Фабрика лжи "Илим Палпа"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::31.07.2002

Фабрика лжи "Илим Палпа"

Швейцарские коммерсанты много лет зарабатывали на надувательстве и дезинформации. Сегодня это испытанное оружие помогает им незаконно удерживать под контролем Котласский ЦБК

Игорь Кобрин

24 июля федеральный арбитражный суд Санкт-Петербурга признал законной сделку по продаже акций Котласского целлюлозно-бумажного комбината новым собственникам. Компания «Илим Палп», управлявшая предприятием все последние годы и добивавшаяся расторжения сделки, тут же попыталась переиграть ситуацию в свою пользу.

Сначала общественности сообщили, что «иск носил чисто технический характер». То бишь предыдущие заявления руководства «Илим Палпа» о том, что акции КЦБК у них украли, были невинной шуткой. А разбирательство в суде холдинг, оказывается, учинил лишь за тем, чтобы узнать, кто именно приобрел акции Котласского комбината.

Чуть позже пропагандистская машина «Илим Палпа» заработала на полную мощность и выдала на гора новую порцию лжи. Информационные агентства распространили весть о том, что арбитражный суд подтвердил нелегитимность избранного новыми акционерами совета директоров. И это при том, что данный вопрос питерским судом 24 июля даже не рассматривался!

Оказывается, столь смелое умозаключение пиарщики «Илим Палпа» (но отнюдь не суд) сделали на основании того, что инициатором собрания акционеров, состоявшегося 5 июля, выступило «Балтийское финансовое агентство» (посредник, покупавший акции по поручительству Банкирского дома «Санкт-Петербург», компании «Базовый элемент» и компании «Континенталь-менеджмент»).

Обычная практика приобретения акций стала, видимо, настоящим откровением для менеджеров «Илим Палпа». И его скороспелые юристы поспешили выдать свои скудные размышления по этому поводу за вердикт федерального суда.

Между тем, еще 23 июля Ленинский районный суд города на Неве четко определил, что собрание от 5 июля было законным и решения, принятые на нем, правомочны. Однако в «Илим Палпе» сделали вид, что ничего об этом суде не слышали.

Основатель и хозяин холдинга господин Смушкин заслуживает того, чтобы его имя внесли в Книгу рекордов Гиннеса. Ну а пока авторитетная комиссия из-за рубежа будет рассматривать его кандидатуру, специально для Захара Давидовича можно учредить новую награду: «Заслуженный лгун Российской Федерации».

Смушкин врет, потому что по-другому он работать не умеет. Блеф и откровенная ложь для него - привычный метод ведения бизнеса.

Возомнив себя фюрером (руководителем) всего российского ЛПК, глава «Илим Палпа» подыскал себе достойного помощника – этакого современного доктора Геббельса. И хотя 35-летний Святослав Бычков не так красноречив, как главный гитлеровский пропагандист, но действует он по хорошо известному фашистам принципу: чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят.

Святослав Сергеевич Бычков врет увлеченно, самозабвенно, изобретательно. Сегодня особо впечатлительные работники Котласского ЦБК готовы по его зову взяться за ружья и не пустить на комбинат членов избранного новыми акционерами совета директоров.

Истеричные женщины подпевают пьяным в стельку сотрудникам службы безопасности предприятия. "Вставай, страна огромная!". Иные готовы "пойти на крайние меры", устроив локальную экологическую катастрофу.

Доведенные до нищенского состояния люди верят каждому слову разжиревших на их труде врунов. И вот уже черное становится белым. Те, кто несколько лет воровал и разграблял предприятие - "рачительными хозяевами". А государство, суды, правоохранительные органы - "захватчиками", "временщиками".

Браво!

Скромный филолог, преподаватель русского языка в южнокорейском городе Пусан делал свою карьеру шаг за шагом. Сначала за взятку нищим ленинградским профессорам он смог попасть в США, на отделение славистики одного из университетов. Эта кратковременная стажировка впоследствии превратилась в одну из самых "ударных" строчек резюме Бычкова. Несколько недель попоек в студенческом кампусе были названы им "подготовкой в сфере PR".

В 1997 году Бычков организовывает и возглавляет петербургское отделение Американской торговой палаты. В кругу подчиненных за свою надменность он быстро получает прозвище: BITCHkov.

Вообще, история создания питерской ветви American Chamber of Commerce заслуживает отдельного рассмотрения. Предприимчивый Бычков сам зарегистрировал в городе на Неве контору под таким названием, а потом поставил незадачливых янки перед фактом: или берете меня к себе под крышу, даете официальный статус, или получаете в Петербурге альтернативную организацию-двойника.

В мае 2000 года видный "русский лесопромышленник" Захар Давидович Смушкин приглашает Бычкова к себе на работу. Вместе они начинают строить из кирпичиков-мифов имидж великого и могущего "Илим Палпа".

Дирекция холдинга по связям с общественностью, надо отдать ей должное, провозглашает вполне мирные цели. Из западных пособий по Public Relations переписаны слова о честном информировании общественности, выстраивании доверительных отношений с трудовым коллективом, социальной ответственности корпорации.

Однако каждый раз тщательно отшлифованные в газетах-сателлитах аспекты имиджа не имели ничего общего с реальным положением дел.

Принадлежащая швейцарской конторе Intertsez компания выдавалась за чисто российскую. И это не просто дань моде на патриотизм. "Илим Палп", объявив себя отечественным холдингом, присвоил право разрабатывать и навязывать правительству с помощью мощного лоббистского ресурса концепцию развития национальной лесной отрасли.

И здесь кроется еще одна ложь. Дело даже не в том, что документ этот создавался исключительно "под "Илим Палп", что и так очевидно. Проблема в другом: писали концепцию люди, понимающие в лесной промышленности не больше, чем рядовые граждане в конструировании ракетных двигателей. Ведь топ-менеджмент холдинга представляет собой настоящий паноптикум. Там и бухгалтер с макаронной фабрики Сергей Костылев (ныне генеральный директор «Илим Палпа»), и сборщик макулатуры Сергей Хвостиков (руководитель Братского ЛПК), а во главе холдинга стоят Захар Смушкин и братья Зингаревичи - в прошлом спекулянты спиртом. Зато настоящих специалистов в "Илим Палпе" не сыскать. Тех немногих, что работали, уволили в последние несколько месяцев - их подозревали в "нелояльности".

Другая популярная сказка, пестуемая Смушкиным и Бычковым: "Илим Палп", оказывается, крупный инвестор. Впрочем, доля правды в этом все же есть. Ведь нигде не говорится, кто и куда инвестирует. Нормальные люди думали, что холдинг вкладывает деньги в контролируемые им предприятия. А было все с точностью наоборот: деньги, заработанные целлюлозно-бумажными комбинатами и лесопромышленными комплексами в Братске, Усть-Илимске, Котласе отправлялись на банковские счета хозяев "Илим Палпа" в Швейцарии.

Падающим в голодные обмороки рабочим объясняли, что зарплата у них мизерная потому, что цены на целлюлозу на мировых рынках низкие. Рабочие, естественно, биржевых котировок в глаза не видали - и верили. И не знали, что на предприятиях других компаний выдают зарплату в 2-3 раза больше.

Так же, не краснея, "Илим Палп" врал российским властям, упрашивая их реструктуризовать долги перед региональными и федеральным бюджетами. Мол, рыночная конъюнктура сложная, а все деньги на модернизацию цехов ушли.

Переоборудование, если послушать представителей холдинга, съедает просто-таки сумасшедшие суммы. Чуть ли не каждый месяц "Илим Палп" заявляет о планируемых инвестициях. Причем суммы виртуальных вложений явно берутся с потолка: то 400 миллионов долларов, то 700, то сразу 900.

Правда, не очень понятно, как при таких обещанных (но так и оставшихся на бумаге) инвестициях износ оборудования на предприятиях холдинга составляет сегодня 75-90%.

В середине июля партнер и правая рука Смушкина Борис Зингаревич сообщил рабочим Братского ЛПК, собравшимся в актовом зале СибНИИ целлюлозно-бумажной промышленности, что лишь недавно завершилась разработка стратегического плана развития предприятий «Илим Палпа». «Сегодня, - заявил Зингаревич, - есть все условия для начала новой жизни», пообещав 500 миллионов долларов инвестиций.

Спрашивается, что мешало начать «новую жизнь» год, три, десять лет назад? Ведь холдинг «Илим Палп» работает в российской лесной отрасли с 1992 года. И, если только сейчас Захар Смушкин о задумался о стратегии, чем он и его менеджеры занимались все предыдущие годы? «Стригли капусту»? Гнали необработанный кругляк за рубеж? Снимали сливки и урывали куски пожирнее?

Для проверяющих органов всегда находится ответ. Активы с предприятий выводили? Так это мы для их пущей сохранности. Почему в оффшоры? Так они роднее, ближе - там все аффилированные с "Илим Палпом" конторы зарегистрированы.

Отчеты Счетной палаты, где черным по белому прописаны многочисленные нарушения «Илим Палпом» законов, Захар Смушкин игнорирует. А когда приходится комментировать их содержание, Святослав Бычков нагло заявляет: ничего предосудительного аудиторы на предприятиях холдинга не нашли.

Вполне вероятно, что для господина Бычкова оставление валютной выручки за рубежом, невыполнение инвестиционной программы или увод активов в кипрские оффшоры – обычное явление. Как дождь или снег. Бычков так к ним привык, что и ничего предосудительного найти не может.

Созданный им образ Захара Смушкина, денно и нощно думающего о судьбах российского лесопромышленного комплекса, величайшего гуманиста нашего времени настолько умилителен, что хочется расплакаться. Сделать это не позволяет то, что в реальности все по-другому.

Чего стоит прогремевшая в Штатах но совершенно замалчиваемая у нас история с убийством Анжелы Крисп. Напомним, расследование архангельских журналистов показало, что к преступлению непосредственно причастен Захар Смушкин.

Кстати, утечка информации о нашумевшем деле послужила причиной для увольнения предыдущего главного пиарщика «Илим Палпа». Главным условием для принятия Бычкова на работу была полная блокировка нежелательной и опасной для хозяина «Илим Палпа» темы.

Захар Смушкин, разрекламированный Бычковым как гарант стабильности в отрасли, всегда плевал на права миноритарных акционеров. Зато когда сам оказался в их положении (на Котласском ЦБК) - решил вместо конструктивной работы с новыми управленцами попросту закрыть на реальность глаза. И сделать вид, будто бы ничего о смене власти на комбинате не знает.

Социальную ответственность в "Илим Палпе" понимают очень оригинально. "Щедрый благотворитель" Захар Смушкин, не выплатив в 2000 году налогов с более чем 110 миллионов долларов чистой прибыли, изредка выделяет 500-700 долларов на мероприятия вроде совместной посадки картошки с воспитанниками детского дома в городе Братске. Полноценная замена, не правда ли?

Деньги на информационное сопровождение работы холдинга выделяются немалые. А регулярные поражения "Илим Палпа" в развернутых им же пиар-войнах легко объяснить.

Господин Бычков, во-первых, не привык действовать быстро. На создание пресс-релиза у него уходит два-три дня. На опровержение газетной статьи - неделя. Написание собственного опуса и вовсе требует мобилизации всех умственных усилий и занимает до полумесяца. Поэтому, разродившись одним текстом, Святослав Сергеевич публикует его потом в нескольких газетах под разными заголовками (так, одинаковые статьи вышли в начале этого года в «Парламентской» и «Новой» газетах).

А во-вторых, вредит делу склонность директора по связям с общественностью "Илим Палпа" делить выделенный на "пиар" бюджет по принципу: "Это мне, это снова мне, немного отложим, еще мне...". До недавнего времени в редакциях многих московских газет самой популярной шуткой была история про питерского лесопромышленного пиарщика, приносившего целый ворох наскоро слепленных "заметок" и просившего опубликовать их бесплатно.

Эффективность работы Святослав Бычков оценивает не по качеству и содержанию опубликованных в СМИ материалов, а по количеству упоминаний его собственного имени в газетных статьях. Уже сегодня главный пропагандист «Илим Палпа» комментирует не только и не столько лесную проблематику, сколько бизнес совершенно сторонних компаний. Так, совсем недавно читатели авторитетной газеты «Коммерсант» могли видеть на ее страницах «компетентное» мнение целлюлозного пропагандиста относительно положения дел на Горьковском автозаводе. Вскоре, надо полагать, последуют ценнейшие в профессиональном плане комментарии пиарщика-многостаночника на премьеры в «Большом театре» или новый клип малютки Децла.

Сегодня, когда за причиненный "Илим Палпом" ущерб предприятиям лесной отрасли на холдинг накладывают судебные санкции, Бычков надеется хорошо подзаработать. Не на шутку напуганный Захар Смушкин отвалил ему более полумиллиона у.е. - и Святослав Сергеевич, как ошпаренный, носится по газетам, суя деньги кому попало. Ставит в газете «блок» на негатив против «Илим Палпа» за 10 тысяч, а хозяину сообщает, что истратил целых 25. Таким образом, из 500 тысяч Бычков может оставить себе около половины. В свете грозящего ему увольнения («Илим Палп» вот-вот рухнет) – это не плохое пособие по безработице.

Медиа-план, предложенный Бычковым руководству, первоначально включал в себя такие издания, как "Известия", "Коммерсант", "Эксперт", "Ведомости". Однако когда стало ясно, что они произведенную Бычковым "заказуху" перепечатывать не будут, статьи, восхваляющие "Илим Палп" стали появляться в "авторитетных" источниках, посвященных вопросам собаководства и сельского хозяйства.

А что, древесина, в конечном итоге, даже там нужна, так что никто не упрекнет пиарщика из "Илим Палпа" в том, что он "стрелял" мимо целевой аудитории.

Очередные тезисы Бычкова-Геббельса рассчитаны либо на дураков, либо на тех, кто не имеет доступа к другим источникам информации. Например, протест прокурора на постановление кемеровского заводского суда тут же провозглашается судебным решением. Ссылаясь на него, Смушкин отказывается подчиняться закону.

Суды «Илим Палпом» проиграны. Протесты еще не рассмотрены. Но холдинг, забыв о юридических методах решения споров, строит вокруг своих предприятий баррикады, роет окопы и подгоняет ко входу железнодорожные вагоны. Рабочих пугают: вот-вот будет вооруженный захват, нужно всем, как один, встать на защиту родного предприятия (читай: на защиту иностранных хозяев).

Нагнетается истерия. Все идет по сектантскому сценарию. Что дальше? Коллективное самоубийство поверивших в бычковскую белиберду трудяг?

Впрочем, в «Илим Палпе» еще не считают, что война с законными собственниками Котласского ЦБК окончательно проиграна. Наоборот, холдинг делает все возможное для того, чтобы любыми – пусть даже незаконными – способами вернуть себе статус мажоритарного акционера.

Нужно для этого всего ничего. Получить доступ к документам, составляющим систему ведения реестра, – и переписать их таким образом, чтобы контрольный пакет акций предприятия вновь был зарегистрирован за ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз».

В офис реестродержателя Котласского ЦБК "Петербургскую центральную регистрационную компанию" все чаще наведываются посланцы господина Смушкина. Размахивая перед сотрудниками ПЦРК сварганенными на компьютере исполнительными листами башкирских судов и фиктивными «корочками» несуществующих силовых ведомств (например, некоей «Федеральной службы поддержания законности»), «илимпалповцы» требуют выдать им документы реестра.

Дирекция по связям с общественностью холдинга также участвует в охоте за списками акционеров. Дошло до того, что в СМИ была запущена откровенная «утка» о том, что реестр Братского ЛПК был утерян. Регистрационная компания «Альпари», хранящая эти документы, очень удивилась такой новости – и немедленно дала опровержение. Но «птичка вылетела». И сотни мелких акционеров БЛПК, физических лиц, которые не слышали об опровержении, поверили «Илим Палпу» и высылают в его адрес бумаги, подтверждающие право на владение акциями.

Йозеф Геббельс, помнится, убил себя и свою семью, до последнего дня сочиняя оды любимому фюреру. Но Бычков вряд ли настолько уверовал в ложь Смушкина, чтобы покончить с собственной женой и сыном. И прекрасно понимает, что нынешние его хозяева - граждане Швейцарии и Израиля – в случае поражения отправятся на далекие острова. Там можно будет дальше врать, портя не только воздух, но и российский инвестиционный климат.

А Бычков, обслуживавший их интересы все последние годы, останется в России. И с репутацией горе-пиарщика, нарушившего все возможные нормы профессиональной этики, ему вряд ли потом удастся найти нормальную работу.