У меня есть три желанья, нету рыбки золотой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Третий сон в Совете Федерации сенатора Гурьева

1215593921-0.jpg И чего я здесь сижу? Сейчас бы на природу, на рыбалку…. Пока заседал, умный вид делал, на семгу сезон прошел. Только и успел пару-тройку раз слетать на свои семужьи угодья на Кольский полуостров. Так и проходит жизнь мимо, пока я в Совете Федерации штаны протираю. И что от меня здесь проку? Вот, бывало, в райкоме комсомола соберешь своих орлов, построишь их, раздашь всем сестрам по серьгам, потом впендюришь с ними стакан-другой, глядишь, и день не зря прошел. А сейчас – куда энергию направить, не с кем даже реально терки потереть. Все типа деловые, законы принимают. Надоело. Каждый день одно и то же. Скука. Андрей Григорьевич сладко зевнул и, устроившись поудобней в сенаторском кресле, тихо отошел ко сну.

… У ног плещется вода, вдали – горы, вокруг лес. Благодать. Только комары, подлые, тучами летают. Но и они не страшны – все предусмотрено челядью: мазь, накомарник, сапоги резиновые до ушей. Но, главное, снасти: спиннинги, сети, сачки. Червячки, специально откормленные, — хоть сам ешь. Ну уж нет, я лучше наловлю сигов, может, что и повкусней попадется. Хорошо бы хариус или кумжа, палия, наконец. Поплавок качнулся, его повело в сторону, вниз. «Давай, Андрюха, тяни. Есть. Ой, красавица какая, дай я тебя поцелую. «Ну уж нет, — отвечает рыбка, — я не такая. Не буду я целоваться с первым встречным». «Это я-то первый встречный! Да я, да я, ты знаешь, кто я? Я – властелин Хибин, я здесь самый главный. Хочу казню, хочу милую. Вот сверну шею, если будешь выпендриваться». «Не гневайся, батюшка. Это я так, по старой привычке. Я ведь, знаешь, могу любые твои желания исполнить». «Правда, что ли? То-то я смотрю, напоминаешь ты мне кого-то. Неужто та самая, Золотая рыбка?» «Она самая, — молвит рыбка, загадывай. Только помни – три желания, не больше».

«Хочу, хочу, чтоб налогов не платить, и чтоб мне за это ничего не было!» — возжелал Гурьев, и вмиг в кармане что-то звякнуло – SMS-ка пришла. «Г-н Гурьев, вы и все ваши компании навеки освобождаетесь от налогов и от 7 миллиардов рублей долгов по налогам ОАО «Апатит» за прошлые годы».

Ай, да рыбка, не обманула. Что бы ей еще заказать? «Хочу, чтобы государство забыло про 20-процентный пакет акций «Апатита» и больше не требовало вернуть его в свою собственность». Глядь – бежит, спотыкается кто-то в длинных резиновых сапогах, в руках – бумажка, еще тепленькая, только с факса. А в нем черным по белому писано: «20-процентный пакет акций «Апатита», украденный у государства, отныне и навеки принадлежит Гурьеву Андрею Григорьевичу, действовавшему в составе организованной группы». «Ты что, рыба моя, не могла формулировочку подправить?» А про себя подумал – погоди, вот выполнишь третье желание, я из тебя уху сделаю. У меня не забалуешь.

«Хочу, золотая, чтоб ты и вправду была моя, а все враги сдохли». Рыбка нырнула к Андрею Григорьевичу в ведерко, а все вокруг, включая многочисленную охрану, топ-менеджеров и представителей околосиловых и околовластных структур, прилетевших вместе с ним на рыбалку, попадали замертво. И остался он один на один с природой. Схватился за голову, что же я наделал, как теперь на большую землю вернусь? Кругом вода, рыбка и та вверх брюхом в ведерке болтается. Даже поговорить не с кем. Заплакал Андрей Григорьевич, и от собственных рыданий проснулся.

Обрадовался, что не взаправду на необитаемом острове очутился, а в Совете Федерации, в насиженном теплом и мягком кресле, да огорчился одновременно, что не сбылись рыбьи посулы, не исполнились три сокровенных его желания.

Андрей Каркасов

Оригинал материала

«Марта Валиева» от origindate::09.07.08