У СКР может появиться инструмент запугивания судей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Суд Нальчика

Судья из Нальчика, взыскавшая с Минфина 30 млн руб. в пользу ликвидаторов радиационных аварий, окончательно лишилась мантии. Теперь ее привлекают к уголовной ответственности

Если привлекать судей к уголовной ответственности за «неправильные» решения нельзя. Так можно дойти до того, что по любому отмененному решению судью будут привлекать к ответственности. "У СКР появляется страшное оружие и одновременно инструмент запугивания судей", – пугала Даутокова.

Карьера Елизаветы Бечеловой оборвалась, когда она присудила около 650 млн руб. ликвидаторам последствий аварии на ЧАЭС в счет морального вреда. Дело в том, что еще 15 лет назад Верховный суд разъяснил, что эта категория граждан не может получить такую компенсацию. Когда дело дошло до выплат, решения начали спешно отменять, сама судья лишилась полномочий, а вскоре попала под прицел СКР – там усмотрели заведомую неправосудность. И хотя, как считает Боташева, доказательств тому нет, бывшие коллеги раз за разом разрешают возбуждение уголовного дела.

Елизавета Боташева (ранее – Бечелова) отработала судьей около 12 лет. В 2000 году она заняла пост мирового судьи, а в 2006-м перешла в Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики. Ее карьера закончилась, когда она рассмотрела серию исков от ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС и других подобных объектах, а также от участников ядерных испытаний. Они желали получить компенсацию морального вреда, но еще в 2000 году Пленум Верховного суда РФ запретил удовлетворять такие требования.

Тем не менее судьи Нальчикского городского (Фатима Нахушева и Елизавета Бечелова) и Терского районного суда (Рита Балкарова) в период с апреля 2011 года по июль 2012-го присудили каждому обратившемуся чернобыльцу по 1,2–1,5 млн руб. Общая сумма выплат составила около 700 млн руб. Впоследствии судебные акты отменили в вышестоящей инстанции, а историей с выплатами занялась Квалифколлегия судей КБР. В августе 2012 года было вынесено предупреждение Балкаровой (рассмотрела заявления двух чернобыльцев), 6 ноября 2012 года были прекращены полномочия Нахушевой (рассмотрела два дела, по каждому проходили 13 истцов, общая сумма выплат – чуть более 30 млн руб.). 7 декабря 2012 года добрались до Бечеловой (47 дел, 456 истцов, удовлетворены иски на сумму 642,7 млн руб.) и тоже лишили ее мантии. Попытка Нахушевой оспорить увольнение провалилась в ДСП в середине марта, а Бечеловой – в конце апреля.

Злоключения Бечеловой на этом не закончились – историей заинтересовались следственные органы, и глава СК Александр Бастрыкин обратился в ККС за разрешением на возбуждение дела по ч. 2 ст. 305 УК (вынесение заведомо неправосудного решения, повлекшее тяжкие последствия, – до 10 лет лишения свободы). В первый раз санкция была получена 6 марта 2013 года, и опротестовать это решение ККС Бечеловой не удалось ни в республике, ни в Верховном суде РФ. (Подробнее>>) Однако через год СК потребовалось получить разрешение еще раз, на этот раз в отношении Боташевой, которой вменялось 47 эпизодов по ч. 2 ст. 305 УК. И на этот раз, 5 сентября 2014 года, такое разрешение от ККС было получено, а 10 октября прошлого года оно устояло в ВС КБР. Боташева вновь попыталась оспорить его в ВС РФ, куда и прибыла сегодня со своим адвокатом Бэлой Даутоковой.

Сама Боташева на заседании выступать не стала, лишь поддержав свою апелляционную жалобу, где просила принять по делу новое решение.

– Считаю, что квалифколлегия КБР и Верховный суд республики приняли решение необоснованное и противоречащее закону. Обращу внимание, закон, который требует возбуждения дела посредством получения согласия ККС, – не совсем формальное мероприятие, но тут все к этому и свелось, – начала Даутокова.

Она отмечала, что в рассматриваемом случае привлекают не за преступление общей уголовной направленности, а именно за судейское решение, и потому здесь особое значение принимают доказательств какого-либо умысла.

– Отмена решения как таковая – довольно частое явление, и сам факт отмены не является основанием для привлечением судьи к уголовной ответственности. И потому, когда СКР просит разрешение на возбуждение дела по этой статье, было бы неплохо получить доказательства заведомости. Ни одного доказательства и даже намека на такие доказательства не было, и, исходя из этого, есть основания говорить, что это не что иное, как преследование за выраженное мнение, – заключила адвокат.

По ее словам, так можно дойти до того, что по любому отмененному решению судью будут привлекать к ответственности. "У СКР появляется страшное оружие и одновременно инструмент запугивания судей", – пугала Даутокова.

Наконец, уже при рассмотрении жалобы, процессуальные ошибки допустили в ВС КБР, считает адвокат. Так, например, Боташева на заседании заявила отвод, а в ответ ей зачитали лишь резолютивную часть определения об отказе. "Вопреки нормам оно не было принято полностью в совещательной комнате, и можно сказать, что отвод в установленном ГПК порядке рассмотрен не был", – утверждала представитель.

На решение коллегия ВС потратила не больше 10 минут, в удовлетворении жалобы отказали. Тем временем еще в конце октября прошлого года против Боташевой было возбуждено уголовное дело.

Возбуждено дело на судью, взыскавшую с Минфина компенсацию морального вреда на 642,7 млн руб.

Председатель СКР Александр Бастрыкин возбудил уголовное дело в отношении судьи, удовлетворившей иски о компенсации морального вреда пострадавшим за период, когда законодательством данные компенсации предусмотрены не были, сообщает пресс-служба СКР.

Бывший судья Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики 61-летняя Елизавета Боташева подозревается в совершении преступления по ч.2 ст.305 УК РФ (вынесение судьей заведомо неправосудного решения, повлекшее иные тяжкие последствия).

По данным следствия, 12 апреля 2011 года судья Боташева, в то время носившая фамилию Бечелова, вынесла решение по гражданскому делу о взыскании с казны в лице Минфина РФ компенсации морального вреда 8 лицам за увечья, полученные в ходе ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС на общую сумму 12 миллионов рублей.

Это решение вступило в законную силу и было исполнено. Однако в августе 2012 года решение судьи Бечеловой отменено Верховным судом Кабардино-Балкарской Республики в кассационном порядке.

СКР считает, судья вынесла заведомо неправосудное решение, поскольку законодательство, действовавшее на момент аварии в Чернобыле, не предусматривало выплат компенсации морального вреда пострадавшим. Закон обратной силы не имеет, поэтому обратившиеся в суд истцы не могли претендовать на компенсации. При этом, по мнению следствия, "судье Бечеловой было известно об отсутствии правовых оснований для постановки решения".

В декабре 2012 года ККС Кабардино-Балкарии удовлетворила представление председателя ВС республики Юрия Маирова о привлечении судьи Елизаветы Бечеловой к дисциплинарной ответственности и досрочно прекратила ее полномочия с лишением третьего квалификационного класса судьи (с текстом решения ККС можно ознакомиться здесь). Судья пыталась оспорить это решение в ВС КБР, а затем в Верховном суде РФ, но безрезультатно.

Кстати, в представлении главы ВС Кабардино-Балкарии отмечалось, что всего судьей Бечеловой были рассмотрены 47 дел о компенсации "морального вреда здоровью" чернобыльцев за счет казны РФ. По ним принято решение взыскать с Минфина РФ 642,7 млн рублей в пользу 456 истцов.

Бечелова Елизавета Амирхановна с мая 2000 года по апрель 2006 года работала мировым судьей судебного участка №8 Нальчика. Указом президента РФ № 333 от 7 апреля 2006 года назначена на должность судьи Нальчикского горсуда на 3-летний срок полномочий, указом президента РФ № 1001 от 2 сентября 2009 года назначена судьей этого же суда на неограниченный срок полномочий. Имела стаж работы в должности судьи более 12 лет.

История вопроса

Судья, "подарившая" миллионы чернобыльцам, не сможет вернуться на работу

Судья из Нальчика, взыскавшая с Минфина 30 млн руб. в пользу ликвидаторов радиационных аварий, окончательно лишилась мантии. Аргументы ее представителя – если нарушения и были, то несущественные, а постановление Пленума ВС она проигнорировала по ошибке – не убедили Дисциплинарное судебное присутствие. Ее коллега, удовлетворившая подобные иски на сотни миллионов рублей, попытается отстоять свой статус в апреле.

ВС заявил о неправосудности неотмененных решений

История, обернувшаяся сразу для двух судей Нальчикского городского суда Фатимы Нахушевой и Елизаветы Бечеловой лишением статуса, произошла еще в 2011 году. Тогда первая взыскала с бюджета больше 30 млн руб. компенсации морального вреда в пользу 26 ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС (два дела). Каждый из истцов получил по 1,2 млн руб. – ровно столько, сколько они и запрашивали, притом что, как правило, суды в России снижают размер компенсации, заявленный в иске, до нескольких десятков тысяч. Бечелова пошла дальше – она рассмотрела более 40 дел и удовлетворила иски чернобыльцев на сумму, превышающую 500 млн руб.

