Фавориты (1996)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Прослушка разговора Березовского, Дьяченко, Федорова и Юмашева о Тарпищеве

© Новая Газета,  1996, Комментарий- Стрингер

Фавориты. Коржаков, Барсуков, Тарпищев. Их нет в числе подозреваемых по делу о покушении на убийство Бориса Федорова. Напрасно

Александр Минкин

Комментарий «Стрингера»:

1. Борис Березовский - олигарх, он же «предприниматель»; Татьяна Дьяченко - дочь Бориса Ельцина, она же «женщина»; Валентин Юмашев - автор всех книг Ельцина, а впоследствии глава Администрации Президента, он же «журналист»; Борис Федоров - руководитель Национального фонда спорта (НФС).

2. Дом приемов компании «Логоваз».

3. Разговор происходит в начале апреля 1996 года.

4. О проведении записи беседы знают Березовский, Юмашев и Федоров. Дьяченко не догадывается, что в помещении установлены прослушивающие устройства. Хозяин помещения Березовский специально разыграл спектакль, чтобы сбросить «прослушку» в прессу и организовать скандал с целью убрать Коржакова, Барсукова и Тарпищева от президента.

5. Публикация достигла поставленной цели.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Некоторые вещи мы недостаточно хорошо сегодня понимаем именно потому, что мы не обладаем необходимой информацией. Есть масса сомнений, и они постоянно нарастают. Эти сомнения, я буду говорить открытым текстом, связаны с именем Шамиля. И действия Александра Васильевича мне казались не очень адекватными...

ФЕДОРОВ: Без сомнения. Действительно, были ситуации, это наши внутренние разборки. Я сидел с ним (Тарпищевым), разбирался и разбирался. Он теннисист, он тренер, он психолог. Он дружил, он общался, а все вопросы решал я, всю работу вел я. И было все нормально. И три года назад организация (Национальный фонд спорта) росла, появлялись определенные структуры. Нужно было приводить все в порядок, то есть какие-то вещи можно было делать, а какие-то уже нельзя было делать. Шамиль эту грань не уловил. Самое страшное произошло где-то полгода назад, когда он ввязался в определенные уровни. Вообще-то это произошло еще раньше, свел его Алик - Тайвань, есть такой Тайваньчик - небезызвестный катала.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Он один из самых серьезных «авторитетов» в России.

ФЕДОРОВ: Постепенно он свел его с Черным. Потом появилась измайловская группировка. Тайваньчик как-то был связан с ними. И у них появился эксклюзив на Шама. Что они говорили - то он и делал. Плюс к этому он чего-то сильно испугался. Я думаю, это в Анджеле дело, я даже в этом уверен. Он начал искать момент, он захотел что-то отложить там (деньги за границей), чтобы иметь гарантии на определенное дело. И тут у нас пошел конфликт. Дошло до того, что между ним и мною разборками занялись бандиты. Я с женой приезжаю на Тур-де-Франс, ко мне подходят Тайвань, Самсон Миравский, Лева Черепов, все остальные и шесть часов мне устраивают разбор: почему я мешаю, почему я деньги не плачу? Если это когда-нибудь будет обнародовано, то пуля в голову мне обеспечена. И все эти полгода продолжается эта паранойя. Раз в месяц он тянет меня на какие-то разборки: то туда, то сюда. То какие-то там малины: почему то, почему се? От всего этого просто крыша уезжает. Мы до определенного момента сопротивлялись давлению.

ЖЕНЩИНА: Шамилевскому?

ФЕДОРОВ: Да. Буквально неделю назад ситуация дошла до такой шизы, что... Он говорит, что Саша с Мишей требуют, чтобы я принес 10 миллионов долларов наличными к Саше. Я говорю: «Шам, я таких денег никогда не видел! Их собрать невозможно!»

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Чтобы было точно понятно: к Александру Васильевичу Коржакову и к Михаилу Ивановичу Барсукову.

