У нас длинные муки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

У нас длинные муки Чиновник Смольного судится с 79-летней блокадницей, ветераном труда, инвалидом второй группы

"Директор городского Управления водного транспорта Артур Гавлюк настаивает на том, что его соседка снизу пенсионерка Вероника Павловна Гончарова причинила ему нравственные страдания, и требует взыскать с нее полмиллиона рублей, в которые он оценивает свои душевные муки. Если учесть, что на протяжении пяти лет пенсионерка призывает Гавлюка всего лишь уважать закон, то, видимо, тяжелее всего ему дается именно это. Не исключено, что стребовать деньги истцу удастся. По крайней мере, в прошлый раз чиновник с успехом взыскал с Вероники Павловны 5 тысяч рублей, и эти деньги с пенсии пожилой женщины уже вычли. Рассмотрение иска назначено на 30 апреля. Замечательный сосед Соседская ссора разгорелась из-за чердака под крышей двухэтажного дома недалеко от знаменитых фонтанов в Петергофе. На чердаке Вероника Павловна, как, впрочем, и другие жильцы дома (всего здесь шесть квартир), сушила белье. Просторным помещением (площадью 100 кв. метров) пользовались сообща: никто никому не мешал и не стеснял. Но летом 2002 года в доме на Лихардовской улице, 6, квартиру на втором этаже (над головой пенсионерки) занял новый сосед. — Мы с самого начала догадывались, — признаются жильцы, — что наверху поселился не простой смертный, а очень влиятельный человек. По пиетету, который испытывали перед клиентом нанятые им рабочие. Новый владелец апартаментов на втором этаже в квартиру сразу не въехал, а затеял в ней капитальный ремонт. Грязь на лестницах и лестничных площадках, пыль, стук, треск, грохот, скрежет, шум — всё, что сопровождало этот процесс, Гончарова выдержала стоически. Пока однажды во время ремонта проживающая на первом этаже пенсионерка не поднялась на чердак (как обычно — развесить белье) и не уткнулась носом в деревянную стену с дверью, закрытой на висячий замок. Впервые за 40 лет бельевые веревки остались по ту сторону, Вероника Павловна с мокрыми вещами — по эту. Каждому что-нибудь свое Старожилы удивились и обратились с вопросами к хозяевам квартиры. Те объяснили, что ремонтируют жилплощадь, и стена, по их словам, необходима для того, чтобы посторонние не проникли к ним через крышу. Новоселы посулили: едва завершат обустройство — перегородку уберут. Вскоре ремонт закончился, однако стенка осталась там, где стояла. Хуже всего то, что пример Гавлюка оказался заразительным. — Как-то я пришел к матери, — рассказывает сын Вероники Павловны Андрей, — и увидел: в подъезде рабочие со сварочным аппаратом устанавливают металлическую решетку, тем самым отделяя часть лестничной площадки первого этажа. Руководила ими соседка из квартиры напротив Оксана Ярославкина. Гончаров поинтересовался у нее: что происходит? Ярославкина ответила, что собирается приварить решетку и хранить за ней вещи. На возражение Андрея, мол, подъезд — общая домовая собственность и тут ничего отгораживать нельзя, Оксана парировала: «Считайте, что теперь это мое». — Тогда я понял, — говорит Гончаров, — если все молча терпеть и ничего не делать, то завтра кто-нибудь отделит и присвоит что-либо еще, и мама в своем преклонном возрасте будет вынуждена входить в дом через окно. Бывшая дворцовая прачечная, ныне населенная Гавлюком Стенка за стенкой Пытаясь хоть как-то защитить свои права, в марте 2005 года Вероника Павловна написала письмо в Городскую жилищную инспекцию (ГЖИ), попросив специалистов разобраться: на каком основании произведен захват чердака и отгорожена часть лестничной площадки первого этажа? Нелишне заметить, что дом на Лихардовской улице, 6, в Петергофе — бывшая Дворцовая прачечная и памятник архитектуры регионального значения. Здание построено по проекту архитектора Бенуа в 1860 году. Все работы по перепланировке подобных объектов могут проводиться исключительно с санкции КГИОП и только рабочими, имеющими специальную лицензию. Однако, как выяснила комиссия из жилищной инспекции, никаких разрешений от КГИОП Артур Гавлюк не получал. Не согласовывался проект перепланировки чердака и в других инстанциях. Не проводилось предварительное обследование состояния здания. Остальных собственников дома в известность о своих намерениях новый сосед не ставил. Между тем, когда сотрудники надзорного ведомства разрушили