Ситуацией с массовыми выплатами заинтересовался Минфин и даже пожаловался на ситуацию в Верховный суд. Тот, получив статистику по делам чернобыльцев, направил на имя главы ВС КБР Юрия Маирова письмо с рассказом о постановлении Пленума ВС, запрещающем применять по делам о компенсациях чернобыльцев нормы ГК о "возмещении морального вреда". Они не имеют обратной силы, а приняты были гораздо позже ликвидации аварии, которая случилась в 1986 году, не говоря уже об аварии на комбинате "Маяк" в 1957 г. (среди истцов были и ее ликвидаторы).

"Решения судов КБР <…> не могут оцениваться иначе как заведомо неправосудные", – говорится в письме от 29 июня 2012 г. за подписью председателя состава по трудовым и социальным делам ВС РФ Бориса Горохова. "Для устранения негативных последствий" он попросил назначить служебную проверку, выявить причины нарушения закона при рассмотрении дел и "лиц, причастных к вынесению заведомо незаконных решений".

К осени прошлого года Минфин и казначейство республики сумели восстановить сроки обжалования по нескольким делам и отменить часть судебных решений (жалобы по остальным продолжают рассматриваться – прим. авт.). В частности, в октябре и декабре 2012 г. это произошло по двум делам Нахушевой, и сейчас приставы арестовывают счета, пенсии и имущество у тех, кто успел получить компенсации. Верховный суд КБР, тем временем, вынес в отношении Нахушевой частное определение за нарушение Инструкции по делопроизводству, небрежное отношение к исполнению обязанностей по отправлению правосудия.

А глава ВС КБР Юрий Маиров попросил республиканскую ККС лишить Фатиму Нахушеву и Елизавету Бечелову мантии. Поводом для этого стали выявленные "дисциплинарные проступки". Перечить Маирову в ККС не стали и в ноябре-декабре Нахушева и Бечелова лишились статуса. После этого они пожаловались в ДСП.

Преследование за мнение по делу

Вчера ДСП рассматривало жалобу Нахушевой на решение ККС (судьба Бечеловой будет решаться в апреле). На протяжении всего заседания представитель Нахушевой Евгения Ишбулдина убеждала членов ДСП, что ее клиентка пострадала за правовую позицию по делу. В качестве аргумента она использовала копию решения республиканской ККС о вынесении предупреждения судье Терского районного суда Рите Балкаровой, которая присудила двум гражданам 2,3 млн руб., а после предупреждения вышла в отставку.

А судья Нальчикского горсуда Марина Пшунокова и вовсе осталась ненаказанной, хотя точно так же, как и Нахушева, формально отнеслась к подготовке дел к слушанию. Это Ишбулдина выяснила самостоятельно, изучив карточки семи дел на сайте суда, следовало из ее выступления. Причину такого щадящего подхода Ишбулдина видит в том, что Пшунокова отказала истцам. "Это лишний раз доказывает, что в зависимости от того, какое решение было вынесено, ККС находит нарушения в деятельности судей или не находит", – говорила она. Уже к концу третьего часа заседания, когда Ишбулдина вновь вернулась к словам о преследовании судьи за правовую позицию, председатель миролюбиво заметил: "Мы уже поняли, что вы говорите о различном подходе в зависимости от исхода рассмотрения дела".

Была ли подпись?

Эмоциональными сравнениями Нахушевой с другими судьями ее представитель не ограничилась. Из речи юриста следовало, что лишенная статуса Нахрушева не согласилась с предъявленными претензиями.

"Отсутствие подписи [одного из 13 истцов] на исковом заявлении не соответствует действительности. <…> Подпись имеется, – "разбивала" Ишбулдина один из аргументов председателя республиканского ВС. – В исковом заявлении на последнем листе <…> фамилии и инициалы истцов напечатаны и только фамилия Накани дописана рукописным текстом. <…> Я уверена, что судья Нахушева восприняла эту запись именно как подпись истца М. Накани".

Затем она перешла к рассказу, что закон не определяет вид подписи. Неважно, по ее мнению, и то, что запись в иске не похожа на подпись Накани в его паспорте. Документ выдан в 2001 г., говорила Ишбулдина, подпись у человека могла измениться. Сама Нахушева на заседании ККС признавала, что "недосмотрела, что не все истцы подписали исковое заявление".

"Но даже если бы судья Нахушева все-таки вернула документы Накани, – вдруг допустила представительница, – то были бы нарушены права других 12 истцов. Оставить [иск] без движения [было] нельзя".

– Ничто не мешало Нахушевой в части этого заявителя оставить [иск] без движения. <…> Никаким образом это на права других лиц бы не повлияло, – возразила позже ей член республиканской ККС Марина Кулеш.

Еще более неоднозначными выглядели отсылки сторон к "отсутствию-присутствию" подписи под иском А. Тумова. Из представления следует, что тот, когда дошло до кассационной инстанции в октябре 2012 г., заявил, что подписывался под иском. Ишбулдина настаивала: "Тумов не отрицал, что подписывал заявление". Это следовало и из оглашенного сегодня протокола судебного заседания в ВС КБР.

Из него следует: Тумов рассказывал судьям, что подавал иск вместе с остальными заявителями, готовил иск адвокат, а сам он подписывал бумаги от Леры Алхасовой (эта бывшая чиновница Министерства труда, по словам чернобыльцев, и убедила их подать иски и отдать ей половину выигранного, теперь против нее заведено уголовное дело о мошенничестве). Однако в частном определении в отношении Нахушевой говорится, будто Тумов на заседании в ВС КБР сообщил, что не писал иск и подпись под ним не его.

Сумма компенсаций

Заметно удивила членов ДСП, как и представителей ККС КБР, сумма присужденных компенсаций – каждому истцу "досталось" по 1,2 млн руб. Но в представлении главы ВС КБР говорится, что имеющиеся в деле документы не подтверждают данные о причиненных заявителям нравственных и физических страданий.

– Заявители различного возраста 1932—1968 годов рождения. Они одинаковое количество времени участвовали в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы? – интересовался у Ишбулиной член ДСП.

– Наверное, разное, – менее уверенно ответила представитель.

– Кто-то из них инвалид, кто-то нет. Физические страдания-то у всех различные. Почему всем [присуждена] одинаковая сумма по 1,2 млн руб.?

– Не могу ответить на этот вопрос.

А представителю ККС Марине Кулеш пришлось рассказывать про "значительные негативные последствия в виде причинения государству крупного ущерба", которые появились из-за допущенных судьей нарушений.

– Решение сделано вопреки постановлению Пленума ВС РФ. Почему она вынесла такое решение? Это произошло из-за того, что она не знала о наличии постановления Пленума или она сознательно пошла вопреки ему? – интересовался у Ишбулдиной член ДСП.

– Она в своих возражениях указывала, что изучила практику, которая была в Нальчикском городском суде. По 47 искам были вынесены подобные решения, ни одно из них не было отменено вышестоящей инстанцией, – попыталась уклонится от ответа представитель.

– Не знала или сознательно?

– Мне трудно ответить на этот вопрос. Я думаю, что это судебная ошибка.

Разделить иск на части

Не согласилась Нахушева и еще с одной претензией ККС – что она должна была оставить иски чернобыльцев без движения и назначить истцам срок для обращения с самостоятельными заявлениями.

"Мне как судье не понятно, как можно было скопом принять требования [компенсации морального вреда] 13 совершенно разных людей, – удивлялась Кулеш. – Не все даже были чернобыльцами: двое были ликвидаторами аварии на "Маяке" и в "Семипалатинске" [там до 1987 г. проходили ядерные испытания – "Право.Ru"]. В решении это не нашло отражение".

Но Ишбулдина была непреклонна на протяжении всего заседания: "Иск один. [Требования] объединены самими заявителями. Соистцы сами определили, в каком виде подавать иск: индивидуально или коллективно".

Возражала Ишбулдина и на указание, что Нахушева не выдала копии решения истцам. По ее словам, документы были переданы их представителю Алхасовой. "Нахушева не снимает с себя ответственности за то, что она вовремя не посылала решения, а ограничилась тем, что выдала под расписку представителю, – говорила ее юрист. – Но она считает, что наказание несоразмерно".

Отказ в восстановлении в должности

В прениях Ишбулдина добавила к своим прежним аргументам просьбу к ДСП учесть, что Нахушева впервые рассматривала дела о возмещении морального вреда, опыта рассмотрения у нее не было.

Представители ККС попросили отказать в удовлетворении жалобы. Председатель ККС КБР Мухамед Ташуев подчеркивал, что ККС понимала, что судья не может быть привлечен к ответственности за мнение по делу. Но в случае с Нахушевой, по его словам, шла речь о грубом нарушении норм материального и процессуального права. "Это не совместимо с высоким званием судьи", – заметил он.

После полуторачасового совещания члены ДСП сообщили сторонам, что жалоба Нахушевой оставлена без удовлетворения. Решение окончательное.

Ссылки

Источник публикации