У тестя за пазухой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::09.10.1999

У тестя за пазухой

Зять Ельцина в центре богатой сети влияния

Стуруа Мэлор

Корреспонденция Майкла Уайнса под этим заголовком завершается на высокой драматической ноте: "Чем меньше вы знаете, — сказал один человек, который отказался углубиться в историю "Белки", — тем дольше вы будете жить".

Тем не менее собкор "Нью-Йорк таймс" сел в самолет в Москве и через три часа приземлился в Омске. Что искал он? Сведения о зяте президента Ельцина Леониде Дьяченко. Нижеследующее — изложение его корреспонденции с нашими минимальными комментариями.

В месяц раз или два в Омск, на сибирские нефтяные "прииски", наведывается "хорошо одетый молодой человек в очках", которого прямо из аэропорта везут в апартаменты, принадлежащие омскому нефтеочистительному заводу, самому большому и современному нефтяному комплексу в России. "Прибытия этого молодого человека в город с населением в 1,2 миллиона жителей никто бы не заметил, если бы не его имя — Леонид Дьяченко, муж дочери президента Ельцина и его главного стратега Татьяны Дьяченко", — пишет автор.

"Дьяченко — нефтяной трейдер, — пишет Уайнс, — но он больше чем посредник". Он участник, а быть может, и ключевая фигура в сети политически благословенных компаний, которые вывозят нефть в Восточную Европу и на Украину. Сама нефть — последнее дело. Главное — скрыть барыши. Почти все нефтяные гиганты России используют изощренные финансовые пути, чтобы вывозить деньги в оффшорные зоны, куда не могут дотянуться лапы ни сборщиков "податей", ни даже рядовых акционеров.

Органы, расследующие "эмиграцию" миллиардов долларов из России, пришли к выводу, что деньги на счетах Дьяченко в основном пахнут, видимо, нефтью. "Среди руководителей нефтяных компаний и благотворителей Дьяченко два российских магната — Борис Березовский и Роман Абрамович, а также сын проельцинского омского губернатора", — пишет автор. Имеется в виду Алексей Полежаев, вице-президент компании "Руником", что владеет 10 процентами акций "Сибнефти".

Конфета "Белка" для Ельцина

Активность Дьяченко простирается от Омска до Москвы и до Манхэттена, то есть Нью-Йорка, где у него была "роскошная квартира с видом на финансовый квартал Нью-Йорка". У Дьяченко в Нью-Йорке имелись еще и роскошные связи, и тоже с видом на финансовый квартал. И вот здесь впервые всплывает имя Виктора Хроленко: "Мистер Хроленко, который основал две нефтяные маклерские компании и который пользовался услугами Дьяченко и подружился с семейством Ельциных, заявил в интервью, что ФБР конфисковало его документы и что его вызвали для дачи показаний в четверг в федеральное большое жюри. Устами своего адвоката он отрицал, что хоть в чем-то виноват".

Нет пока никаких данных, связывающих Дьяченко с подозрительными компаниями. "Тем не менее, — продолжает автор, — бизнес Дьяченко в Омске и Манхэттене через Москву поднимает вопрос о его прибыльных взаимоотношениях с магнатами, которые колоссально выигрывали в результате личного вмешательства президента Ельцина, тестя Дьяченко".

Далее автор переходит к еще более колоритной фигуре — Хроленко, "обаятельного и любопытного махинатора, который, по-видимому, играл роль повивальной бабки в нефтяной карьере Дьяченко по обе стороны океана". Вот как живописует очаровашку Хроленко "Нью-Йорк таймс".

По словам Джонатана Сэндерса, "профессора Колумбийского университета и крестного отца одного из внуков Хроленко", "Виктор был одним из тех парней, которые попросили меня провезти им контрабандой труды Самуэльсона по экономике". Было это в 1978 году. (Самуэльсон — лауреат Нобелевской премии, выдающийся американский экономист, трубадур свободного предпринимательства. — М.С.)

Начитавшись Самуэльсона, энергичный Хроленко встретил во всеоружии развал Советского Союза. Он связался с телекомпанией Си-би-эс, чтобы заполучить контракт для записи какой-то нашей рок-группы и обеспечить новостями из России телеканал "Дискавери". Он создал, а затем продал американизированный ночной клуб "Манхэттен-экспресс" в гостинице "Россия", а также начал издавать книги по русскому искусству. Крышей Хроленко была компания "Белка интернэшнл", годовой оборот которой составил в 1992 году более ста миллионов долларов. (По более свежим данным аудиторов, оборот "Белки" составил 30 миллионов долларов. — М.С.)

Профессор Сэндерс сообщает, что Хроленко впервые встретился с Ельциным в конце 80-х годов, когда тот "нарабатывал имидж коммуниста-реформатора". А в начале 90-х Хроленко познакомился и с Дьяченко на почве общего бизнеса в деревообрабатывающей промышленности (скорее, лесоматериалов. — М.С.). В 1993 году Эндрю Нюрнбергу, литературному агенту Ельцина в Лондоне, позвонили из Кремля и сказали, что переговоры о публикации в США автобиографии Ельцина и о вытекающих из этого всех авторских правах будет вести Хроленко. В ознаменование публикации мемуаров Ельцина в Кремле был дан великолепный ужин, на котором Хроленко сидел вместе с семейством президента.

А произошло вот что. Весной 1994 года "Белка" уже предлагала свои услуги на конференции по российским технологиям в Вашингтоне, которую открыл вице-президент Гор. Среди многих участников этой конференции был и омский губернатор Леонид Полежаев. Хроленко "толкал" на конференции и особенно в ее кулуарах сделки по омским нефти и газу. По словам одного участника конференции, "они с губернатором обнимались как старые друзья. По-видимому, они уже долгое время были знакомы".

У Полежаева была нефть, у Хроленко — связи с семейством президента. И то, и другое, взятое вместе, оказалось эффективным трамплином для большого бизнеса. Здесь я не буду утруждать читателя уже хорошо знакомой историей с аукционом, по которому Омский нефтеперерабатывающий завод достался "Сибнефти" Абрамовича, а его директор, выступавший против этого, утонул в водах Иртыша за неделю до аукциона. Победа "Сибнефти" оказалась "хорошей новостью для обоих г-д, Хроленко и Дьяченко". Компания стала продавать очищенную сибирскую нефть через сеть маклеров. Ее список возглавляли две компании, созданные Хроленко: "Белка Энерджи оф Нью-Йорк" и более известная российская компания "Руником" — та самая, что владеет 10 процентами акций "Сибнефти" и вице-президентом которой является сын омского губернатора. Их связь подчеркивается даже чисто визуально — московское представительство Омской области и офис "Белки" находятся под одной крышей.

В практическом плане, пишет "Нью-Йорк таймс", "Сибнефть", по-видимому, одаряла семейство Ельцина и ключевого вспомоществователя Хроленко прибыльными контрактами по размещению ее нефтяной продукции. Насколько прибыльными, не совсем ясно, ибо "Сибнефть", хотя и является одной из крупнейших нефтяных компаний мира, еще не раскрывала свою внутреннюю деловую статистику.

Заправилы

"Нью-Йорк таймс" пишет: "Неясно, чем занимается м-р Дьяченко". По данным некоего нефтяного эксперта, "Белкой" и "Ист Коуст Петролеум" действительно заправляет не Хроленко, а Дьяченко. (Эти данные пока что проверке не поддаются. — М.С.) Вместе эти две компании ежемесячно вывозят из Омска 10 тысяч тонн дизельного топлива на Украину, в Венгрию и Хорватию. По словам того же эксперта, Дьяченко перепадают лишь "крохи, только крохи". Это, говорит он, "политическая услуга, вроде тех, что оказывают могущественные американские компании, когда неожиданно нанимают на работу ничем не примечательного сына конгрессмена или губернатора".

"Нью-Йорк таймс" пишет: "Комиссионные от незаконных сделок (взятки. — М.С.) идут на подпитывание коррупции, набивая карманы политиканов и заправил компаний. В частности, как признают и российские, и иностранные нефтяные дельцы, Министерство топлива и энергетики РФ, которое контролирует экспорт нефти, почти что бесстыдно коррумпировано. В 1997 году, рекордном для российского нефтяного экспорта, 97 миллионов тонн сырой нефти были проданы — на бумаге — в такие налоговые райские кущи, как Гибралтар, Лихтенштейн, Багамы, где нет даже нефтехранилища".

По данным российских налоговых служб, за последние два года ни "Белка", ни "Ист Коуст Петролеум" никакого экспорта нефти из России не получали. Такая "пассивность", как считают эксперты, объясняется тем, что участники большой игры, напуганные возможными разоблачениями, пошли на более "глубокие" методы работы. Те, кто знает об этом и с кем пытался говорить корреспондент "Нью-Йорк таймс", предпочли держать язык за зубами.

Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей...