У Мосэнерго срывается банк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::21.11.2008, Фото: "Коммерсант"

У Мосэнерго срывается банк

Компанию пытаются лишить трех миллиардов рублей и контроля над Трансинвестбанком

Николай Герсонский

Converted 27925.jpg

Павел Смирнов

Крупнейшая генерируюшая компания страны, освещающая и обогревающая Московский регион – ОАО Мосэнерго – стала жертвой крупного мошенничества. Три года назад Мосэнерго обманом лишили контрольного пакета акций в ее расчетном банке, а затем при попытке вернуть утраченный контроль с помощью юридических уловок обязали выплатить авторам аферы миллиарды рублей. Впервые в российской практике в мошеннической схеме была активно задействована независимая судебная инстанция – Третейский суд. Беспрецедентной аферой уже занялись правоохранительные органы, которые установили, что она является лишь частью схемы по выводу активов Мосэнерго, разработанной представителями бывшего менеджмента РАО ЕЭС.

Наследие «циников»

Уполномоченным банком Мосэнерго по расчетно-кассовому обслуживанию с 1997 года являлся КБ «Трансинвестбанк» (ТИБ). При этом, Мосэнерго являлось его основным акционером, владея 72,4% его акций.

Однако, весной 2005 году тогдашний менеджмент Мосэнерго вдруг решил сократить долю компании в Трансинвестбанке. Сперва Мосэнерго лишилось контрольного пакета: в результате допэмисии , приведенной в пользу двух других фирм-акционеров ее доля уменьшилась до 47,8 %. А после – и блокируюшего: после продажи половины оставшегося пакета за компанией сохранилось лишь 24,6% акций ТИБа.

Финансовые аналитики называли такое решение, по меньшей мере, странным: обычно компании напротив, стараются усиливать контроль за банками, где размещены их активы. А деловые СМИ, в частности – газета «Коммерсантъ», отмечали, что часть пакета Мосэнерго в Трансинвестбанке была продана без ведома основных акционеров компании – Газпрома и РАО ЕЭС: их представители заявляли, что им ничего об этой сделке неизвестно, и обещали «разобраться».

Позже появилась информация, что за сделкой стоял тогдашний менеджмент Мосэнерго, в частности – генеральный директор Аркадий Евстафьев: именно он, как писали СМИ, контролировал четыре зарегистрированные в оффшоре на Виргинских островах фирмы-однодневки, выкупившие принадлежавшие энергокомпании акции банка. Контролировал господин Евстафьев, по утверждению СМИ, и две фирмы, наряду с Мосэнерго изначально являвшимися акционерами ТИБа. Сутью же затеянной им комбинации, по утверждению СМИ (а позже – и следствия), был выкуп Мосэнерго своих акций банка у его карманных фирм, но уже по гораздо более высокой цене. Однако завершить задуманное господину Евстафьеву тогда не удалось: летом 2005 года он со скандалом ушел в отставку (ее инициировал лично президент Владимир Путин, после энергоаварии в Чагино обвинивший менеджмент Мосэнерго в «цинизме и очевидной профессиональной непригодности»).

Вслед за этим руководство РАО предприняло попытку вернуть контроль над банком: соответствующее решение совет директоров энергохолдинга принял в феврале 2006 года. При этом, речь шла о доведении доли Мосэнерго в Трансинвестбанке до 100%. Дело в том, что согласно уставу банка каждый его совладелец, независимо от своей процентной доли, получал в управлении всего один голос. Таким образом, вернув себе пакет в 72,4% акций банка, Мосэнерго не могло установить контроля над ним: у нее в управлении оставался всего один голос, еще два контролировали бывшие фирмы-совладельцы, которые, как писали СМИ, также контролировались господином Евстафьевым. Что касается стоимости сделки, то решением совета директоров был установлен потолок цены приобретения оставшегося пакета банка (75,4%) - не выше, чем ранее были проданы доли Мосэнерго. С учетом того, что пакет акций Мосэнерго в 23,2% был продан за 118,6 млн рублей, получается, что установления полного контроля над Трансинвестбанком обошлось бы Мосэнерго в 385 млн рублей. Оплата акций, согласно решению руководства РАО, должна была производиться только после завершения сделки и получения полного контроля над банком.

Куратором работы по исполнению данного решения был назначен заместитель председателя совета директоров РАО Павел Смирнов, входивший от энергохолдинга в Совет директоров Мосэнерго.

Серый кардинал

На личности господина Смирнова стоит остановиться особо. Начнем с того, что, также как и господин Евстафьев, он входил в ближний круг главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса и пользовался его безграничным доверием. «Павел Степанович Смирнов наш главный юрист. Все, что происходит в нашем юридическом пространстве,… защита нас от агрессивных нападений, и поддержка наших миролюбивых инициатив в окружающем пространстве, в руках у Павла Степановича», - такую лестную оценку давал своему подчиненному господин Чубайс в прошлом году на праздновании 10-летия РАО. И как оказалось совершенно напрасно. Господин Смирнов, который, как выяснилось позже, являлся, по сути, главным идеологом аферы Ефстафьева, отплатил своему шефу черной неблагодарностью. Он не только проигнорировал решение Совета директоров и РАО и Мосэнерго в части стоимости возврата долей, но и использовал ситуацию для личной наживы. В результате различных ухищрений, используя «карманные» оффшорные компании и юридические фирмы, и втянув в процесс независимую судебную инстанцию - Третейский суд потребовал от Мосэнерго уплатить своим вышеупомянутым структурам за контроль над Трансинвестбанком «запредельную» сумму – 2,8 миллиарда рублей!

Работая в РАО, господин Смирнов проявлял недюжинные таланты в сфере создания в юридическом пространстве всевозможных новообразований. Так, именно его называют идеологом создания Третейского суда РАО ЕЭС, призванного решать экономические споры, возникающие между субъектами энергоотрасли. А также – ставшего с 2007 года преемником этой организации Третейского суда при "Фонде "Право и экономика ТЭК"" (ПЭТЭК). Кроме того, в активе господина Смирнова – создание целой сети юридических «дочек» РАО, осуществлявших правовое сопровождение дочек холдинга: ЗАО «Юрэнерго ЕЭС», ООО «Бюро правовых исследований» (БПИ) и т.д.

При этом, во всех случаях господин Смирнов почему-то всегда стеснялся своего «отцовства». Даже несмотря на то, что оно было явным. К примеру Третейский суд ПЭТЭК, и БПИ имеют один и тот же юридический адрес и реальное место расположения – особняк по улице Большая Серпуховская, 60. где расположен и офис господина Смирнова. Более того, у них совпадают и номера телефонов. Впрочем, при ближайшем рассмотрении причина скрытности господина Смирнова становится вполне понятной. В ситуации с Трансинвестбанком господин Смирнов не только не выполнил поручение Совета Директоров РАО – выкупить все акции банка по фиксированной цене, но и попытался завершить аферу, начатую его соратником по «чубайсовской» обойме господином Евстафьевым, активно задействовав при этом ресурсы БПИ и Третейского суда ПЭТЭК.

Впрочем, обо всем по порядку.

Бюро недобрых услуг

Прежде всего, господин Смирнов пролоббировал, чтобы именно БПИ было поручено исполнение решения совета директоров РАО по установлению контроля за банком. Сделать это было несложно: с легкой «главного юриста РАО» Бюро еще с 2004 года являлось генеральным подрядчиком Мосэнерго по правовым вопросам, фактически подменив собой юридическую службу компании. При этом, деятельность БПИ руководством Мосэнерго по сути никак не контролировалась. «Мы сидели прямо в дирекции Мосэнерго, занимали полтора десятка кабинетов, - вспоминает бывший сотрудник Бюро. – Вели все договора, иски, судебные дела компании, даже оформление доверенности от имени руководства Мосэнерго составляли сами! Начальство подмахивало их, практически не глядя. Юристы Мосэнерго даже не знали, где и в каких судебных процессах она участвует – их единственной функцией было носить бумажки из БПИ на подпись своему руководству – и обратно».

