спокойной старости все нет и не предвидится". По его мнению, создавать "еще одну демократическую организацию, которая будет стоять на обочине и бибикать, бессмысленно": "Надо без надрыва создавать серьезную демократическую оппозицию". Господин Травкин призвал включиться в эту работу людей, которые "начинали демпартию". "Есть песня 'Фронтовики, наденьте ордена'. И я сейчас это сделаю",– объявил он, приколов на лацкан звезду Героя Социалистического Труда. Лидер СПС Никита Белых, согласившись, что для объединения нужны "новые партии и брэнды", предложил для начала сформировать единый демократический совет, чтобы "успеть подготовиться к мартовским региональным выборам".

Большинство делегатов предложило "не погрязать в судах" в борьбе за ДПР, а "начать все с нуля". Но господин Касьянов объявил соратникам, что не надо принимать "скоропалительных решений": "Есть два варианта дальнейших действий – создавать новую партию либо бороться за брэнд ДПР. Мы проанализируем все юридические и организационные аспекты, и до нового года я пришлю вам предложения, что делать дальше. А в январе-феврале мы встретимся вновь".

"Был Касьянов – и нет Касьянова"

В альтернативном съезде противников экс-премьера с самого начала прослеживалась твердая рука организаторов. В девять утра к Дому союзов стягивались пенсионеры с транспарантами: "Касьянов, не позорь ДПР, уйди сам!", "Жених, свадьбы не будет", "ДПР не дача, за взятку не купишь". Когда стало ясно, что героя плакатов на съезде не будет, пенсионеры, получившие мандаты, как и делегаты съезда, заняли последние ряды в зале.

"У нас представлены 47 региональных отделений и присутствует более 200 делегатов",– открыл съезд глава исполкома Вячеслав Смирнов. Откладывать решение главного вопроса не стали: сразу же после формирования президиума, мандатной и счетной комиссий прошло тайное голосование по выборам лидера партии. Делегатам предложили выбрать из двух кандидатур – Андрея Богданова и Михаила Касьянова. В итоге за господина Богданова проголосовали 212 делегатов, а за экс-премьера – 13. "Это было голосование за нашу позицию, что мы не с чиновниками и хотим объединяться снизу,– объявил лидер ДПР.– Демпартия сильна идеологией, и именно это мы сегодня доказали". "Касьянов кто такой? – вопрошал какой-то делегат с трибуны. – Бог с ним! Был Касьянов – и нет Касьянова".

Пока участники съезда обсуждали проблемы смертности и рождаемости, краснодарский делегат Евгений Фотиади объяснял Ъ: "Идет превращение партии в дочернее предприятие 'Единой России'. Они Касьянова боятся, все идет на его нейтрализацию. Демократическая партия уже погибла, здесь сидит шариковая демократия". На вопрос Ъ, правда ли, что делегатам предлагали деньги за то, чтобы они голосовали против экс-премьера, господин Фотиади признался, что "правду вам здесь никто не скажет". На этот же вопрос лидер ДПР Андрей Богданов ответил так: "У партии есть бюджет, и мы со многими региональными организациями обсуждали их бюджеты для участия в выборах. Некоторые товарищи эти разговоры путают с подкупом".

В ответ на вопрос Ъ, почему бабушки, которые стояли с транспарантами, получили мандаты и голосовали наравне с делегатами, господин Богданов сказал, что это "его друзья из московской организации", которые пришли его поддержать. "Они получили гостевые мандаты (внешне они никак не отличались от мандатов делегатов.– Ъ), я не знаю, зачем они их поднимали, их не учитывали при подсчете",– объяснил лидер ДПР. "Ничего криминального" господин Богданов не видел и в появлении охраны: "У нас была информация, что исполком (его до съезда возглавлял соратник Михаила Касьянова Александр Половинкин.– Ъ) допечатал 150 пропусков, поэтому было принято решение о замене мандатов, проходных документов. И мы выставили охрану, чтобы не было мордобоя". Участие в обоих съездах делегатов от одинаковых регионов лидер объяснил тем, что сначала региональные конференции выдвинули делегатами сторонников экс-премьера, а потом они были переизбраны.

Советник по пиару Михаила Касьянова Елена Дикун сказала Ъ, что в "купленном съезде приняли участие купленные люди, не имеющие никакого отношения к демпартии", и комментировать его результаты "значит опускаться до этого уровня".

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::19.12.2005

Человек недели: Дай миллион

Кирилл Харатьян

Будущему кандидату в президенты России Михаилу Касьянову должно быть обидно. В самом деле, он, презрев очевидную опасность, принял трудное решение и вступил на опасный и трудный путь публичного российского политика. Надо сказать — имеет для этого основания. Опыт руководящей работы на самом почти что высоком посту — есть. Внушительная внешность — есть. Голос, который отдельные барышни признают даже и сексуальным, — есть. Авторитет в деловых кругах, причем совершенно определенный, — есть. Народное уважение — ну тоже, в принципе, можно сказать, есть, ведь поминают предыдущего председателя правительства на фоне нынешнего добрым словом. Деньги вроде бы есть или, как кажется, могут быть мобилизованы. Решительность, как уже сказано, — появилась.