деревянную стенку, то, словно в каморке папы Карло, обнаружили, что за тонкой перегородкой скрывается кирпичная стена с врезанной в нее металлической дверью. Открыв дверь, члены комиссии изумились еще больше: Гавлюк не просто выстроил стену, но и заменил исторические перекрытия чердачного помещения цементной стяжкой. Проверяющие констатировали: дополнительную площадь под крышей владелец квартиры на втором этаже отгородил конкретно и самовольно. На языке закона это называется «захватом». Вопрос с решеткой решился быстро: сотрудники жилкомсервиса помогли Ярославкиной ее спилить. А Гавлюку — тут же, на месте, вручили предписание: привести чердак в первоначальное состояние до 22 июля 2005 года. Пенсионерка защищает государство В июле того же года жилищная инспекция отчиталась пенсионерке: «Все в порядке, нарушения устранены, на чердаке демонтирована дверь». Металлическую дверь действительно сняли с петель и поставили рядом, прислонив к стене. Саму стену и цементную стяжку никто и пальцем не тронул. В августе Вероника Гончарова в письме тогдашнему вице-губернатору Петербурга Олегу Виролайнену рассказала о грубых нарушениях Жилищного кодекса РФ и о не соответствующих действительности отписках инспекторов ГЖИ. Реакция последовала незамедлительно. Все забегали, зашевелились, повторно наведались проверяющие. Срезали петли. Оштрафовали начальника ЖЭКа. Выдали очередные предписания Гавлюку. Однако нарушений он так и не устранил. Невзирая на то, что жилищная инспекция сочла перепланировку незаконной и обязала хозяев квартиры вернуть чердаку прежний вид, в декабре 2005 года Артур Гавлюк обратился в администрацию Петродворцового района с предложением (цитирую. — Н. П.) «разрешить ему установку» уже установленной кирпичной перегородки, отделяющей часть чердака, «на основании того, что под ним находится квартира № 8», принадлежащая семье Гавлюка. Начальники долго думали, но в августе 2007 года отказали заявителю. Тот, получив отказ, подал в суд на районные власти. Истец требовал: обязать администрацию Петродворцового района согласовать проект перепланировки чердака и сохранить его в переустроенном состоянии. — По сути, Гавлюк подал иск к государству, чтобы узаконить перепланировку в незаконно занятом им помещении, не выполняя при этом выданных ему предписаний, — у Андрея Гончарова не укладывается в уме такой парадокс. — Мама отправила письмо в Петродворцовый районный суд, попросив включить ее в процесс как третье лицо с самостоятельными исковыми требованиями. Фактически Вероника Павловна, заняв позицию ЖЭКа, жилищной инспекции, администрации района, пошла в суд защищать интересы, в том числе и государства. Закон не для всех 24 октября 2007 года районный суд отказал Артуру Гавлюку в удовлетворении его требований и обязал за свой счет восстановить чердак. Он подал кассацию в Городской суд Петербурга, тоже — отказ. Наконец направил надзорную жалобу, вновь — фиаско. 20 декабря 2007 года судебное решение вступило в законную силу. Казалось бы, Гавлюку, проигравшему тяжбы во всех инстанциях, не оставалось другого выбора, кроме как исполнить решение суда. Но нет. 28 января 2008 года были возбуждены исполнительные производства в отношении должников: Артура Гавлюка и его супруги Аллы Ивакиной. Однако до настоящего времени что-то мешает судебным приставам добиться от чиновника Смольного нужного результата. Простым смертным, которых те же исполнители при плохом судебном исходе, не смущаясь и не жалея, выкидывают с малыми детьми на улицу, есть чему позавидовать. Вместо того чтобы взять и заставить Гавлюка соблюдать закон, судебные приставы чего только не предпринимали, лишь бы этого не делать. Несколько раз просили судей разъяснить вердикт, рассуждали: исполнимо ли решение в принципе, пока анализировали, приостанавливали судебное производство, потом снова открывали и задавались теми же вопросами. Так продолжалось два с половиной года. А если вспомнить, что изначально жилищная инспекция велела то же самое — уже пять с лишним лет. — Есть три судебных решения, где четко и ясно написано, что перепланировка в доме-памятнике, построенном полтора века назад, незаконна, — подчеркивает Андрей Гончаров. — Таких зданий в Петергофе осталось мало. И важно понимать, что дом в какой-то степени является достоянием всех жителей Петербурга, а не собственностью Гавлюка. Ответные меры Сына, отчаянно