ФАС на вас!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

ФАС на вас! Игорь АРТЕМЬЕВ: “Топ-менеджеров компаний-нарушителей нужно не только штрафовать, но и сажать”

" 10—12 миллиардов долларов в год — столько теряет наша экономика из-за оборзевших монополистов. Столько же мы переплачиваем из своего кармана за бетонные коробки по цене особняков, авиабилеты по космическим прайсам, машины, в которые мы заливаем дорогущий бензин, и т.д. То, что для нас — грабительская инфляция, для них — лишний способ заработать. Поскольку они — авторы этого бесконечного роста цен. Как бороться с врагами наших кошельков? Кто им может дать по рукам? И может ли? В США против монополистов заряжена армия из 20 тысяч юристов. У нас — Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Несмотря на грозное название, она почти беззубая. По действующему законодательству рычагов воздействия на оборотистых дельцов у ФАС практически нет. Копеечные штрафы и предписания способны напугать немногих. Правда, с этого года все может измениться. Об этом в эксклюзивном интервью “МК” рассказал глава ФАС Игорь АРТЕМЬЕВ. “В апреле цены на бензин снова вырастут” — С нового года заканчивается заморозка цен на бензин. Они снова взлетят вверх? — На мой взгляд, 80% роста цен — это внешняя конъюнктура. С одной стороны, Стабфонд растет, там уже более триллиона рублей, которые можно направить на решение социальных проблем. С другой — мы имеем стремительный рост стоимости нефтепродуктов. За удовольствие всегда приходится платить. А вот примерно в 20% случаев повышение цен на бензин — попытка монополистов заработать на потребителях. Те судебные дела, которые нам удалось выиграть в Красноярске, Ставропольском крае, говорят как раз об этом. Юридический факт налицо. Но реальных полномочий для борьбы с такими дельцами у нас мало. Ни одна из нефтяных компаний не занимает на российском рынке долю больше 35%, т.е. у них нет доминирующего положения, чтобы можно было применить антимонопольное регулирование в общероссийском масштабе. — В правительстве давно говорят об изменении налога на добычу ископаемых, который “отвяжет” стоимость топлива внутри страны от мировых цен на нефть. До конца года с законом не успели. Обещали также внести поправки в КоАП, которые позволят наказывать рублем те АЗС, что зарабатывают на бензиновых спекуляциях. Однако и с этим чиновники не управились? — Во многом ситуация упущена. Есть большая вероятность, что в апреле цены на бензин снова вырастут. Что касается поправок в КоАП, то этот вопрос по поручению премьер-министра будет внесен в правительство до 30 января. Либо их вынесут на заседание кабмина, либо они будут отправлены на доработку. Мы по-прежнему надеемся, что оба закона (плюс новый Закон “О конкуренции”) начнут работать со второго полугодия. Значит, весенне-летний период — посевная — опять пройдет под эгидой борьбы с ценами на локальных рынках. При сегодняшней законодательной постановке мы можем выиграть суд по такому вопросу в лучшем случае один раз из двадцати. И у монополий будет искушение заработать. Ведь мы даже виновных серьезно наказать не можем: штрафы копеечные! Больше чиновников — дороже квартиры? — Цена на новостройки в Москве за последние четыре года выросла с 700 долларов до 2000 долларов. При этом себестоимость 1 кв. метра — около 500—600 долларов? — Очень большие административные чиновничьи барьеры. Нормальной конкуренции нет, нет честной борьбы за ресурс по выделению земельных участков. Например, если сегодня какой-нибудь крупный предприниматель захочет вдруг заняться бизнесом в другом городе и готов будет заплатить хорошие деньги за выход на новый рынок, у него скорее всего ничего не получится. Потому что существует такой замечательный альянс между коррумпированными чиновниками и местными предпринимателями. Если говорить о строительном бизнесе, то в нем создается искусственный дефицит земельных участков — и цена растет. И это в нашей стране, где такие огромные запасы земли! — А можно доказать сговор или коррумпированность? — Самое простое для нас — доказать нарушения конкурсных процедур. Это мы научились делать неплохо. Когда новый закон о госзакупках наберет обороты, Россия только за счет его внедрения сможет экономить до 5 млрд. долларов в год за счет развития конкуренции и прозрачности процедур. Для борьбы с картелями, в которых участвуют криминальные чиновники и представители бизнеса, необходима тесная кооперация в работе с МВД, Генпрокуратурой, другими правоохранительными органами. Поэтому 30 декабря 2004 года был подписан наш совместный с главой МВД Рашидом Нургалиевым приказ. Мы этим очень гордимся: впервые в истории России в МВД создано спецподразделение по антимонопольным расследованиям. Теперь мы вместе ведем нашу работу, и, думаю, вы о ней еще услышите. — 10 января ФАС выиграла дело в суде против компании “Евроцемент”, которую вы признали завышающей цены. Чем это грозит потребителям? — Действительно, Арбитражный суд Москвы полностью оставил наше решение и предписание