Федеральное Чистилище

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Место сенатора в Совете Федерации продается и покупается. Цена от $1 млн.

1148996623-0.jpg Чистка, в результате которой четырем сенаторам пришлось покинуть Совет Федерации, позволила спикеру Сергею Миронову продемонстрировать региональным властям свою силу. И показала, как сильно изменилась верхняя палата парламента за последние пять лет.

Затянувшаяся история с отзывом сенаторов Бориса Гутина, Игоря Иванова, Аркадия Саркисяна и Александра Сабадаша наконец завершилась. В пятницу Совфед прекратил полномочия Гутина, Иванова и Сабадаша. Заявление Саркисяна о добровольной отставке будет принято 2 июня. Упорство депутатов парламента Ненецкого АО, которые в течение двух недель отказывались принять отставку Александра Сабадаша, уже вышло боком губернатору автономии Алексею Баринову. Сначала против него возобновили уголовное дело пятилетней давности, а затем он и вовсе был взят под стражу. Не исключено, что скоро по его стопам отправится и губернатор Хакасии Алексей Лебедь, который тоже не смог вовремя обеспечить отзыв Аркадия Саркисяна. К нему уже приехали гости из Генпрокуратуры. То ли главам регионов дали понять, что воля Миронова в рамках отпущенных ему полномочий должна исполняться неукоснительно. То ли (и это более вероятно) Генпрокуратура получила заказ уконтрапупить в рамках антикоррупционной кампании еще и парочку губернаторов. Любых. До кучи.

«Думаю, решение инициировать отзыв группы сенаторов Миронов принимал сам, на свой страх и риск, с тем, чтобы показать, кто в доме хозяин, — поделился с своими соображениями информированный источник в аппарате верхней палаты. — Ведь по закону этот вопрос исключительно в его компетенции». Впрочем, полагает источник, «здесь возможны варианты».

Говорят, спикер даже не стал запрашивать мнение «кураторов» Совфеда со Старой площади. По крайней мере, источники «Профиля» в президентской администрации дали понять, что не имеют отношения к инициативе спикера. «С нами этот вопрос не согласовывался: мы узнали обо всем из новостей», — сказал один из чиновников. Косвенно это подтверждает реакция на инициативу Миронова со стороны парламентов Хакасии и Ненецкого АО, отказавшихся «сдать» своих представителей в палате. В случае если бы «прошла команда», депутаты были бы более сговорчивыми.

Не исключено, правда, что добро на проведение «зачистки» Миронову получать и не требовалось. Поскольку по срокам мироновские предложения об отзыве четырех сенаторов совпали с началом кампании по борьбе с коррупцией в таможенных органах и силовых структурах, можно предположить, что директива на проведение акции была «спущена» спикеру непосредственно из силовых ведомств, занимающихся антикоррупционными расследованиями, — ФСБ и Генпрокуратуры.

«Возможно, им просто не захотелось связываться с относительно громоздкой процедурой снятия неприкосновенности, и поэтому они решили действовать напрямую — через спикера», — рассуждает источник в Совфеде. «Ясно, что в этом случае согласования с той частью администрации, которая «курирует» парламент, Миронову и не требовалось: просьбы силовиков оказалось достаточно, — уверен чиновник. — Да и сам спикер тем самым убивал бы двух зайцев: и на просьбу откликнулся, и свой авторитет в верхней палате укрепил».

Судя по всему, глава Совфеда откликнулся на просьбу с искренним энтузиазмом. Не секрет, например, что в случае с Сабадашем спикер «испытывал очень сильную личную неприязнь к потерпевшему». Так, в марте прошлого года председатель СФ назвал Сабадаша одним из самых злостных «прогульщиков» среди сенаторов, заметив, что вообще не видел его на заседаниях палаты.