защищающего мать, высокопоставленный сосед побил. Сотрудники милиции подтвердили «Новой»: 11 октября 2008 года Артур Гавлюк нанес Андрею Гончарову удар по лицу, в результате чего тот попал в больницу с сотрясением головного мозга, ушибами и кровоподтеками. В действиях Гавлюка правоохранительные органы нашли признаки преступления, предусмотренного ст. 116, ч. 1 УК РФ «Нанесение побоев», и порекомендовали потерпевшему обратиться в суд. А после победы Гончаровой в суде в квартире пенсионерки ночью неизвестные выбили стекла в двух окнах. Во второй раз — в ночь на 9 мая 2009 года — окна разбили сразу во всех комнатах. — Второй раз стекла били на День Победы. На тебе, старуха, получай, дитя войны. Вот тебе — Победа! Этим камнем — он весит ровно килограмм, — Вероника Павловна приподнимает с пола увесистый булыжник, — меня вполне могли убить, если бы попали в голову. Слава богу, он приземлился у изголовья моей кровати. Пожилая женщина ночевала одна, всерьез перепугалась, но не удивилась. — Я не питаю иллюзий о том, почему мне бьют окна и почему был избит мой сын, — качает головой Вероника Павловна. — Все потому, что не исполняющие решение суда Гавлюк и Ивакина знают, что в сложившейся ситуации я, Андрей и мои представители в суде — единственные люди, добивающиеся соблюдения закона. Именно это дает надежду запугать меня и моего сына. — Окна оба раза били глубокой ночью. Очевидно, что делали это злонамеренно. Ни одна другая квартира в доме ни в первом, ни во втором случае не пострадала. Более того — стекла маме били всего два раза в жизни, и только тогда, когда она выиграла суд, — подытоживает Андрей. — Все это, на фоне конфликта с Гавлюком, наводит на размышления. Письмецо в столицу Свои мысли Вероника Гончарова изложила в обращении в Общественную палату РФ. Пожилая женщина описала все пятилетние мытарства: неисполненные Гавлюком предписания ГЖИ, игнорируемые им же судебные решения, разбитые окна, избиение сына и унижения, которые ей приходится испытывать с того момента, как она попыталась заставить чиновника чтить закон. Пенсионерка еще умолчала о том, что является ребенком войны, два года прожила в блокадном Ленинграде, на почве конфликта с влиятельным соседом перенесла несколько сердечных приступов, а три года назад у нее случился инфаркт. В мае 2009 года Вероника Павловна отправила письмо в Москву. Ответа не получила и сегодня. Зато в октябре прошлого года Гончаровой пришла повестка из суда по новому делу, где ответчицей являлась уже она сама. Иск к пенсионерке подал глава петербургского Управления водного транспорта Артур Гавлюк. Жалуясь на то, что Вероника Павловна «распространяет заведомо ложные сведения, порочащие его честь и достоинство и подрывающие деловую репутацию», чиновник потребовал взыскать с «неуемной соседки» 500 тысяч рублей, а еще — принести ему публичные извинения. Полумиллионные страдания В иске Гавлюк уверенно цитирует абзацы из послания Гончаровой в Общественную палату РФ, с точки зрения чиновника, наиболее его порочащие. Нравственные страдания, оцененные в полмиллиона, причиняет истцу не то, что он много лет не реагирует на предписания надзорных органов и решения судебных инстанций, не то, что он значится главным подозреваемым в нападении на сына пенсионерки, а также навлек на себя другие подозрения. Отнюдь! Рассказ о нарушениях закона, которые допустил Гавлюк, чести чиновника не опорочил. Судя по содержанию искового заявления, сильнее всего Гавлюк пострадал из-за того, что пожилая женщина сообщила обо всем в Общественную палату РФ. В качестве приложения Артур Авенирович представил в суд копию обращения Гончаровой, зарегистрированную в приемной Общественной палаты РФ. Каким образом к нему в руки попал этот документ, предназначенный, согласно служебным пометкам, для внутреннего пользования, истец — даже судьям — толком объяснить не смог. — Из иска Гавлюка совершенно не ясно, что является для него оскорблением, — комментирует представитель ответчицы в суде Андрей Курчашов. — Конституцией РФ и федеральным законодательством Веронике Павловне дано право обращаться в государственные органы. А вот без согласия Гончаровой ее письмо не имели права показывать Гавлюку. — Я ничего от этого гражданина не хочу, кроме исполнения закона, — с усталостью в голосе произносит 79-летняя ветеранка. — Либо в России законы обязательны для всех, либо есть в нашей стране особая каста, которая может их не исполнять. Нельзя — значит нельзя или нельзя, но все-таки можно — вот в чем вопрос. Поймите правильно, нет борьбы за чердак, есть борьба за правду. За исполнение законов всеми, в том числе и такими гражданами, как Гавлюк, который, видимо, считает себя выше закона. Показательно, что чиновник искренне не понимает, почему «склочная пенсионерка» не оставит его в покое. В желание добиться того, чтобы законы в стране соблюдались, он не верит. «Она просто пытается заставить меня улучшить ей жилищные условия», — считает Гавлюк. — Артур Авенирович нарушил несколько законов: захватил часть чердака в здании-памятнике, самовольно перестроил, уменьшил размер общего домового имущества, — рассуждает Андрей Гончаров, — а в то же время это лицо является высокопоставленным госслужащим, управленцем, которому вверено государственное имущество. Есть ли у вас уверенность, что человек, захвативший общую собственность в доме, не сделает то же самое с государственной? У меня — нет. Помогите Гавлюку Похоже, весной у Гавлюка ухудшилась память. В администрацию Петродворцового района, с которой Артур Авенирович еще совсем недавно судился, он же (от имени нескольких жильцов дома) в марте этого 2010 года обратился со слезной просьбой: «Помогите!.. Жизнь всех жильцов дома стала невозможной благодаря деструктивному вмешательству Гончаровой. Она, прикрываясь лозунгами об охране нашего дома, разрушает его изнутри, рассылая жалобы и иски во все возможные инстанции и добиваясь решений о приведении в исходное состояние… Своими действиями: необоснованными жалобами на добропорядочных граждан, исками, требованиями и обращениями разрушительного характера Гончарова отвлекает множество административных организаций (ЖЭК, ГЖИ, КГИОП, милицию и др.) от их прямых обязанностей… Один из наших соседей, видимо в силу его публичной деятельности, подвергся «атаке» посредством рассылки компрометирующей его и ничем не доказанной информации, хотя, кроме улучшения общего имущества дома за свой счет, он ничего не сделал… Просим защитить нас и наше жилье от такой «бабушки», а также пресечь ее клеветнические рассылки». В тех же числах марта «клеветническая рассылка» Гончаровой достигла Госдумы РФ. Обязать директора городского Управления водного транспорта исполнить судебное решение и привести чердак исторического дома в порядок решил депутат Александр Хинштейн. В апреле он обратился с запросом о ситуации на имя прокурора Петербурга Сергея Зайцева и губернатора Валентины Матвиенко. Ответ парламентарий пока не получил. По информации «Новой», прокуратура ведет проверку. Другая версия Сейчас Артур Гавлюк не просто отказывается от комментариев, а вообще избегает разговоров с журналистами. По его служебному номеру секретарь каждый день неизменно рапортует: «Артур Авенирович очень занят, и сегодня вас выслушать не сможет». Мобильный телефон Гавлюка в настоящее время находится у его жены Аллы Ивакиной. С ней и поговорили корреспонденты «Новой»: — Это опять рассылки продолжаются, да? Давайте я запишу ваш телефон, но я не знаю, будет ли с вами общаться муж. Сочтет ли он нужным давать какие-либо комментарии. Поскольку это настолько коммунальная разборка, что просто преступление было со стороны Гончаровой и иже с ней выносить ее на публику. Просто они шантажисты, которые требовали улучшения жилья. Артур Авенирович не выполнил их условий, и это все началось. А у вас заказ на статью? Дословно Из заявления петербургского отделения КПРФ: «Уверены, что слово «Гавлюк» достойно стать не только фамилией, но и наименованием профессии, заменив слово «чиновник». Кто у нас главные «гавлюки» в стране, с чьего попустительства «гавлюки» рангом поменьше воюют с пенсионерками, объяснять, мы думаем, не надо». Из письма Вероники Павловны Гончаровой в Общественную палату РФ: «...