Фамильный бизнес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Фамильный бизнес Брянские власти уже год увлеченно играют в игру "породниться с президентом" и, не жалея сил, обустраивают село, где живет крестная президентской жены. Про другое село, в котором 28 семей носят фамилию Путин, все забыли сразу после выборов

"Село Сагутьево Трубчевского района - несколько улочек, чуть больше пятисот жителей, центральная усадьба колхоза имени Карла Маркса, школа и клуб - прославилось в прошлом году, накануне президентских выборов, когда сначала местные, а вслед за ними многие центральные издания пронюхали, что в селе живет полный тезка нового Президента России - Владимир Владимирович Путин, сын тракториста и медсестры. Причем эту же выдающуюся фамилию носят еще три его брата, а также немалая часть соседей по селу - всего более полусотни. В район компактного проживания Путиных потянулись журналисты, были даже немцы с датчанами.

Президентская резиденция Соседи "президента", как тут же прозвали малолетнего виновника ажиотажа вокруг Сагутьева, с удовольствием рассказывали репортерам свою версию истории. Согласно местному преданию, до революции здесь поселился крестьянин по фамилии Путин, у которого было пятеро сыновей. Четверо остались в Сагутьеве, а пятый уехал в Питер, и связь с этой ветвью рода прервалась. Но тот пятый сын по имени Спиридон, дескать, и есть непосредственный дед президента. Александр Васильевич Путин, один из жителей села, отыскал в семейном альбоме и демонстрировал всем фотографию своего двоюродного брата, призывая удостовериться в несомненном сходстве родственника с новым президентом, подтверждающем столь же несомненное родство. На "научной основе" доказательством родства занялся трубчевский краевед Николай Тихонов, составивший анкету для старожилов Сагутьева и отправивший данные своих изысканий в Брянск для дальнейшей проверки. 
Юный президентский тезка тем временем купался в лучах славы - учителя в школе смотрели ласково и шутили, что не знают, кто теперь перед кем вставать должен. 
Он, конечно же, написал Путину письмо - приезжайте, мол, в гости. Рассказал, какое красивое у них село, и попросил прислать новые ботинки: а то ходить совсем не в чем. Еще ему сказали, что теперь его наверняка пригласят на елку в Кремль. Предполагаемое родство, в которое охотно поверил 14-летний мальчишка, обещало немало радостных изменений в его до того такой обычной деревенской жизни. Остальные сагутьевцы тоже надеялись на лучшее. 
В рабочем порядке Тем временем другое письмо пришло в еще одно брянское село - Ковалево, 70-летней вдове бывшего председателя колхоза Ульяне Авраамовне Пуздровой. Она и раньше частенько вспоминала ту бойкую Людочку в белых бантах, которую крестила тридцать лет назад в деревенской церкви. А тут столько совпадений: и жуткая автокатастрофа, случившаяся с Людочкой в Калининграде, и замужество - вышла за ленинградского гэбиста. Невероятную догадку бабы Ули о том, что она тетка и крестная мать президентши, подтвердило письмо с калининградским штемпелем от жены ее покойного брата: "Уля, не сомневайся, Людмила Путина - это моя дочь". 
С этого дня жизнь Ульяны Авраамовны переменилась. Прибавилось переживаний - и за путинские дела и речи, и за племянницу: "Я знаю, что такое жена начальника. Не был бы мой председателем - не нажил бы себе инфаркт". Стала чаще глядеть баба Уля в помутневший экран старенького "Рекорда" - не мелькнет ли где племянница, да перебирать в памяти драгоценные воспоминания. Плохо только, что новое положение принесло не одни лишь блаженные переживания. 
Приехал как-то журналист из московской газеты и пообещал лично до президента добраться, если она высочайшей племяннице напишет. Она и написала: "Прошу, пожалуйста, побудьте на земле, откуда отец твой, Людмила Александровна, родом". Так и сбивается все письмо с "вы" на "ты" и обратно... Авраамовна журналисту строго наказала: письмо отдать только в руки, в газету - ни-ни, чтоб Людмилу Александровну в неловкое положение не поставить. А он взял и напечатал. С тех пор появилась у бабы Ули обида на обман - не первая, надо сказать, и не последняя. И не покидает ее ощущение, что все ее используют в своих целях. В благих, может быть, но - используют. 
Ей не нравится, что ее заставляют просить - чтобы президент помог с почтой, чтобы больнице подарили "скорую", чтобы в село провели газ. "Ты, Уля, отпиши в Москву - президентское гнездо никак", - не переставая теребят ее соседи. Зимой, когда приезжало сюда местное телевидение, районный чиновник сам ее упрашивал: "Ну скажи ты в камеру два слова, что нужен газ, - и будет газ!" Вообще-то не тот у Авраамовны характер, чтобы что-то выпрашивать, но уговорили - ради односельчан все-таки. 
Местное начальство ее теперь тоже не забывает. С весны, как только появились первые слухи, что президентская чета собирается навестить Ковалево, здесь не затихает работа. 
На "стройке века" трудятся едва ли не все районные и областные службы. Сначала Путиных ждали на 9 мая. Завезли колбасу и селедку в ковалевский магазин, покрасили памятник погибшим на войне землякам, начальство стародубского сушзавода по негромкому приказу районного руководства "выгнало" на недельку своего работника Владимира Пуздрова: "Почини хоть матери туалет". 
