Фальшивый чекист на службе у Кума?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Век", origindate::18.12.2007

Фальшивый чекист на службе у Кума?

Прикрываясь вымышленными связями с руководством петербургского УФСБ и покровительствуя массовой торговле контрафактом на вверенных ему питерских вокзалах, человек, похожий на бизнесмена Дмитрия Михальченко, пытается прибрать к рукам рынок СD и DVD-дисков. По слухам, партнером в трудном деле является думский депутат Денис Волчек, начинавший карьеру в бригаде Кости Могилы. А основной силовой «крышей» – «крестный отец» Петербурга Владимир Кумарин.

Вышедший на этой неделе номер скандальной газеты «Версия» порадовал читателей. На этот раз разоблачители озаботились биографией депутата Государственной Думы от ЛДПР Дениса Волчека.

По большому счету, ничего нового автор статьи не сообщил. И ранее не раз писали, что свою бизнес-карьеру родившийся в 1971 году Волчек начинал в качестве завхоза петербургского авторитета Кости Могилы. Давно известно и о том, как Могила спас Волчека, взявшего у знакомого старинную картину на экспертизу, а потом пять лет ее не возвращавшего. Не является новостью и случай с председателем Комитета по здравоохранению Петербурга Анатолием Каганом, который купил у волчековской компании «Кови-фарм» инсулин по завышенной на 5 миллионов цене, потом лишился за это должности и угодил под суд.

Интересны в статье лишь два момента, напрямую касающиеся контролируемой Волчеком телекомпании Рег-ТВ. И впрямь непонятно, почему верующий иудей Волчек терпит на своем канале черносотенную передачу «Два против одного», где не только постоянно оскорбляют евреев, но иногда даже бьют их в прямом эфире, как это случилось с известным бизнесменом Константином Боровым.

Терпимость Волчека к «Двум против одного» выглядит еще более странно, если вспомнить, кто из олигархов помогал раскручивать Рег-Тв и вел коммерческие проекты канала. Вряд ли соплеменники известного теледеятеля Бадри Патаркацишвили и стоящего за ним Бориса Березовского одобряют лозунг «Бей жидов – спасай Россию!» и прочие антисемитские выходки.

Вероятно, сбежавшему в Лондон Березовскому и борющемуся за пост президента Грузии Патаркацишвили сейчас просто не до Рег-ТВ, и нет времени произвести аудит питерских инвестиций. Вот и автор «Версии» замечает, что согласно отчетным документам, РегТВ не имеет прибыли, так что вообще непонятно, как канал существует.

Можно, конечно, вспомнить, что зачастую без доходов работают предприятия, на которых заинтересованные лица отмывают сомнительную «наличку». Так для отмывания чьих финансовых потоков понадобилась использовать питерскую прачечную имени Бадри Патаркацишили?

Наблюдатели отмечают прежде всего тесный союз господина Волчека с обладателем не менее колоритной биографии – петербургским бизнесменом Дмитрием Михальченко.

Родившись на год позже Волчека, Дмитрий Павлович встретил эпоху рынка в столь же нежном возрасте. Но, в отличие от коллеги, начал свое восхождение не со статуса доверенного лица крупного мафиози, а всего лишь со скромной должности директора плавучего ресторана «Акварель». Заведение изначально облюбовали отставные и действующие чекисты, и Михальченко завязал много полезных контактов.

На рубеже веков в голове молодого человека (Дмитрию Павловичу тогда не исполнилось и тридцати лет) родилась идея, достойная известной остапобендеровской эпопеи с «сыновьями лейтенанта Шмидта». В Петербурге была создана организация с гордым названием «Управление Делами Регионального Общественного Фонда поддержки ФСБ и СВР». Несмотря на обилие солидных слов и больших букв, на деле структура имела статус автономной некоммерческой организации (АНО) – то есть негосударственной конторы, юридически с ФСБ не связанной никоим образом. Возможно, чтобы хоть как-то подтвердить голословные заявления о «личном бизнес-проекте Патрушева», ушлые товарищи зарегистрировали АНО в здании, расположенном через несколько домов от питерского Управления ФСБ. Но в налоговой отчетности в графе «фактический адрес предприятия» почему-то оказался номер квартиры в жилом доме на Октябрьской набережной. На той же улице Михальченко обитал вместе с мамой.

Первым жирным куском, который удалось прибрать под выдуманным чекистским флагом, стали площади петербургских вокзалов. Как утверждала пресса, Михальченко и К0 получили их в долгосрочную аренду отнюдь не по причине мифической протекции органов, а благодаря сугубо интимной связи с ценившими правильные откаты железнодорожными чиновниками.

Договорившись о принципиальном решении вопроса, Дмитрий Павлович озаботился созданием надлежащих коммерческих механизмов. В январе 2001 года он зарегистрировал на себя несколько ЗАО: «Торговый Комплекс Московского Вокзала», «Торговый Двор Московского Вокзала», «Торговый двор Балтийского вокзала», «Торговый комплекс Балтийского вокзала», «Торговый двор Витебского вокзала», и, разумеется, «Торговый комплекс Витебского вокзала». У всех фирм был мизерный уставной капитал и все тот же квартирный адрес фактического нахождения на Октябрьской набережной.

В дальнейшем Михальченко объединил коммерческие площади на Московском, Витебском, Ладожском, Финляндском и Балтийском вокзалах под контролем компании «Форум». Заботу о безопасности на вверенной территории взяла на себя близкая к Дмитрию Павловичу частная охранная фирма «Магистраль».

Вскоре после этого произошло убийство могущественного директора охранного агентства «Балтик-экскорт» Романа Цепова, и давно завидовавший покойному Михальченко решил взять на себя часть его неформального бизнеса. Схема работала просто до безобразия. Прикрываясь наличием липовым связей среди высших руководителей Лубянки и Литейного, юное дарование начало рейдерские захваты по городу.

Недоброжелатели рассказывают, что обычно Михальченко приходил в кабинет жертвы или чиновника, чье решение можно было конвертировать в деньги, тряс соответствующим удостоверением и грозно заявлял, что такой-то объект желательно отдать протеже директора ФСБ Патрушева (вариант – начальника петербургского УФСБ Юрия Игнащенкова или сменившего его Александра Ручьева). После разговоров за жизнь у бизнесменов требовались отступные, а у представителей власти – подписи под весьма любопытными с точки зрения закона документами.

Информированные люди, знающие, что Игнащенков и Ручьев никогда не давали Михальченко подобных поручений, а Патрушев вряд ли даже слышал его фамилию, просто посылали назойливого молодого человека подальше. Но находились и другие, которые шли навстречу его ультиматумам.

Система могла работать за счет того, что часть полученных от успешного рейдерства денег шла на обеспечение лояльности знакомых силовиков среднего звена, которые при случае могли в туманных выражениях подтвердить «полномочия» Михальченко или даже обеспечить ему охрану.

Впрочем, подобные PR-возможности сильно уменьшились после кадровой реорганизации Службы экономической безопасности питерского УФСБ. Сейчас реальный ресурс Михальченко на Литейном близок к нулю. Впрочем, Дмитрий Павлович пытается исправить это печальное положение и наряду с прочими страждущими денежными воротилами усиленно обивает пороги одного из замов начальника УФСБ.

Пока нет других лазеек, за реализацией наездов на конкурентов приходится, как простому смертному, обращаться в ГУВД, где отдельные менты обслуживают рейдеров по стандартному прайсу. Но оборотни в погонах крайне ненадежны, так что силовое прикрытие в случае серьезных конфликтов приходится организовывать унаследованным от Могилы бойцам Волчека. Другим авторитетным гражданином, не брезговавшим общаться с хозяином петербургских вокзалов, вплоть до последнего времени был глава тамбовской группировки Владимир Кумарин.

Крупнейшей за последнее время общей акцией соратника Кости Могли и «сына лейтенанта Патрушева», организованной под крышей Кума, стала попытка захвата рынка аудио- и видео продукции.

Желающие купить нелицензионный CD или DVD сейчас в любой момент могут доехать до контролируемого Михальченко Московского вокзала, где совершенно открыто приобрести любое количество контрафактных дисков по 70 рублей за штуку. Под бдительным контролем михальченковских охранников из «Магистрали» незаконная торговля приобрела грандиозные масштабы.

Одновременно командой Дмитрия Павловича начато наступление против торговых сетей, ведущих бизнес легально. Жертвами рейдеров стали, в частности, сеть «505» и фирма «Торговый дом «Орби»». Атака против них проводилась по одинаковой схеме одними и теми же людьми.

Сперва на коммерсантов выходило некоммерческое партнерство «Организация Контроля, Охраны и коллективного управления авторскими и смежными правами» («Око»), учрежденное конторой Михальченко. Сетям предлагалось отныне закупать товар исключительно у определенных поставщиков, отстегивая нужные суммы с каждой партии. Также борцы с пиратством требовали допустить в магазины и на склады направленную «Оком» «специальную бригаду, состоявшую из сотрудников ГУВД», с целью изъятия всего товара, подозреваемого в контрафактности, «за исключением маркированной учетной маркой НП «ОКО» … на возмездной основе».

Бизнесмены справедливо полагали, что речь идет о банальном шантаже и выплате дани за марки от «Ока». Между строк явственно читалось, что с такими марочками можно будет без проблем продавать откровенный контрафакт, как это сейчас происходит на привокзальных площадях у Михальченко. А вот без покупки индульгенций «Ока» «специализированные бригады» могут докопаться и к совершенно законной продукции. Или подбросить нелицензионные диски во время обыска.

Посмевшим отвергнуть требования шантажистов устроили разнообразные неприятности. В помещения «505» и «Орби» вламывались вооруженные до зубов группы, состоявшие частично из милиционеров, частично из охранников «Магистрали» с изрядной примесью горилл покойного Могилы. Санкционировал исполнение этих заказных наездов близкий к Михальченко начальник 1-го отдела 8-й оперативно-розыскной части ОБЭП ГУВД Александр Пойгин.

Захватчики врывались на склады, опечатывали двери и, почти не таясь, мешками выносили товар, который вывозился в неизвестном направлении. Такие мелочи, как протоколы обыска, понятые и опись изъятого, налетчиков не волновали. Документы, удостоверяющие законность вторжения, тоже. Например, захватывая склады «Орби», Пойгин с друзьями [page_21754.htm предъявили постановление на обыск в ООО «Торговая фирма «Фаворит»»].

Решение о том, является тот или иной товар контрафактным и кто виновен в его реализации, должен выносить суд. Но судебных решений, подтверждающих правомочность кривого взгляда «Ока» на компанию «Орби», не было и нет. Да и не нужны вымогателям никакие решения – для них любой, отказывающийся платить дань, поставлен вне закона. Ведь кроме мифической поддержки со стороны Патрушева, Игнащенкова и Ручьева они реально имеют за собой человека, считающегося королем преступного мира Санкт-Петербурга.

В молодости Константин Яколев и Владимир Кумарин были друзьями. Потом превратились во врагов, и жертвами их войны стало немало братков. 22 июня 2000 г. в ресторане «Аустерия» был заключен мир, после чего ходивший исключительно под Могилой Волчек, а через него и Михальченко, получили возможность начать сотрудничество с Кумом.

Именно исправным переводом в тамбовскую кассу «десятины» и объяснялась беспримерная наглость рейдеров. Менялись градоначальники, руководители городских управлений МВД и ФСБ, прокуроры, лишь Кум казался вечным.

Только пришел конец и его вольной жизни. Поскольку среди коллег Пойгина в петербургском ГУВД у авторитета были слишком мощные связи (что подтвердил сам генеральный прокурор Юрий Чайка), Кумарина недавно взяла прибывшая из Москвы опергруппа. Кроме попытки убийства совладельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева, его подозревают в многочисленных рейдерских захватах, среди которых есть и проведенные вместе с лицами, внешне чрезвычайно напоминающими Михальченко и его подельника Волчека.

По имеющейся информации, первые показания уже получены. Так что вскоре господин Михальченко, как говорят, рискует отправиться в «Кресты» или составить старшему партнеру компанию в «Матросской тишине». Тут уж не помогут никакие лживые уверения о якобы полученном в УФСБ разрешении на рейдерство. Да и друг Волчек со всей своей ЛДПР не спасет.