ФЕДОРОВ: То есть принеси 10 миллионов, отдай. Я ему говорю: «Ты понимаешь, что ты говоришь?!» Он племянника Черепа - Пашу Задорина - вице-президентом НФС заставляет взять. Парень - 24 года, следящим за мной, так сказать, отслеживающим интересы Шамиля. Для этого он все обосновывает высокими интересами. Перед этим мы слушали разговоры о предвыборной работе, об интересах президента и так далее.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: В кабинете Александра Васильевича?

ФЕДОРОВ: Да. В кабинете Александра Васильевича. Я отказываюсь в этом участвовать. Я не могу сидеть вот так и врать. Потому что я знаю, что на самом деле происходит. У нас слесаря вызывают и говорят: «Ты знаешь, Коржаков тебя подслушивает... А ты знаешь, Б. Н. сказал...» Или, уезжая в баню, Шамиль говорит: «Меня Б. Н. вызывает». Я передать не могу. И это наворачивается уже как ком.

Потом он (Тарпищев) создает эту Олимпийскую корпорацию. Четыре месяца он не подписывает распределение бюджетных денег, боится упустить контракт. Дело в том, все реформы в спорте были отстроены так, что в какой-то момент сам Олимпийский комитет становится ненужным. Есть государственный комитет, который обеспечивает общественные организации. Это сразу закладывалось. Еще Бурбулис это согласовывал. И наступил момент, что он (Тарпищев) уже не может ничем руководить. Министр за полтора года ни разу не был в министерстве, ни разу не был в своем кабинете в министерстве. Он работает в день ровно два часа. Он приезжает, спускается к Коржакову, сидит там час и уезжает. Это все ненормально, люди внизу просто все смеются. Так вот о Задорине: он (Тарпищев) звонит Собчаку, говорит, чтобы тот принял его как представителя по Олимпиаде-2004, а ночью Пашу забирают с оружием, когда он идет отнимать у какого-то старого своего должника квартиры, и в этой шизе я уже живу полгода, я уже не могу. Михаил Иванович знает об этом, знают все. Я с Михаилом Ивановичем общаюсь. Он говорит: «Мы все знаем, но ничего сделать не можем».

ЖЕНЩИНА: А Александр Васильевич в курсе?

ФЕДОРОВ: Этот вопрос - самый сложный. Во всех разговорах только одно: «Мне Коржаков так сказал». У нас каждый слесарь знает: Коржаков то сказал, Коржаков се сказал, Коржаков мне это приказал. У нас все проходили, у нас то Смирнова Коржаков подставит, то Сысоева, потом Портнова Коржаков у нас снимал. Потом эта ситуация совершенно идиотская с «Бинетексом». Она велела открыть ему личный счет...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Кто кому?

ФЕДОРОВ: Шамилю Анджела. Там, конечно, Анджела страшная, она делает что хочет. А Шамиль - хороший парень и в теннис хорошо играет, но он больше ничего не понимает в этой жизни. «Пришла «Кремлевка» - давай там счета откроем». Я говорю: «Как откроем?»

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Что такое «Кремлевка»?

ФЕДОРОВ: «Кремлевская» водка. Открывает счета в Люксембурге на себя и на Анджелу, берет при открытии у Янчева 1,5 млн. долларов - вроде бы как на предвыборную. Приходит и говорит: «Это я все на предвыборную накопил!» И эта шиза - она проходит. Это меня удивляет. Десять тысяч работающих. И все в шоке сидят. Смирнов в шоке, потому что все запуганы, ну не то чтобы запуганы... Но это же Коржаков... Там Б. Н. Значит, они понимают, что делают. Вот эта ерунда - она идет, идет, идет. Это настолько очевидно. Александр Васильевич должен об этом знать. Конечно, Б. Н. не в курсе, конечно! Только он (Тарпищев) всех нас подставит в результате. То две тонны золота какого-то... Но он нас все время пугает.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Кем?

ФЕДОРОВ: Александром Васильевичем. Я все время говорю: «Шамиль, ты пойми, ты пользуешься его доверием, но разбираться придут полковники и майоры. Ты госслужащий, ты министр, и твоя подпись стоит на всех документах. Моя не стоит. Твоя - стоит!» Вот такое дело. Если его не остановить, я не знаю, чем это закончится.