в отношении ОАО “Евроцемент” в силе. Для нас это прецедентное дело. В прошлом году ФАС установила, что компания “Евроцемент” значительно увеличила цены на цемент, злоупотребив своим доминирующим положением. ФАС выдала компании предписание снизить цену на цемент до справедливой, рыночной и вернуть в бюджет незаконно полученный доход от нарушения антимонопольного законодательства в размере 1,9 млрд. руб. После того как решение суда окончательно вступит в силу, граждане и компании, пострадавшие от противоправных действий “Евроцемента”, смогут подать иски в суд и взыскать ущерб с этой компании. Берегите конкуренцию! — Когда вступит в силу закон о защите конкуренции? — Через три месяца после опубликования. Причина проста: рынку нужна адаптация. Сейчас сам документ согласован со всеми ведомствами уже по пятому кругу. И принят Государственной думой в первом чтении, что уже большая победа. Скорее всего, во втором чтении законопроект будет принят в начале этого года. — Все госзакупки, согласно новому закону, должны осуществляться через аукционы? — Не все, но большинство. Примерно 70% всех товаров для госнужд можно выставлять на аукцион. Торги в перспективе должны быть преимущественно электронными. Чтобы предприниматель, находясь во Владивостоке, мог осуществить сделку в Москве в режиме реального времени. Тогда участвовать смогут не две-три компании, а сотни и даже тысячи. — Что еще в законе принципиально нового? — Антимонопольная служба обладает функциями и полномочиями, которые не даны другим ведомствам. Мы — единственные из всех органов исполнительной власти можем подавать иски и выдавать предписания другим органам той же исполнительной власти. Мы судимся с губернаторами, главами городов, министерствами и ведомствами в тех случаях, когда нарушено антимонопольное законодательство. Кому такое понравится? Возможно, новый закон еще больше ужесточит эти наши взаимоотношения. Дело в том, что предполагается ввести в КоАП такую норму, как дисквалификация, — запрет занимать должность в течение определенного срока за нарушение антимонопольного законодательства. Это очень мощное оружие против произвола чиновников. Также появляется понятие госпомощи: запрещается произвольное предоставление индивидуальных льгот и преимуществ отдельным хозяйствующим субъектам. Теперь, если чиновник выдаст деньги из бюджета некой фирме, не проведя конкурса или публичной процедуры, они вернутся в бюджет. А чиновник будет оштрафован и даже привлечен к ответственности в рамках Уголовного кодекса. Слабительное для бизнеса — Будут ли в новом законе послабления для бизнеса? — Могу привести уйму примеров. Малый и средний бизнес (те компании, чьи активы оцениваются дешевле 100 млн. долларов) по сути больше нам не подконтролен. Что мы сделали? Взяли и сразу в 150 раз подняли порог для сделок по экономической концентрации, которые должны получать одобрение антимонопольщиков. Допустим, компания стоимостью 20 млн. рублей хочет купить другую компанию — стоимостью в 5 млн. рублей. Раньше они должны были прийти в антимонопольный орган и ждать, когда им выдадут разрешение. Это создавало лишний повод для противоправных действий со стороны чиновников. По предложению МЭРТа мы увеличили предельный уровень до трех миллиардов рублей (порядка 100 млн. долларов). И сказали: если у компании активы меньше, чем 3 млрд. руб., можете к нам не приходить. Если стоите больше 200 млн. долларов, просто уведомите о своих сделках. — Это уменьшит коррупцию? — Конечно! Пример второй: вы владелец 20%-ного пакета акций в компании. И хотите купить еще одну акцию. Раньше вам нужно было прийти за разрешением к антимонопольщикам. Потом вы бы решили приобрести еще пять акций, потом замахнулись бы на блокирующий пакет, затем добавили еще и еще — и каждый раз ходили бы к нам, ждали бы по тридцать дней разрешения на совершение сделки. Новый закон говорит: навещать нас нужно только три раза — когда формируешь блокирующий пакет (25% плюс 1 акция), контрольный (51%) и исключающий (75%). И только тем, кто стоит более 3 млрд. руб. Что еще было опасным для бизнеса? Берем норму старого закона: фирма А купила фирму В, потом С купила Д и т.д. Прошло двадцать лет. Выясняется, что первые компании, сливаясь, не подавали нам ходатайства. Значит, не получали разрешение на сделку. Было так: антимонопольщики обязаны подать в суд и разрушить всю эту цепочку. Но это же убийственно для владельца последней фирмы! Он же не знал, кто, куда и чего не подал 20 лет назад. Сейчас будет введен штраф. И не для последнего, а для тех, кто не подавал ходатайства в свое время. — Как еще изменятся наказания? — Решено ввести дисквалификацию и в отношении топ-менеджеров компаний за нарушение антимонопольного законодательства. Но и это еще не все. Новый план законодательной работы на 2006 год предусматривает внесение изменений в 178-ю статью УК (за нарушение антимонопольного законодательства). Если не касаться юридических тонкостей, то их суть заключается в увеличении срока лишения свободы за особо тяжкие преступления до 10 лет, а также введение 30-, 60-, 90-дневных лишений свободы за более мелкие преступления в области антимонопольного законодательства. Итак, должны быть большие штрафы и жесткие уголовные наказания, соразмерные тому вреду, который нанесен экономике и гражданам. Не верь глазам своим! — Нам по-прежнему обещают “0% за кредит”. Хотя условия — расстрельные. И это несмотря на все ваши штрафы и предписания? — Нулевых процентов не бывает — это аксиома. Нужно ужесточать требования к рекламе кредитных учреждений, но лучше было бы прописать их в Законе “О потребительском кредитовании”. В Законе “О рекламе” мы эти требования уже отстояли, и я искренне надеюсь, что скоро они будут приняты парламентом. Кстати, наши предписания уже и так работают. Сейчас нарушения чаще идут не по банковской линии: недоговаривают в рекламе скорее торговые центры и фирмы. Банки же боятся даже не столько нас, сколько ЦБ. В целом, на наш взгляд, ситуация стала лучше. — Реклама водки по телевидению запрещена. Однако нам легко втюхивают воду в такой же упаковке. Как принимается решение о судьбе рекламы “зонтичных брендов”? Почему один ролик признается этичным, другой — нет? — Собирается Экспертный совет по рекламе. В него входят и работники антимонопольной службы, и представители рекламного сообщества. Как правило, на повестку дня выносится несколько конкретных рекламных роликов. Эксперты принимают согласованное решение — является ли ролик рекламой воды или рекламой водки. Окончательное решение — за ФАС. Второй вариант — мы заказываем социологический опрос. Если большинство граждан ответят, что данный ролик ассоциируют с водкой, то ФАС возбуждает дело по факту нарушения рекламного законодательства. Если результаты неоднозначны, мы все равно возбуждаем дела, но их сложнее отстоять в суде. — Парламентарии хотят переписать Закон “О рекламе” и запретить водке прикидываться чем-либо. Это правильно? — Я думаю, что предложение депутатов запретить рекламу “зонтичных брендов” — правильное. Но фактически на практике это не получится. Их политтехнологи (водочников. — Авт.) с каждым разом будут придумывать что-то новое. И доказывать: это совсем не то, что вы подумали. Так будет очень долго. До тех пор, пока недобросовестная конкуренция не будет возбраняться общественным мнением. По-моему, это будет тогда, когда люди будут рассуждать так: я вижу, что это водка, а мне говорят — вода. Кстати, вижу это не только я, но и мой несовершеннолетний ребенок. Значит, они моего ребенка с детства приучают к водке, а меня считают глупцом. И мало того что я не пойду покупать эту продукцию, так еще и через общество потребителей могу подать им гражданский иск. Это ведь ФАС может наложить только штраф, а суд-то взыщет еще и ущерб по полной программе. “В США монополия еще не успела шага сделать, а отряд из юристов уже готов к бою” — Какие внутренние рынки, на ваш взгляд, конкурентны? — Пищевая, легкая промышленность. Есть конкуренция в машиностроении и приборостроении, строительстве, химической промышленности. Но в целом ситуация неблагоприятная. — В США с монополиями борются несколько тысяч юристов. Будет ли у нас похожая ситуация? — Там оборот только частных адвокатов, занимающихся прямыми исками против монополий и корпораций, измеряется 10 млрд. долларов. Кстати, в США действует система троекратного возмещения. Грубо говоря, сумма ущерба умножается на три. У нас ситуация несколько похожа. Вот сейчас антимонопольная служба имеет право взыскать маленький штраф. Но, выиграв дело в суде, она открывает дорогу для всех пострадавших. В этом случае в соответствии с российским законодательством каждая компания имеет право взыскать ущерб, моральный вред и упущенную выгоду. Просто никогда не нужно забывать, что те небольшие деньги, которые мы перечислили в бюджет, — лишь маленькая часть айсберга того, что могут взыскать через суд в своих интересах частные и государственные компании после нашей победы. — Может ли частное лицо подать в суд на монополию? — Теоретически нет никаких препятствий. Но есть одна проблема. Человек должен доказать, что лично ему был нанесен фактический ущерб. А в защиту неопределенного круга лиц может выступать только государственный орган. В США все обстоит как раз наоборот. Там гражданин может идти в суд против монополии от своего лица, но дополнить иск, еще и подав его в отношении неопределенного круга лиц. И выигрывает дело. За ним стоит армия юристов, которая, кстати, чаще сама ищет таких вот людей. Гонорары делятся по принципу: 70% на 30% (в пользу юристов), а то и 95% на 5%. Заметьте, все довольны. То есть монополия еще не успела и шага сделать, а отряд юристов уже готов к бою. И это способствует экономическому развитию этих стран. Но эта система имеет минус: очень много сутяжничества и спекулятивных исков. Суды по горло завалены этими делами. Но я все равно сторонник частных исков — иначе монополию в нашей стране не остановить."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации