У следствия могут появиться вопросы к Кудрину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На замминистра финансов Сторчака заведено еще одно уголовное дело: превышение полномочий в ходе урегулирования долга перед Кувейтом

У следствия могут появиться вопросы к Кудрину

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::04.12.2007, Фото: "Коммерсант", Долговая яма, На заместителя министра финансов Сергея Сторчака завели еще одно уголовное дело

Екатерина Буторина, Виктор Пауков

Converted 25747.jpg

Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ завел новое уголовное дело в отношении заместителя министра финансов России Сергея Сторчака, арестованного в середине ноября по обвинению в попытке хищения из госбюджета 43 млн долл. Чиновника заподозрили, вдобавок к прежнему обвинению, еще и в превышении должностных полномочий. Выяснилось это вчера совершенно неожиданно в Мосгорсуде в ходе заседания, на котором рассматривался вопрос законности ареста г-на Сторчака. Новость эту представитель обвинения привел как еще один довод в пользу необходимости содержания замминистра под стражей.

Мосгорсуд законность ареста г-на Сторчака подтвердил, что, по большому счету, неожиданностью не стало, хотя за своего подчиненного готов был поручиться лично глава Минфина, вице-премьер Алексей Кудрин. Когда речь идет о подозрениях в отношении фигур столь высокого ранга, российские судебные и правоохранительные власти еще со времен «дела ЮКОСа» практически никогда не меняют своего мнения. Новость же о новом уголовном деле против г-на Сторчака, наоборот, лишь усилила интригу, связанную с его арестом, который наблюдатели расценивают как усиление политической борьбы между провластными группировками. Оно стало не просто еще одним ударом по репутации Минфина и г-на Кудрина. Учитывая оглашенные вчера некоторые детали новых претензий к г-ну Сторчаку, можно предположить, что у следствия могут появится вопросы и к самому главе Минфина.

Как выяснилось, СКП полагает, что г-н Сторчак превысил свои полномочия в ходе переговоров по урегулированию долга бывшего СССР перед Кувейтом. Соответствующие соглашения полтора года назад подписывал лично г-н Кудрин, и тогда достигнутые договоренности он назвал «замечательными» (в смысле выгодности для России). Правда, тогда же в СМИ появились высказывания некоторых наблюдателей, утверждавших, что Минфин в той ситуации, наоборот, сработал неэффективно, поскольку, по их данным, долг (а речь шла о более чем миллиарде долларов) кувейтская сторона якобы готова была вообще списать.

Первое уголовное дело -- по факту покушения на мошенничество -- в отношении г-на Сторчака, считающегося ведущим российским переговорщиком с иностранными и международными представителями по вопросам урегулирования государственного внешнего долга, СКП возбудил 9 ноября. 15 ноября Басманный райсуд столицы выдал санкцию на его арест. В тюрьму отправились также президент и председатель совета директоров ЗАО АКБ «Межрегионального инвестиционного банка» (МИБ) Вадим Волков (в прошлом также заместитель министра финансов) и генеральный директор столичного ЗАО «Содэксим» Виктор Захаров. Им предъявили обвинение в попытке хищения 43 млн долл. из госбюджета под видом под видом покрытия затрат, понесенных «Содэксимом». В СКП решили, что г-н Сторчак и два бизнесмена создали преступную группу, а похитить деньги им помешал только арест.

Минфин от такой новости буквально встал на дыбы. Там сразу же прокомментировали задержание своего сотрудника как незаконное и необоснованное, отметив: все, что когда-либо делал г-н Сторчак, включая соглашение по компенсации понесенных «Содэксимом» затрат, было санкционировано правительством и прошло согласование не только в финансовом, но и во многих других ведомствах.

Как пояснили в Минфине, следователи сочли попыткой хищения договор о возврате «Содэксиму» залога, внесенного им в бюджет много лет назад для участия в сделках по возврату алжирского долга России. Сделки эти так и не состоялись по вине алжирской стороны, и с тех пор фирма пыталась вернуть свои 26 млн долл (с учетом процентов получилось 43 млн). В 2006 году Россия списала алжирский долг, и после долгих согласований Минфин согласился вернуть деньги «Содэксиму».

Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин исключил вероятность участия г-на Сточрака в хищениях, а потом на брифинге в правительстве сообщил, что намерен ходатайствовать перед следствием об изменении тому меры пресечения под свое личное поручительство. Министр также заявил, что ему необходимо срочно получить свидание с арестантом, иначе под угрозой срыва окажутся переговоры сразу с несколькими государствами об урегулировании выплат по внешним долгам.

Сергей Сторчак просил о своем личном присутствии на вчерашнем заседании Мосгорсуда, однако суд решил, что достаточным будет его участие посредством видеоконференцсвязи с СИЗО «Лефортово».

Защита чиновника вчера еще раз представила суду копию письма г-на Кудрина, в котором он настаивал на встрече с подчиненным и обращал внимание на необходимость личного участия обвиняемого в переговорных процессах, «значимых для общественной, политической и экономической жизни страны». «Г-н Сторчак играет существенную роль в международных переговорах. Содержание его под стражей негативно сказывается на экономике, и уже отложились некоторые переговоры», -- сказал адвокат Игорь Пастухов. Адвокаты также отметили, что при вынесении ареста Басманный суд не учел, что их подзащитный страдает сердечными заболеваниями, что все его заграничные поездки были исключительно деловыми, и никаких доказательств его возможного бегства следствие не представило. Кроме того, защитники напомнили о многочисленных наградах г-на Сторчака, среди которых Орден Дружбы, Медаль за заслуги перед Отечеством II степени и личная благодарность президента Путина, вынесенная в 2005 году за работу по урегулированию выплат внешних долгов.

С экрана телевизора произнес речь и сам обвиняемый. «Понимаю, что предстоит принять сложное решение, -- сказал г-н Сторчак. - Считаю вынесенную мне меру пресечения чрезмерной. Я готов сотрудничать со следствием в любое время и в любом месте. На занимаемой мной должности я не мог принимать ни положительных, ни отрицательных решений, касающихся федерального бюджета. Это функции правительства, а Минфин готовит расчеты и обоснования. Вся наша работа велась открыто. Ни я, ни мои коллеги ни разу при этом не вышли за правовые рамки. Я не нанес ущерб ни государству, ни федеральному бюджету. А избранная мне мера пресечения ведет к дополнительным расходам наших налогоплательщиков. Мы находились на стадии решения о долгосрочном погашении внешнего долга перед Республикой Корея и Мировым банком. Задержки принятия решения означают дополнительные расходы федерального бюджета, выплат процентов и Мировому банку и Корее». При это, по словам чиновника, внешний долг России перед Всемирным банком превышает 3 млрд долл., а перед Кореей - 1 млрд.

Адвокат Александр Петров назвал довод следствия о том, что его подзащитный, будучи на свободе, может уничтожить доказательства и таким образом воспрепятствовать проведения расследования, безосновательными. «Не было никаких препятствий для того, чтобы просто отстранить Сторчака от должности, и тогда у него не было бы доступа к служебным документам», -- сказал адвокат.

Представители следствия, в свою очередь, настаивали, что решение Басманного суда об аресте было вынесено правильно. И повторили свои аргументы: на свободе Сторчак непременно сбежит, начнет оказывать давление на свидетелей, пользуясь своим высоким положением и связями, или каким ли бы другим образом помешает следствию и суду. Следователь СКП Валерий Хомитский также представил суду медсправку, согласно которой г-н Сторчак вполне способен перенести и заключение, и участие в следственных действиях. Затем выступила представитель Генпрокуратуры, которая практически усыпила присутствующих бесконечным перечислением все тех же причин ареста. Но вдруг она всколыхнула публику неожиданным заявлением: «Касаясь аргументов, которые защита высказала относительно личности Сторчака, хочу отметить, что обвиняется он в совершении преступления, которое связано с его служебной деятельностью. Я хочу сказать, что в его отношении возбуждено еще одно уголовное дело».

Следователь Хомитский пояснил, что дело возбуждено по ст.286 УК - превышение должностных полномочий. Все сразу зашумели. Адвокаты недоумевали - им о новом деле подзащитного ничего известно не было. «Видимо, эту идею они специально придерживали до заседания Мосгорсуда, -- высказал потом свое предположение адвокат Игорь Пастухов. - Следователь говорит, что послал нам уведомление, но мы пока ничего не получали». По словам адвоката, в случае возбуждения уголовного дела подозреваемого обязаны допросить в течение трех дней, а поскольку допрос без участия адвокатов невозможен, значит, их подзащитного по новому делу еще не допрашивали.

Некоторая ясность относительно «еще одного уголовного дела» появилась только к вечеру. Представитель СКП Владимир Маркин сообщил, что дело «связано с превышением должностных полномочий руководителем российской делегации Сторчаком в ходе российско-кувейтских переговоров по урегулированию задолженности бывшего СССР перед государством Кувейт, состоявшихся 27-28 января 2005 года в Москве». Как сообщалось в пресс-релизе СКП, в 1991 году Кувейт предоставил СССР кредит в 1,1 млрд долл. на 7 лет с льготным периодом 48 месяцев, но возвращен в срок он не был. Лишь 30 мая 2006 года Россия и Кувейт подписали соглашение о погашении долга. По нему, наша страна должна вернуть «живыми» деньгами лишь 1,1 млрд долл, еще 600 млн погасит машинно-технической продукцией. Комментируя соглашение, г-н Кудрин тогда отметил, что фактически России удалось сэкономить почти полмиллиарда долларов штрафных процентов, «набежавших» за восьмилетнюю просрочку возврата долга. Как именно г-н Сторчак мог превысить свои полномочия, тем более, что он не принимал окончательных решений (это входило в компетенцию г-на Кудрина и правительства), в СКП разъяснять не стали. Однако после подписания договора по кувейтскому долгу в СМИ прозвучали обвинения в адрес Минфина, суть которых сводилась к следующему: поскольку Кувейт давал СССР кредит по сугубо политическим соображениям в преддверии операции «Буря в пустыне», власти этой страны якобы и не рассчитывали деньги вернуть, и чуть ли не сами предлагали этот долг России потом списать. А Минфин, мол, чуть ли не силой заставил взять Кувейт деньги обратно. Не исключено, что теперь следователи могут захотеть задать вопросы и самому г-ну Кудрину, подписывавшему то соглашение.

Вчера же СКП сообщил, что оба уголовных дела в отношении г-на Сторчака уже объединены в одно производство.