ЖЕНЩИНА: Как его остановить?

ФЕДОРОВ: Очень просто - надо его отправить лечиться месяца на два.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: До выборов, он имеет в виду.

ФЕДОРОВ: Он за эти полгода раздал такое количество обязательств всем подряд.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Кто?

ФЕДОРОВ: Шамиль. Он дал обязательство «Балчуг-банку», тому, сему, пятому, десятому, двадцать пятому. Он везде говорит, что он занимается выборами, что он то, что он cе. Он так запутывает ситуацию с этими выборами, что... Он (Тарпищев) нам рассказывает, что нужно выделить на выборы сотни миллионов долларов. Я приезжаю к Чубайсу, он мне говорит: «Платите свои спортивные, больше ничего не надо!» 100 миллионов наличными! Я в шизе был! И эта паранойя постоянно идет, она плохо кончится. Он запутался настолько. Честно говоря, мне его жалко, мне надо как-то ему помочь выпутаться из тех обязательств, что он раздал.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Послушай...

ФЕДОРОВ: А раздал он их всем подряд! И все это идет под одной эгидой: Коржаков - Б. Н., Коржаков - Б. Н. Я говорю: «Так разменивать великие имена просто нельзя!» Вплоть до слесаря, вплоть до слесаря! И все это на чистой бытовухе. Анджела приехала машину ремонтировать, а у нее спрашивают, кто она такая. Она говорит: «Я - жена Тарпищева». А слесарь отвечает: «А я Тарпищева не знаю». Она едет и все ему рассказывает. А он начинает: «А, вашу мать... В вашем «Апексе» Коржаков там все подслушивает!» (Он не говорит, что ему Анджела все рассказала.) Коржаков все подслушал, и что в «Апексе» слесарь о нем плохо отзывался. Нормально? И эта шиза идет у нас каждый день, каждый день. Он же никогда впрямую ничего не говорит. К нему приходят, он не отказывает человеку впрямую, он говорит: «Ты знаешь, мне Коржаков запретил. И президент против этого». Я, конечно, против некоторых ситуаций, по возврату денег ГУО. Я был категорически против. Но он убедил Коржакова: «Там ничего - простая операция: зависли деньги в «Нацкредите». Он предлагает следующее: они переводят обязательство «Нацкредита» под залог в банк, под это выписывают вексель, вексель отправляют в Израиль, а ГУО возвращают деньги. Вы понимаете, операцию скрыть нельзя - деньги ГУО пришли из Израиля, от Михаила Семеновича Черного! Нормально?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Черный, который разыскивается Интерполом?

ЖЕНЩИНА: А ГУО - это что?

ФЕДОРОВ: Главное управление охраны! Череп - главный консультант по юридическим вопросам! Такие вещи просто нельзя делать!

У нас готовится сейчас постановление по развитию туризма. Тарпищев: «Сколько там моих?» Я говорю: «Шам, ты чего? Сколько твоего в бюджете страны? Как ты так говоришь? Вот разовьемся - появятся объекты, в которых появится доля». Или условия лотереи спортивной: «Сколько там моего?» Я говорю: «Ты чудно говоришь. Закон есть: 50 процентов на спорт, там идет на призовой, это туда, а это - туда. У нас есть компания - компания заработала, у компании есть доля». У него одно - требует, чтобы мы положили 20 млн. долларов на счет. Требует вот просто: «Пока ты этого не сделаешь, я не подпишу ни одного документа». Два раза в неделю у нас происходят такие разговоры: «Вот положи 20 миллионов долларов - и тогда я подпишу».

ЖУРНАЛИСТ: А у тебя не было встречи сегодня-вчера с Сашей?

ФЕДОРОВ: Нет. Прошу Сашу о встрече. Звоню и так далее. Он (Тарпищев) запретил мне четыре месяца появляться. Он сказал, что есть подслушанный разговор, что ты поддерживаешь В. С., а не поддерживаешь Б. Н. И поэтому Саша отказывается тебя принимать и сказал, чтобы ты близко к нему не появлялся. И я четыре месяца этому верил. А потом подумал: «Чему я верю? Дай-ка позвоню Михаилу Ивановичу». Михаил Иванович говорит: «Приезжай». Я приехал и говорю: «Михаил Иванович, вот такая шиза»... Шам делает очень простую вещь. У нас есть 108 миллиардов на календарные мероприятия: Кубок Кремля, Кубок Содружества... Собственные средства (15 миллионов долларов) мы планировали израсходовать на те спортивные мероприятия, что утверждены у Чубайса. Он (Тарпищев) берет и блокирует бюджетные деньги. Мы вынуждены из собственных средств оплачивать в счет бюджета. И при этом говорит, что я против президента, я не хочу платить за выборы. Я говорю: «Зачем это говорить, зачем?» Я его прошу: «Давай с Сашей встретимся». Он меня три часа настраивал, что я должен Саше говорить, а чего - не должен. Он боится этой встречи! Поэтому он ее всячески оттягивает. Я звонил Александру Васильевичу: «Не надо выносить этого скандала никуда. Он плохо кончится. На выборах надо использовать Смирнова Виталия Георгиевича». Смирнов обижен: «Я привожу президенту подарок от Самаранча! Я президент Олимпийского комитета!» Он известен в спортивном мире - Смирнов.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Реальный он?

ФЕДОРОВ: Чубайс об этом думал. У него регионы, у него спортсмены, смотрят на него как кролики на удава. Он просто с ними делает что хочет. Он как гипнотизер - Смирнов. Он умеет с ними разговаривать, он со всеми с ними дружит, он реальный лидер в спортивном мире. У Шама такой низкий рейтинг. А сейчас он запутал все. Беда очень простая. Первое: он чего-то очень боится. Хотя он и кричит, что самый главный сторонник, но больше всего боится результатов выборов. Второе - это меркантильное чисто: приехал на турнир, 10 тысяч срубил и уехал. А дальше - до следующего турнира. Работы нет. Третье - это большая проблема - это Анджела. И четвертое - это то, что он раздал дикое количество обязательств. Дикое. Наврал всем...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Крутой - это Лисовский?

ФЕДОРОВ: Это не Лисовский. Крутой все время пытается вырваться из-под контроля Лисовского. Крутой и Дубовецкий очень связаны плотно с «измайловскими». Они чистые бандиты! Они конкретно мне пообещали, обо всем договорились, и все известно.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Поскольку мы договорились говорить откровенно, скажи два слова по некоторой недвижимости. То, что ты говорил про проплаты Черным, через Черных.

ФЕДОРОВ: Через Черных... У него счет там.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: У кого - у него?

ФЕДОРОВ: У Шама.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: За что было заплачено через эти счета? Я имею в виду по дачам.

ФЕДОРОВ: Это из той же серии. Он не понимает, что мы - здесь и никуда не денемся, а те ребята - уже там и там адаптировались. А тех людей нельзя привлекать - это же все объекты. Вот что сейчас он делает с Черным: он подкладывает под Сашу все объекты, чтобы можно было продавать. Просто сейчас все вроде бы договорились, и никто друг дружку не мочит. Завтра начнут мочить... Как тогда пошел раскрут по Баранникову. И сейчас то же: как Черный, как Черепов?! Да «Известия» раз в месяц пишут по Черным статью!..

ЖУРНАЛИСТ: Просто накапливается сейчас некая недвижимость за границей?

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Нет! Которые проплачены через Черных на Александра Васильевича.

ФЕДОРОВ: Нет, это здесь. Это в Горках было проплачено. Я был против. Зачем это делать? Мы все сами могли.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Проплатили Черные.

ФЕДОРОВ: Оплата через их банк. Зачем это было делать, я не понял.

ЖУРНАЛИСТ: Горки-9. Там Саши и Мишани стоят дома... А кто такой Черепов?

ФЕДОРОВ: Человек Черного, брат двоюродный... Да он (Тарпищев) всю нашу команду спалит. Он ничем не руководит. Он бегает со «Спартаком» и больше ничего не делает. У нас расхожее такое есть «приветствие президента спортсменам».