А где будет ехать кортеж президента - ну как прямо по дороге? И срочно заливаются асфальтом ямки на подступах к родовому гнезду и вырубаются лишние кусты и деревья. А на кладбище села Ковалево похоронена бабушка президентши - силами местных пенсионеров кладбище освобождается от мусора и высохшего кустарника. Районные чиновники эту бурную деятельность комментировали скупо, говорили, что про визит ничего не знают, а все делается "в рабочем порядке". 
Дальше - больше. В следующий раз Путиных ждали в сентябре, на День города. На месте Ковалева вырос настоящий "городок путинской славы". По селу пролегла новая, асфальтированная дорога, построены топочные в школе и фельдшерском пункте, в клубе установили газогенератор - новое слово в газовой технике. Отремонтировали школу, на которую 120 тысяч рублей пожертвовала областная администрация и 100 - районная, на улицах появились новые фонарные столбы с горящими по ночам (!) фонарями и шесть новых трансформаторных подстанций. Обустроили все колодцы и колонки, построили новую детскую площадку и стадион, в домах - новые телефоны и водопровод. Даже будка Джека, стража родового гнезда бабы Ули, выкрашена синим - в тон дому. А в соседнем с Ковалевым селе Шняки, где жил до войны брат бабы Ули и отец Людмилы Путиной Александр Шкребнев, поставили было в его честь памятную стелу и повесили на дом мраморную доску, но потом спешно убрали - говорят, про инициативу узнали в Москве и не выдержали избыточного энтузиазма. 
Путин, впрочем, снова не приехал. Измученная ожиданием и хлопотами Ульяна Авраамовна, стоя у русской печки с пирогами и блинчиками для дорогой гостьи, говорила, что на племянницу не обижается: "Ей же так нельзя сказать: приеду, мол, тогда-то, во столько-то. Террористы ж везде, я понимаю". 
Оставьте нас в покое В Сагутьеве же после ковалевского благолепия глазу не за что зацепиться. Наталью Павловну, маму "президента", я нашла в медпункте, где толпились в ожидании прививок мальчишки, в том числе и восьмиклассник Вовка. Но поговорить с ним мне не удалось - умница мама больше не пускает к нему журналистов. Внезапный "подарок судьбы" и так чуть было не обошелся слишком дорого семейству сагутьевских Путиных. 
В восьмой класс Вовка в этом году пошел во второй раз. В прошлом году он школу бросил - когда не дождался приглашения в Москву, когда стало понятно, что обещанных подарков не будет, когда одноклассники стали дразнить "президентом" уже не весело, а зло. "Слишком высоко подняли - и забыли", - уведя меня подальше от мальчишек, говорит Наталья Павловна. 
- Столько тут всякого народу тогда приезжало! И все же обещали подарки - кто магнитофон, кто ролики. Он все ждал. Ждал, что в Кремль на елку его пригласят. До последнего дня. Врач приезжала из Трубчевска, я его психиатру тогда показывала, звала в Трубчевск на елку, там в Доме культуры праздник устраивали. А он сказал - нет, не поеду никуда, буду дома встречать, если в Москву не позовут. Так дома и остался. И в школу после Нового года уже не пошел. Он болеет часто, не сильно тут до учебы. Вот он и не выдержал. 
Мама однажды тоже не выдержала - побила. Он сбежал из дому - поехал в Трубчевск, к старшему брату, который учится там в техникуме. Больше она его уже не бьет. Трубчевский врач-психиатр сказала, что все с ним будет в порядке, надо просто подождать и не напоминать ему про несбывшиеся мечты. Вот они и ждут - не того уже, что про них вспомнят, а того, когда можно будет забыть. "Президент" повесил у себя над кроватью большую розовую лошадь и собирается воплотить давнюю детскую мечту и после девяти классов стать конюхом - лошадей он любит больше всего на свете. Никаких планов на покорение столиц он не строит. 
- Мы ничего ни у кого не просим - просто бесполезно это. Мы давно уже поняли, что надеяться можно только на себя. И никто нам не поможет. Вовку только жалко. Так что вы на меня не обижайтесь, но я не хочу, чтобы с ним снова про это разговаривали. Он уже забыл. Все здесь уже забыли. Все ведь осталось как есть. 
А месяц назад краеведу Николаю Тихонову пришел окончательный ответ из областного краеведческого музея: проведенное по заказу музея архивное исследование показало, что настоящий дед Путина родом из Перми, а сагутьевский предок с таким же именем, о котором вспоминали сельские старожилы, - просто однофамилец. Никаких родственных связей между трубчевскими Путиными и Президентом России нет. 
В конце сентября в Ковалево наконец-то пришел газ, и заместитель губернатора Петр Оненко, выступая на торжественном митинге, посвященном этому радостному событию, высказался в том смысле, что Ковалево - это только начало, эксперимент, что такая же судьба ждет в дальнейшем и все остальные брянские села. Газета областной администрации "Брянский рабочий" ни словом не упомянула про тетушку, которая как раз в этом селе и проживает. Мол, Ковалево - просто наглядный пример заботы областной власти о сельских жителях, при чем здесь президентские родственники. 
А Путиным - однофамильцам из Сагутьева назавтра после моего приезда должны были обрезать газ - за неуплату. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации