Фальшивое "окно в Европу" банкира-знатока Гусельникова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

29 мая 2015 г.

Глава "Норвика" блефует с капиталом "Вятка-банка"

Snimok ekrana 2013-12-10 v 14.31.46.png

Кировский «Вятка-банк», один из многих в России, известен прежде всего благодаря своему председателю совета директоров Григорию Гусельникову — постоянному участнику телешоу «Что? Где? Когда?», хранителю традиций клуба знатоков и прочая, прочая. Чуть менее широкий круг лиц знает «Вятку» как проект, на базе которого создана банковская группа «Норвик». Произошло это после того, как Григорий Гусельников, помимо всего прочего владелец лондонского инвестиционного фонда, стал основным акционером латвийского «Норвик-банка» в 2014 году.

Известие об этой сделке вызвало настоящий взрыв энтузиазма в Кирове. Примерно так преподносилось это известие в региональной прессе — еще бы, в разгар экономического кризиса, на фоне обострившегося кризиса в отношениях России и Запада, вятский бизнес получает настоящее «окно в Европу» и т.д. и т.п.

Однако решение, принятое на совете директоров банка, состоявшемся 16 марта 2015 года, заставляет, как минимум, сомневаться в реальности перспектив, нарисованных кировскими журналистами при содействии пресс-службы банка. Для начала цитата из протокола заседания: "Увеличить уставный капитал АКБ "Вятка-банк" ОАО путем размещения дополнительных обыкновенных именных акций в бездокументарной форме в количестве 3 783 783 784 (три миллиарда семьсот восемьдесят три миллиона семьсот восемьдесят три тысячи семьсот восемьдесят четыре) штуки номинальной стоимостью 0,37 (тридцать семь сотых) руб. каждая на общую номинальную стоимость 1 400 000 000 рублей 08 копеек (один миллиард четыреста миллионов рублей восемь копеек), по закрытой подписке среди определенного круга лиц».

Главным поводом для сомнений является как раз упомянутый в протоколе «определенный круг лиц». Возможно, речь идет о неких «биологических активах», упомянутых в презентации консолидации Norvik Banka и «Вятка-банка», представленной инвесторам в мае 2014 года. Тогда, год назад, инвесторам гарантировался непременный рост этих самых активов в случае слияния кировского и латвийского банков. Что ж, упомянутый ранее протокол заседания совета директоров, содержит список акционеров банковской группы. Итак, размещение акций в виде закрытой подписки осуществлено среди следующих акционеров: AO NORVIK BANKA, Гусельников А.В., Гусельников Г.А., Гусельникова Н.А. (девичья фамилия Булхова), Холтобина Светлана Викторовна (г. Барнаул), Булхова Татьяна Александровна (г. Барнаул), Табакова Ольга Леонидовна, Смолин И.Е. Тувалкин С.Г., Даниленко А.В. и другие.

Что объединяет этих людей? Объединяет их фигура председателя совета директоров, Григория Гусельникова — помимо его давнего друга и соратника Смолина, члены команды в Norvik Banka Горащенко и Даниленко, в списке присутствуют папа и мама, тети по отцовской и материнской линии. Что до АО NORVIK BANKA, то на сегодняшний день он подконтролен кипрскому холдингу (Opidius Holdings), за которым стоит все тот же Григорий Гусельников. Ему принадлежит 50% плюс одна акция латвийского банка. Стоит отметить, что супруга предпринимателя Юлия, обитающая в роскошной лондонской квартире, распоряжается 9,99% акций NORVIK BANKA.

При всем при этом европейскому банку, еще недавно находившемуся на грани банкротства и известному в Латвии как «прачечная» для отмывания теневых доходов российских бизнесменов, принадлежит 97,75% акций банка российского. Конечно, «Вятка-банк» никоим образом не относится к лидерам российской банковской сферы, но в своем регионе он крепко стоит на ногах и является одним из важнейших элементов финансовой политики Кировской области. Возможно, близкие дружеские и деловые отношения Григория Гусельникова с единственным в России оппозиционным губернатором Никитой Белых тому причиной, но многие региональные структуры, включая силовиков, являются давними клиентами кредитной организации.

Учитывая все эти обстоятельства, весьма странно выглядит политика регулятора — согласно действующему законодательству Центральный банк существенно ограничивает деятельность европейских «дочек» на территории России, дабы снизить конкурентное давление на отечественные банки. В нашем же случае подчиненные Эльвиры Набиуллинойпосмотрели на закон сквозь пальцы и вопреки очевидным обстоятельствам разрешили приобретение «Вятка-банка» иностранной кредитной организацией. В чем причина столь странного решения?

Возможно, сотрудники ЦБ России также как и некоторые кировские журналисты поверили в то, что после слияния банков кировский бизнес получит доступ к недорогим европейским кредитам, а сама Вятская губерния станет финансовым оазисом, заповедником благополучия и прогресса. Хочется верить, что регулятор руководствовался именно такими соображениями, ведь помимо кировского бизнеса, доступ к европейским деньгам получает и российская оппозиция, давней дружбой с лидерами которой известен Григорий Гусельников. Дружбой настолько тесной, что его имя фигурирует в материалах скандального уголовного дела, возбужденного по факту хищения имущества государственного предприятия «Кировлес».

Из представленной в ЦБ РФ презентации «Консолидация NORVIK BANKA и «Вятка-банка», следует, что некой «группе миноритариев» предполагается отдать 25%+1 акцию латвийского банка, а это, ни много ни мало, сделка стоимостью 100 млн долларов США. Кто скрывается за этой формулировкой — сам ли Гусельников или близкие ему лица, а то и вообще третья сторона — доподлинно неизвестно. Зато очевидно, что банковская группа Григория Гусельникова нуждалась, а может быть и до сих пор нуждается в инвестициях в размере 100 млн долларов. Нуждается остро и безотлагательно. Прежде всего, потому, что согласно открытым отчетам банковской группы, ее акционерный капитал должен быть эквивалентен сумме в 400 млн долларов США. Однако в той же презентации для акционеров (а «чужих», как мы уже убедились, среди них нет) приводятся следующие данные: уставной капитал NORVIK BANKA составляет 53 млн евро. После консолидации с «Вятка-банком» этот показатель вырастает ровно в два раза — до 106 млн евро.

При всем желании, это никак не тянет на 400 млн долларов. И даже перемещение средств внутри семейства Гусельниковых, проводимое под видом увеличения уставного капитала банковской группы, никак не способно исправить этот грустный показатель. Практика банковского дела в России подсказывает, что платить за манипуляции хранителя традиций клуба «Что? Где? Когда?» придется тем, кто не вхож в состав «определенного круга лиц».

Ссылки

Источник публикации