Все смеются. Когда поздравляли биатлонистов, он говорит: «Президент вчера смотрел, как вы бежали, и просто прослезился». Вот до такого дошли. Он, как открытку новогоднюю, раздает «приветствие президента».
ЖУРНАЛИСТ: Что можно сделать?

ФЕДОРОВ: Его надо исключить из процесса. Его вроде бы в чувство приведешь, пять-шесть часов по рюмашке прочертишь, он чего-то начинает понимать. Потом появляется Лева со своими делами...

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Лева - это кто?

ФЕДОРОВ: Череп... Он говорит: «Пусть приезжает меня спасать». Когда вскрылось это дело с «Кремлевской».

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: О чем речь?

ФЕДОРОВ: Перечисление полутора миллионов долларов. Я приехал к нему: «Шам, ну давай сядем спокойно, обсудим что как». Он испуган дико. Вдруг ни с того ни с сего какой-то обед у Б. Н. Приезжает другой человек. Говорит: «Меня Б. Н. поддерживает! Идите в баню! Везде меня поддерживают, и я буду делать все что хочу». Может, его в Лозанну отправить - в Международный олимпийский комитет? Пусть он там посидит представителем страны... Генерал-майор КГБ, всю жизнь в «Динамо» - он приезжает, и мы вдвоем говорим: «Шам, остановись чуть-чуть, дай паузу». Сысоев говорит: «Пойди к президенту, просись послом в Монголию, посиди там полгодика». Столько обещаний роздано, что люди просто в шоке... Начинается новое. Опять сейчас под него требуется бюджет. Бюджет на выборы. Огромный бюджет, там миллионов шесть-семь под Дубовецкого.

ЖУРНАЛИСТ: Там было десять миллионов.

ФЕДОРОВ: Идет дикий треск. Звонит Чубайсу. Чубайс потом говорит: «Кто это такой? Это что, Коржакова люди?» Он (Тарпищев) с ними заходит в кабинет и выходит с ними, а все не понимают подоплеки событий. Конечно, раз люди так спокойно заходят к Коржакову в кабинет и спокойно выходят - значит, доверенные люди, какие-то задания. Это мы тут знаем, как все строится, я пять лет это вижу. Единственная возможность - это сказать: «Все, ты давай с Кремля съезжай». Этого он больше всего боится. «У тебя кабинет в министерстве. Езжай туда». У него трудовой книжки в министерстве нет. 40 тысяч долларов он взял командировочных и не отчитался. Куда-то с женой ездил. Все это Счетная палата - написала и ничего. Это же нарушение. Они говорят: «Скандал с ним - скандал с президентом». И он этого не понимает. Анджела не имеет права ездить на командировочные. Шесть машин у него. У одного мальчика машина «Ауди», которую Паша дал, у второго мальчика - «Мерседес», у Анджелы - «Ауди-80», и сам Шамиль - минимум две машины: одна его, другая - по поручениям. Минимум пять-шесть машин в день.

ЖЕНЩИНА: Существует возможность встретиться вам с Коржаковым?

ФЕДОРОВ: Я ему каждый день звоню. Но что я ему скажу? А потом, я боюсь, честно говоря. Я не знаю их отношений. Я не верю, чтобы человек умный, имеющий огромные возможности, не знал всего этого. Не верю. А если человек знает на 70 процентов, то Шам давно должен был бы сменить кабинет.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Не может быть, чтобы нормальный человек, имея эти спецслужбы, имея огромное количество осведомителей, не знал (мы знаем, что нас прослушивают повсюду). И понимая, что Шам ворует колоссальные деньги...

ФЕДОРОВ: Ворует!

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: И человек, который пускает к себе в кабинет всех бандитов, не знает ничего об этом?! Или он плохой, не соответствующий по службе человек, или он ворует вместе с ними. Других выводов быть не может.

ФЕДОРОВ: Только так и есть! В этом уверены, начиная с меня и кончая последним слесарем, - все в этом уверены! Мне люди говорят: «Чего ты борешься? Он же тебя раздавит!» Он подходит к Яшке Шикиневу, который все это делает, и говорит: «Ты передай: если он не перестанет, то Коржаков его скоро грохнет»... Ходит в кабинет к Коржакову, они на комплексе каждый день. Никто себе не позволяет приводить на комплекс никого. А Лева Черепов - каждое утро! Вы понимаете, что этого нельзя делать? Мне говорят: «Что ты волнуешься? Саша с Мишей договорились, он же им друг».

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Полный финиш. Бандиты.

ФЕДОРОВ: На «Большую шляпу» приглашается Аксенов. Аксенов и «измайловские» - это же одно. Это было у меня на «Динамо». Аксенов пригласил «измайловского», подошел к Саше с Мишей, познакомил и говорит: «Смотрите, это наш спонсор!» Когда они уехали, он еще пять-шесть раз говорил: «Я вас отмажу по полной!» Нормально это? Нет. И эта паранойя идет полгода, как он связался с Черным. Раздал обязательства. А там жестко, не так, как у нас, - «поговорили и разошлись». Взял обязательство - выполни. И что-то он тогда, еще когда Левка сидел, - он им помог. Информацией, что ли.

ЖУРНАЛИСТ: Прокурором кто был?

ФЕДОРОВ: Ильюшенко.

ЖУРНАЛИСТ: Ясно.

ФЕДОРОВ: Звонят из правительства, из аппарата, и говорят: «Федоров, что происходит? Ты видел это?! Две тонны золота!» Виктор Степанович, когда увидел две тонны... Шиза!

ЖЕНЩИНА И ЖУРНАЛИСТ (вместе): Что за две тонны золота?!

ФЕДОРОВ: Указ президента готовится о продаже двух тонн золота через Олимпийский комитет.

ЖУРНАЛИСТ: Зачем?!

ФЕДОРОВ: Спорт сейчас никаких других вариантов, кроме бюджета, не имеет. Зачем это нужно Шаму? Я у него спросил: «Зачем ты это сделал? Зачем?» - «Б. Н. в курсе. Он мне отдал две тонны из своего фонда». Я говорю: «Шам, какой фонд?» Виктор Степанович - умный человек - спрашивает у аппарата: «Что делать? Давайте напишем, чтобы не обидеть президента, что дело сезонное и давать золото можно только после июня месяца, то есть в августе». Так он берет и опять приходит. И сейчас опять указ.

И таких вещей сейчас масса! Месяца два назад Сосковец отозвал меня в сторонку: «Ты ему скажи, чтобы он ко мне больше не подходил с такими делами, мне неудобно». Все это плохо кончится. Где-то разойдутся интересы с теми, с этими, вскроются какие-нибудь дела с Феликсом и Левой. Свалят его часом.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Феликс и Лева - которых убили?

ФЕДОРОВ: Конечно.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: А второй - как ты сказал?

ФЕДОРОВ: Лева Кантор - вице-президент банка «Югорский».

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: А его как убили?

ФЕДОРОВ: Ночью. Он был у Черного первым замом. Сидел на распределении квот на алюминий. Он у него по полгода жил.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: А его, в свою очередь убил, Феликс?

ФЕДОРОВ: Нет. Просто он в какой-то момент разошелся с Черным. Пообещал - и не сделал. Кантор у него (у Тарпищева) был за день до его убийства.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Ясно одно - Шама нужно отодвинуть немедленно. Не надо никаких разборок. Шаму нужно сказать жестко, чтобы он отъехал отсюда на два месяца. Чтобы его видно больше не было. И сказать Коржакову абсолютно жестко... Только Б. Н. может это сделать.

ЖУРНАЛИСТ: Нереально.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Нереально? С бандитами я дела иметь не буду. Могу сказать это абсолютно точно. А Коржаков похож в этой ситуации на бандита. Такой же, как Шамиль.

ФЕДОРОВ: Вот ситуация. Когда пошел шум по «Национальному кредиту», он приходит и говорит: «Я со всеми переговорил. Все категорически против «Национального кредита». Саша хочет использовать его в борьбе против Виктора Степановича». Я спрашиваю: «Шам, может, мне оттуда уйти? Что происходит?..» 36 миллионов вкладчиков, 44 миллиона владельцев акций «ОЛБИ», каждый день митинги. Все можно было сделать тихо. Все бы подчистили, погасили через Минфин...