Продукт жизнедеятельности

Слухи о том, что послужило реальными причинами для отставок, в коридорах СФ ходят самые разные. Меньше всего вопросов вызывают имена Гутина и Иванова. Скорее всего, они стали жертвами битвы, которую вели силовики за обладание таможней. Первый занимал пост заместителя главы ГТК, второй ранее курировал вопросы ВЭД, а также грузовые и пассажирские перевозки в администрации Приморского края. Атака на Александра Сабадаша, опять же по слухам, связана с попытками отбить у него бизнес (Сабадаш владеет водочным предприятием «Ливиз» с заводами в Питере и Красном Селе, Выборгским ЦБК и ОАО «Русский дизель»). Якобы команда питерского губернатора Валентины Матвиенко положила глаз на «Ливиз» и теперь пытается нейтрализовать его владельца, используя связи в Кремле. А в отзыве Аркадия Саркисяна, ранее занимавшего пост исполнительного директора ГАЗа (принадлежит компании «Русский алюминий»), собеседники «Профиля» в верхней палате парламента увидели подкоп под Олега Дерипаску, хотя и затруднились уточнить, чем именно мог провиниться этот вполне «системный» бизнесмен.

«Я думаю, реальная подоплека и детали отставок не так уж интересны, поскольку речь идет об инициированной сверху кампании, — считает политолог Дмитрий Орешкин. — Для порки была выбрана эта четверка сенаторов со сложной трудовой биографией. А могли выбрать и других — подходящих кандидатов среди членов верхней палаты более чем достаточно». Например, как минимум 17 действующих сенаторов в разное время проходили в качестве обвиняемых по уголовным делам. Дело же у нас, как известно, всегда можно возобновить «по вновь открывшимся обстоятельствам».

«Такие чистки запрограммированы и вытекают из самой логики существующей системы власти, — продолжает Орешкин. — Те, кто ее создавал, столкнулись с проблемой: вертикаль есть, а управляемости нет. Естественная реакция в этих условиях — кого-нибудь поймать и выпороть, чтобы другие не особенно зарывались. У властной вертикали нет никакой внятной цели, поэтому она существует сама для себя. Сама себя кормит, сама себя поддерживает, наконец, сама себя чистит, ведь кадровые интриги — важная составляющая ее существования. Миронов тоже решил отличиться на этом поприще. И сделал это в свойственной ему манере».

В том, что вместо порки получился скандал, — заслуга исключительно самого Миронова. Заксобрания НАО и Хакасии в течение двух недель отказывались рассматривать представления спикера, поскольку тот не удосужился хоть как-то мотивировать свое решение. Очевидно, местные депутаты продолжили бы сопротивление и дальше, если бы опальные сенаторы не подали бы прошения о добровольной отставке.

«Миронов так и не научился работать с людьми, — комментирует один из бывших членов Совфеда. — А действия по принципу «я сказал, и точка» неизбежно будут наталкиваться на сопротивление в регионах. Во-первых, это просто обидно. И во-вторых, у руководителей субъектов Федерации есть обязательства перед своими представителями в Совете Федерации. И просто так «кидать» людей по прихоти спикера никто не станет».

Каждому свое

Состоявшиеся отставки — во всех отношениях знаковые для нынешнего Совета Федерации. Во-первых, обращает на себя внимание то, что попавшие под раздачу члены СФ либо представители крупного бизнеса с неясным прошлым, либо бывшие высокопоставленные федеральные чиновники, связь которых со своими регионами весьма условна. Во-вторых, их увольнение состоялось по инициативе спикера Миронова. В-третьих, уволены они были без объяснения причин. Прежнему составу Совфеда, включая его спикера Егора Строева, такая ситуация не могла присниться даже в страшном сне. Что говорить, за последнее время верхняя палата парламента изменилась до неузнаваемости.

Прежде всего, среди действующих сенаторов почти половина — «варяги». Со своими регионами хоть как-то связаны (родились или работали в нем не менее четырех лет) всего 56% членов палаты.

Далее, за последние годы Совфед приобрел ярко выраженную «олигархическую» окраску. По подсчетам, непосредственное отношение к крупному бизнесу имеют более трети членов Совфеда (34,3%). Сенаторами, в частности, являются бывший министр финансов Андрей Вавилов, чье состояние Forbes оценил в $370 млн., владелец Межпромбанка Сергей Пугачев c $730 млн., член совета директоров Импэксбанка Виталий Малкин с $420 млн., бывший вице-президент «Сибнефти» Валерий Ойф с $1,68 млрд., бывший вице-президент «ЛУКОЙЛа» Ралиф Сафин с $210 млн.