А результата нет никакого, если не считать за результат назойливый и как минимум не слишком приятный шум, которым сопровождается его публичная политическая деятельность. Говоря грубым языком, только Михаил Михайлович куда-нибудь рыпнется, сразу возникает что-то малопривлекательное. Сперва эта странно купленная дача “Сосновка” — стоило показать бескомпромиссность и желание вернуться на первые государственные роли. Плюс на этом деле у него появился оппонент — врагу не пожелаешь: Хинштейн.

Теперь вот недосъезд Демократической партии, двухглавое руководство, взаимные обвинения в подкупе делегатов и вероломстве…

В принципе, ничего нового, если мерять на российскую действительность, не случилось. Обычное у нас дело, когда у какой-то конторы два начальника, одновременно легитимных. Много раз это проходили и в бизнесе, и в политике. У нас и на гербе двухглавый орел.

Но для Касьянова эта типичная российская ситуация, как и история с дачей, оказалась непреодолимой. Не нашел он ничего убедительного сказать, чтоб развернуть ее в свою пользу или хотя бы нейтрализовать действия соперников. Растерянность сквозит во всем его внушительном и авторитетном облике.

То есть не тянет он самую важную, публичную часть политической работы — что, учитывая его прошлое, очень даже объяснимо: чиновники делают карьеру потихоньку, исподволь; публичные политики — громко, у всех на глазах. Пошел бы, что ли, после неудачи своей партийной на воскресный антифашистский митинг, сказал что-нибудь удачное, запомнился бы, прогремел… Но нет: будто расплескать боится свое богатство. Как советский миллионер Корейко из романа “Золотой теленок” Ильфа и Петрова, который побоялся сводить красавицу Зосю в кино, а зато получил Паниковского с золотым зубом, который, “наступая на волочащиеся за ним тесемки от кальсон <...> схватил Александра Ивановича за руку и быстро забормотал: “Дай миллион, дай миллион, дай миллион!”

Кстати, если перемножить число голосовавших за оппонента Михаила Касьянова на выборах главы Демократической партии (чуть более 200) на сумму, которую якобы предлагала каждая из демократических сторон делегатам за поддержку, как раз примерно миллион и получится.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::19.12.2005

Краткий курс расколов в Демократической партии России

Первый раскол в ДПР произошел во время ее учредительной конференции 26-27 мая 1990 года. Около 90 делегатов, в том числе народные депутаты РСФСР Лев Пономарев и Марина Салье, заявили об отказе войти в партию, после того как большинством голосов было отвергнуто предложение о введении института сопредседателей ДПР. Впоследствии они вошли в руководство движения "Демократическая Россия".

В апреле 1991 года глава московской организации Гарри Каспаров и один из создателей партии Аркадий Мурашев объявили о выходе из ДПР, обвинив председателя партии Николая Травкина в нетерпимости к иным мнениям и отходе от антикоммунизма. Их поддержало более 100 членов партии. Впоследствии критики господина Травкина отказались от выхода из ДПР, но в октябре 1992 года вошли в блок "Либеральный союз".

8 сентября 1992 года секретарь политсовета ДПР Евгений Малкин обвинил главу исполкома партии Валерия Хомякова и зампреда партии по идеологии Илью Ройтмана в выступлениях от имени ДПР без согласования с политсоветом. Конфликт закончился после того, как господину Малкину предоставили более широкие полномочия.

В декабре 1992 года на съезде ДПР более 80 делегатов из 13 регионов заявили о выходе из партии из-за несогласия с ее курсом, направленным против реформ Егора Гайдара. В январе 1993 года они под руководством экс-главы петербургской организации ДПР Александра Сунгурова учредили "Союз прогресса России".

6 мая 1994 года председатель ДПР Николай Травкин был назначен министром без портфеля, после чего члены фракции в Госдуме обвинили его в измене оппозиционному курсу партии и даже собирались вынести вопрос о его отставке. В октябре 1994 года господин Травкин добровольно покинул пост председателя партии, а после и саму ДПР.

В 1995 году перед ДПР встала проблема нехватки средств для участия в выборах в Госдуму. Договориться о партнерах для создания блока руководители партии не смогли. Сторонники председателя национального комитета Сергея Глазьева примкнули к Конгрессу российских общин, а глава фракции ДПР в Госдуме Станислав Говорухин предложил вступить в блок с Партией самоуправления трудящихся (на что ПСТ ответила отказом). В результате ни одна из групп в парламент не прошла.

28 февраля 2003 года делегаты съезда ДПР проголосовали за отставку и исключение из партии ее лидера, новгородского губернатора Михаила Прусака. Причиной стало его постоянное отсутствие на партийных мероприятиях и "отказ от обязательств по управлению партией". По данным СМИ, господин Прусак разочаровался в ДПР и решил примкнуть к "Единой России", куда его приняли в феврале 2005 года.