Несколько месяцев я отдавала половину моей пенсии, взысканной по иску чиновника петербургской администрации Артура Авенировича Гавлюка. Так он компенсировал моральный ущерб, который я ему якобы причинила тем, что препятствовала захвату мансардного этажа нашего дома. Причем суд запретил ему проводить перепланировку в доме, но как была она произведена, так и остается на том же месте. И он не собирается исполнять решение суда. А сам Артур Гавлюк воюет со мной, пенсионеркой, уже несколько лет. И надо заметить, воюет очень жестоко. Дважды «неизвестные лица» били окна в моей квартире. За 40 лет проживания в этом доме никто никогда не бил мне даже одного окна. А чтобы разбили все окна без ограбления — это вполне конкретно указывает на заинтересованных лиц… Мои жалобы в государственные инстанции заканчиваются тем, что Гавлюк каким-то образом получает тексты этих жалоб и затем подает в суд, требуя с меня компенсацию морального ущерба. В прошлый раз он взыскал с меня 5000 рублей. Сейчас же он подал иск уже на 500 000 рублей. Теперь, видимо, будут вычитать из пенсии еще и эти 500 тысяч! И притом нельзя сказать, что Гавлюк настолько бедный человек. Он раньше возглавлял крупную компанию. Но алчные амбиции таких петербургских чиновников, как Гавлюк, безграничны. И они готовы грабить уже пенсионеров, таская их по судам много лет подряд. Непонятно также, куда идет наше государство, если в руководстве региона есть люди, не имеющие никаких моральных принципов, а только неумолимую жажду наживы. Пожалуйста, все, кто прочитает это письмо, помогите восстановить справедливость. Я музыковед, специалист по творчеству Антона Рубинштейна, интеллигентный человек, и мне трудно воевать с такими людьми, как Гавлюк». Досье «Новой» Артур Авенирович Гавлюк родился в 1969 году в Ленинграде. В 1989 году окончил электромеханический факультет Ломоносовского мореходного училища ВМФ. В 2004 году получил диплом Санкт-Петербургского университета водных коммуникаций по специальности «финансы и кредит». С 1989 по 1994 г. служил на судах ВМФ. С 1994 по 1999 г. работал в транспортных компаниях. С 1999 по 2003 г. занимал пост генерального директора ООО «Балткор». В 2003 г. стал директором ОАО «Северо-Западный флот», дочерней компании Северо-Западного пароходства. С декабря 2003 по август 2004 г. — генеральный директор ОАО «Северо-Западное пароходство». С августа 2004 до начала 2009 г. — управляющий директор ОАО «Северо-Западное пароходство». В 2009 г. назначен исполняющим обязанности генерального директора городского Управления водного транспорта. 15 апреля 2010 г. утвержден в этой должности. Вероника Павловна Гончарова родилась в 1930 г. в Горьком (Нижний Новгород). По образованию музыковед. Более 45 лет отработала в детской музыкальной школе. Более двадцати лет является членом правления общественной организации «Возрождение Петергофа». В рамках сотрудничества с государственным музеем-заповедником «Петергоф» организует общедоступные концерты классической музыки, инициатор проведения ежегодных музыкальных концертов памяти Антона Рубинштейна, автор ряда публикаций о жизни и творчестве этого великого педагога и композитора. За свою общественную деятельность по развитию культурной жизни Петергофа неоднократно награждалась грамотами и нагрудными знаками Муниципального образования города Петергоф. Пенсионерка, ветеран труда, инвалид второй группы, житель блокадного Ленинграда. Прямая речь Ольга КАРГИНА, экс-директор городского Управления водного транспорта: — Находясь на больничном, я узнала, что готовится приказ о моей отставке с 15 апреля 2010 года. Я вышла с больничного раньше положенного срока, так как была поражена той кандидатурой, которой предложили меня заменить. А именно — мое место занял знаменитый Артур Гавлюк. Свою работу он начал с взлома моего кабинета, где провел несанкционированный обыск, который остановил лишь наряд милиции. Затем взял в аренду на деньги бюджета автомобиль «Ягуар». Зачем государственному служащему ездить на «Ягуаре» — непонятно. Но еще до этого Артур Гавлюк был знаменит конфликтом со своей соседкой пенсионеркой, с которой он уже получил 10 тысяч рублей компенсации морального ущерба и планирует получить еще 500 тысяч. И все из-за ее попытки восстановить законность. Но подобная деятельность, наверное, является стилем его работы. И меня удивляет, что водный транспорт в таком значимом городе России доверяют подобным людям. Собственно, именно поэтому я решила выйти на свою должность, которую временно занимал этот человек. Однако оказалось, что в кандидатуре Гавлюка заинтересованы речные перевозчики и руководство Комитета по транспортно-транзитной политике Санкт-Петербурга. Поэтому 15 апреля действительно состоялось мое увольнение. Я покинула учреждение в связи с переходом на другую должность. Теперь для меня этот вопрос закрыт."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации