У исламского лобби отобрали инструмент влияния

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.12.2006

У исламского лобби отобрали инструмент влияния

Банк "Бадр-Форте" был объективно опасен

Валерий Шибанов

В последнее время Центробанк активно вмешивается в деятельность коммерческих банков. При этом, очевидно, руководство ЦБ стремится не только прекратить деятельность банков, нарушающих законодательство, но также избавиться от структур, подозрительных с политической точки зрения. Последовательно «зачищаются» банки, занимающиеся финансированием оппозиционных структур или связанные с внешними инвесторами, явно обладающими собственными политическими планами.

Можно, конечно, корчить из себя демократа и кричать, «какое право Центробанк имеет лезть в политику», но надо понимать, что кто-то же должен это делать. Надо учитывать, что именно через банки могут действовать самые деструктивные силы.

Последняя история подобного рода случилась в начале декабря, когда лицензии лишился «Бадр-Форте» банк. Одновременно, приказом от 4 декабря NОД-659, Центробанк назначил временную администрацию по управлению банком на срок до момента назначения ликвидатора. Все эти действия полностью соответствуют федеральному закону “О банках и банковской деятельности”, и в них, на первый взгляд, трудно найти какую-либо подоплеку. За истекший год лицензия была отобрана более чем сорока коммерческих банков. В основном, это были организации специально созданные под определенные проекты и операции, связанные с нарушением финансового законодательства.

Но «Бадр-Форте банк» - особый случай. Пожалуй, трудно назвать банк, в уставном капитале которого существенную роль играли бы иностранные инвестиции, причем не вообще инвестиции из-за рубежа, а средства, вложенные представителями исламской страны, - другого такого банка в России нет.

По данным ЦБР, «Бадр-Форте» не направлял своевременно в Росфинмониторинг сообщения об операциях, подлежащих обязательному контролю. Это значит, что он, скорее всего, либо занимался «отмывом» денег, либо финансировал структуры, которые были заинтересованы в том, чтобы скрывать поступления особого рода.

Само по себе существование «отмывачного» банка явление достаточно распространенное. Нам памятны времена, когда половина российских банков грешила тем же самым. И в России, надо честно признать, с ними даже стали мириться как с неизбежным злом. Но такого рода банки обычно не ведут какой-либо активной деятельности, помимо «отмыва» средств (зачем, ведь в любой момент могут закрыть), не занимаются долговременными проектами (тем более имеющими политическую подоплеку) и не занимаются активной пропагандой политических идей.

«Бадр-Форте» - особый случай. Он активно финансировал экспортные операции (почти исключительно в страны исламского мира), работал над реализацией совместного проекта с Исламским Банком развития (что-то вроде ИБР для исламских стран), а его руководитель – Адалет Джабиев часто выступал с призывами «крепить дружбу с арабскими странами и Ираном, отказавшись ради этого от партнерства с Западом».

Стоит вспомнить и том, как позиционировал себя «Бадр-Форте». С самого своего создания 15 лет назад он считался исламским банком. Его руководство открыто заявляло о том, что в своей деятельности руководствуется принципами шариата. Банк принципиально отказался от выдачи кредитов под проценты, мол, мусульмане осуждают ростовщичество, помимо личной практики но вел активные переговоры о создании иных исламских финансовых структур, не принимающих и не вкладывающих деньги под проценты (исламские банки обычно за свои вложения получают долю в производстве или право на часть продукции). Банк не финансировал проекты, связанные с алкогольной и табачной промышленностью и не сотрудничал с компаниями, работающими на этом рынке. Само по себе это не является нарушением закона, хотя, очевидно, что идет в разрез традиционной финансовой практикой прижившийся в России.
Но опасность этого опыта заключалось не в нарушении традиций.

Очевидно, что только с таким банком могли работать политические организации исламских стран, стоящие на фундаменталистских позициях (в некоторых странах, например, в Иране и в Саудовской Аравии фундаменталисты стоят у власти). И после закрытия Бадр-Форте банка у них не будет структуры, через которую они могли бы действовать, и их политические проекты, которые они реализовывали в России, неизбежно будут свернуты.

В том, что такие проекты были, можно не сомневаться. Мы привыкли полагать, что в России собственную политическую игру ведут только США и Европа. В действительности, в последние годы все большую активность проявляют представители исламского мира. Они взаимодействуют одновременно и с политической элитой республик Северного Кавказа и Поволжья, и с многочисленными общественными организациями, и с разного рода журналистами, писателями и политическими деятелями, которые связаны происхождением с народами, исповедующими ислам. Не удивительно, что переводы денежных средств подобным клиентам банку приходило осуществлять чрезвычайно осторожно, всячески оберегая их конфиденциальность.

О масштабах финансирования, которое осуществляется в России исламскими политическими структурами, можно лишь догадываться. В отчетах Центробанка мелькает цифра 33 миллиарда, но предположительно это только вершина айсберга. Также пока не ясно, кто именно был клиентом «Бадр-Форте» банка. Известно, что банк был создан с использованием денег египетского происхождения. Напомним, что Египет являясь одним из лидеров исламского мира, ведет активную внешнюю политику, а его политическая элита проявляет стойкий интерес к идее «союза исламских стран с Россией против Запада». Возможно, приняв в расчет то, что активность «Бадр-Форте» в последние два-три года резко выросла, будет легче понять, почему так неожиданно испортились отношения нашей страны с США и ЕС, а арабские страны, где, увы, не в чести западные цивилизационные стандарты (Сирия, Египет и Алжир) стали на столь выгодных условиях приобретать российское оружие.

«Бадр-Форте» был объективно опасен, беда даже не в том, что он процветал, основная проблема заключалась в том, что он стремился к расширению. Весной этого года банк объявил, что в число его акционеров войдет Международный Исламский банк реконструкции и развития.

Пока в отношениях отечественных банкиров и политических деятелей с Ближнего Востока Центробанк России поставил точку. Но это не значит, что исчезла угроза политического вмешательства во внутренние дела России со стороны исламских стран. Для того чтобы не оказаться заложником чужой, или даже враждебной нам политической игры, необходимо и дальше вовремя уничтожать инструменты, с помощью которых она ведется.