Ловушка

Но перед тем, как БПИ вступило в переговоры с оффшорами господина Евстафьева, господин Смирнов задействовал другой свой «стратегический резерв» - Третейский суд при ПЭТЭК, Весной 2006 года Мосэнерго обратилось в него с иском о признании недействительными допэмиссии и договора о продаже акций ТИБа, в результате которых доля компании в банке уменьшилась с 72,4 до 24,6%. Представлял интересы Мосэнерго в суде опять же юрист БПИ Алексей Романов – ему была выдана соответствующая доверенность от руководства компании. Таким образом, в деле, по сути, были представлена одна сторона: господа Евстафьев и Смирнов, которым были подконтрольны и оффшорные компании, с которыми Мосэнерго оспаривало сделку, и Бюро, да, по сути, и сами судебная инстанция. В результате, суд принял нужное им решение: сделку купли-продажи акций признать недействительной и дать Мосэнерго возможность выкупить акции обратно. После этого господин Романов подписал соглашение с компаниями-оффшорами, по которому Мосэнерго обязалось выкупить у них пакеты акций, необходимые для доведения своей доли до 72,4% - 47,8%. А Мосэнерго заключило с БПИ договор, по которому Бюро поручалось выполнить решение совета директоров по выкупу акций. В рамках данного соглашения Мосэнерго перечислило БПИ аванс в размере 320 млн рублей, предназначенных для выкупа акций – суммы, которой должно было хватить практически на весь пакет.

Тройной хапок

Получив от Мосэнерго документально подтвержденные обязательства по выкупу акций, господин Смирнов приступил к реализации основной части аферы. В январе 2007 года Третейский суд вынес дополнительное решение по иску Мосэнерго к оффшорам: энергокомпании было предписано уплатить за 47,8% акций банка рыночную цену в размере 956,6 млн рублей! При этом, господин Романов, представлявший Мосэнерго в суде, не только согласился с этим решением, но и не уведомил о нем руководство компании. В результате Мосэнерго не смогло оспорить его в установленный законом срок, и было поставлено перед необходимостью платить по счетам: в апреле 2007 года Арбитражный суд Москвы выдал компания-оффшорам – держателям акций исполнительные листы на принудительное взыскание с Мосэнерго этой суммы. В результате со счетов компании в Трансинвестбанке в пользу фирм-оффшоров (читай, в пользу их хозяев) было списано более полумиллиарда рублей.

Однако, неприятности энергокомпании на этом не закончились. Господин Смирнов попытался заставить ее дважды заплатить за акции банка. Летом 2007 года БПИ выставила Мосэнерго счет на 630 млн рублей якобы за выполнение условий подписанного соглашения. Момент был выбран удобный: компания переходила под контроль Газпрома, в ней шли кадровые перестановки. В качестве обоснования своих финансовых претензий, Бюро предъявило новому руководству Мосэнерго целый ряд меморандумов, якобы подписанных им с прежним менеджментом компании, из которых следовало, что БПИ, выполняя поручение по установлению контроля за Трансинвестбанком, потратило около миллиарда рублей из своих и заемных средств. Однако, когда новое руководство Мосэнерго потребовало от БПИ предоставить документы о том как был потрачен аванс в 320 млн рублей и на основании чего были выставлен счет на 630 млн, ему в этом было отказано.

«По сути, нам просто сказали, ребята, вы должны нам денег, а за что – не ваше дело. При этом, БПИ не выполнило ни одного решения Совета директоров РАО: 100% акций ТИБа Мосэнерго не получило, а за то, что якобы было выкуплено, с нас требовали сумму, в разы превышавшую потолок, установленный решением руководства энергохолдина», - вспоминает бывший сотрудник гендирекции.