ЖУРНАЛИСТ: Я считаю, что нереально Шамиля отстранить. Дело в том, что Б. Н. к Шамилю очень хорошо относится. Единственный человек, который очень хорошо мячи подкидывает - точно, вовремя, - это Шамиль, который делает хорошее настроение. Б. Н. к нему очень хорошо относится.

ЖЕНЩИНА: И ничего не знает.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: И в один прекрасный момент... Мы говорим, какой у нас прекрасный президент и прочее, а окажется, что рядом с ним абсолютно воровская команда. Абсолютно воровская! Которая убивает людей. Которая живет давно не в России!.. Согласен с тобой, уверен, что Б. Н. ничего не знает. Шамиль - гениальный лицемер. Я помню, когда была кризисная ситуация перед выборами, Шамиль мне говорил, что, наверное, нам придется мотать. «Как мотать?! Шамиль, ты в своем уме?!» - а он мне: «Ладно, да брось ты. Я же знаю, что ты президенту не веришь. Нам надо думать, как мотать».

ФЕДОРОВ: Это у него постоянно. А как он вопросы решает с Коржаковым - чутье у него на это...

ЖУРНАЛИСТ: Что-то надо делать. Ситуация настолько остра...

ФЕДОРОВ: Завтра любой полковник сливает ситуацию по полутора миллионам долларов, которые дал Петя Янчев. И скандал происходит завтра.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Полтора миллиона - о чем речь?

ФЕДОРОВ: Ну, те, что ушли на счет... И рассказывать Коржакову о том, что это он копил на предвыборную... Мол, Саша, это тебя не касается. Такого компромата не имел ни один человек, даже Баранников... Я Коржакову все скажу, я давно это обещал. Но дальше... Меня меньше всего волнует эта ситуация, потому что мне так и так нехорошо. Мне каждый день звонят бандиты: «Зачем ты Шамилю не так сказал, зачем ты это не так сделал?..»

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ: Значит, он с ними общается.

ФЕДОРОВ: Каждый день!

Примечания автора:

1. Шамиль, Шам, Шама - Шамиль Тарпищев, министр туризма и спорта, тренер по теннису Президента РФ.

2. Александр Васильевич, Саша - Коржаков, генерал-полковник, начальник Службы безопасности Президента РФ

3. Михаил Иванович, Миша, Мишаня, Барсуков - Михаил Барсуков, генерал-полковник, директор ФСБ РФ.

4. Тайвань, Тайваньчик - известнейший «авторитет» преступного мира, профессиональный игрок.

5. Черный, Черные - братья Михаил и Лев Черные, с 1993-1994 годов граждане Израиля, предприниматели, алюминиевая промышленность, цветная металлургия, экспорт, упорные слухи о связях с Сосковцом.

6. «Измайловские» - московская преступная группировка.

7. Лева Черепов, Лева, Череп - ?

8. Паша Задорин - Павел Задорин, вице-президент НФС.

9. Б. Н. - Борис Ельцин, Президент РФ.

10. Бурбулис - Геннадий Бурбулис.

11. Собчак - Анатолий Собчак.

12. Смирнов - Виталий Смирнов, президент Олимпийского комитета РФ.

13. Анджела - жена Шамиля Тарпищева.

14. Петя, Янчев - Петр Янчев, президент «Валкар-трейдинга», арестован.

15. Чубайс - Анатолий Чубайс.

16. В. С., Виктор Степанович - Виктор Черномырдин, Председатель Правительства РФ.

17. Лисовский - Сергей Лисовский, владелец «Премьер-СВ».

18. Баранников - Виктор Баранников, до сентября 93-го председатель ФСК РФ, уволен за коррупцию.

19. Горки, Горки-9 - дачное место.

20. Паша - может быть, Задорин, а может, Грачев.

21. Аксенов - криминальный «авторитет».

22. Ильюшенко - Алексей Ильюшенко, бывший и. о. Генерального прокурора РФ, арестован.

23. Сосковец - Олег Сосковец.