Впрочем, у БПИ были все основания вести себя столь дерзко: обоснованность его претензий подтвердил… Третейский суд ПЭТЭК, который, как уже упоминалось, также контролировался господином Смирновым. «Я помню немало случаев, когда при возникновении спорных с точки зрения права ситуаций Павел Сергеевич говорил: завтра я принесу нужное нам решение суда. И действительно, приносил», – рассказывает наш собеседник, работавший в Мосэнерго.

Однако, и этого «юридическому гению РАО» Смирнову оказалось мало. Весной 2008 года о своих материальных претензиях к Мосэнерго заявило некое ООО «Агентство правовой информации энергетики», которое якобы привлекалось БТИ для возврата долей ТИБа Мосэнерго. Свои затраты, якобы понесенные в ходе этой деятельности, Агентство оценило в 860 млн рублей. Иск о взыскании с Мосэнерго с этой суммы был направлен…. опять-таки в Третейский суд при ПЭТЭК.

Беспредел

Ситуацию, когда Мосэнерго принуждают заплатить за возвращение своей доли ТИБа сумму, почти в 10 раз превышающую его полную «продажную» стоимость (сумма всех исковых претензий к компании плюс аванс, выплаченный БТИ составляют 2,8 млрд рублей против 385 млн рублей расчетной стоимости 100% пакета ТИБа) участники рынка называют «беспредельной». «Не припомню случая, чтобы российская компания платила рыночную цену за акции своего карманного банка, где она является основным клиентом. Это просто нелогично», - отмечает член совета Ассоциации российских банков, попросивший не упоминать его имени. Сумму, выставленную Мосэнерго, наш собеседник называет «неадекватной». «Меня очень удивило бы, согласись руководство компании выполнить эти условия, поскольку совершенно очевидно, что если Мосэнерго уйдет из Трансинвестбанка, то он просто перестанет существовать», - отмечает он.

«Прецедентов, когда в мошеннических схемах используется Третейский суд, отечественная юриспруденция не знает», - отмечает сотрудник юридической службы одной из энергокомпаний Северо-Западного региона. При этом, отмечает он, законодательных механизмов для борьбы с его предвзятыми решениями нет. «Если от имени компании подписана третейская оговорка, по которой она признает верховенство решений данной инстанции, то она на их исполнение. Насколько я знаю, в случае с Мосэнерго было именно так. Распространение этой схемы несет большие риски для участников рынка, а с учетом стратегической важности энергоотрасли - и для экономической безопасности страны», - отмечает юрист.

Расплата

Поэтому неудивительно, что аферой господина Смирнова в итоге заинтересовались правоохранительные органы. В октябре 2008 года следственное управление при УВД Центрального округа Москвы было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество в особо крупных размерах") в отношении лиц из числа руководства БПИ. Как писала газета «Коммерсантъ» со ссылкой на данные следствия, в результате обысков в офисе по Большой Серпуховской, 60 были обнаружены и изъяты документы, « свидетельствующие о том, что и БПИ, и фирмы, владеющие долями в Трансинвестбанке контролируются одним из бывших руководителей "Мосэнерго"" (читай, господином Смирновым). Так, в кабинете главного бухгалтера БПИ были обнаружены дискеты системы электронных платежей "банк-клиент" для управления расчетными счетами всех фирм, в пользу которых были списаны похищенные у "Мосэнерго" деньги.

При этом, в ходе следственных действий выяснилось также что только выводом активов Трансинвестбанка аппетиты господ Смирнова и Евстафьева не ограничились. Как пишет «Коммерсантъ», представители следственного управления «дали понять, что расследуемое дело лишь один из эпизодов, связанных с действиями бывшего менеджмента "Мосэнерго". Сейчас ГУВД Москвы проверяет информацию о том, что из собственности "Мосэнерго" перед сменой руководства незаконно было выведено несколько зданий в пределах Садового кольца Москвы и ряд предприятий, через которые осуществляются расчеты с физическими лицами за тепло и энергию, а также похищены крупные денежные суммы».

Пока официальное обвинение по делу никому не предъявлено. Однако, с учетом вновь открывшихся фактов можно предположить, что это - дело ближайшего времени.