Федеральное чистилище

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Федеральное чистилище Чистка, в результате которой четырем сенаторам пришлось покинуть Совет Федерации, позволила спикеру Сергею Миронову продемонстрировать региональным властям свою силу. И показала, как сильно изменилась верхняя палата парламента за последние пять лет.

" По просьбе трудящихся Затянувшаяся история с отзывом сенаторов Бориса Гутина, Игоря Иванова, Аркадия Саркисяна и Александра Сабадаша наконец завершилась. В пятницу Совфед прекратил полномочия Гутина, Иванова и Сабадаша. Заявление Саркисяна о добровольной отставке будет принято 2 июня. Упорство депутатов парламента Ненецкого АО, которые в течение двух недель отказывались принять отставку Александра Сабадаша, уже вышло боком губернатору автономии Алексею Баринову. Сначала против него возобновили уголовное дело пятилетней давности, а затем он и вовсе был взят под стражу. Не исключено, что скоро по его стопам отправится и губернатор Хакасии Алексей Лебедь, который тоже не смог вовремя обеспечить отзыв Аркадия Саркисяна. К нему уже приехали гости из Генпрокуратуры. То ли главам регионов дали понять, что воля Миронова в рамках отпущенных ему полномочий должна исполняться неукоснительно. То ли (и это более вероятно) Генпрокуратура получила заказ уконтрапупить в рамках антикоррупционной кампании еще и парочку губернаторов. Любых. До кучи. «Думаю, решение инициировать отзыв группы сенаторов Миронов принимал сам, на свой страх и риск, с тем, чтобы показать, кто в доме хозяин, — поделился с «Профилем» своими соображениями информированный источник в аппарате верхней палаты. — Ведь по закону этот вопрос исключительно в его компетенции». Впрочем, полагает источник, «здесь возможны варианты». Говорят, спикер даже не стал запрашивать мнение «кураторов» Совфеда со Старой площади. По крайней мере, источники «Профиля» в президентской администрации дали понять, что не имеют отношения к инициативе спикера. «С нами этот вопрос не согласовывался: мы узнали обо всем из новостей», — сказал один из чиновников. Косвенно это подтверждает реакция на инициативу Миронова со стороны парламентов Хакасии и Ненецкого АО, отказавшихся «сдать» своих представителей в палате. В случае если бы «прошла команда», депутаты были бы более сговорчивыми. Не исключено, правда, что добро на проведение «зачистки» Миронову получать и не требовалось. Поскольку по срокам мироновские предложения об отзыве четырех сенаторов совпали с началом кампании по борьбе с коррупцией в таможенных органах и силовых структурах, можно предположить, что директива на проведение акции была «спущена» спикеру непосредственно из силовых ведомств, занимающихся антикоррупционными расследованиями, — ФСБ и Генпрокуратуры. «Возможно, им просто не захотелось связываться с относительно громоздкой процедурой снятия неприкосновенности, и поэтому они решили действовать напрямую — через спикера», — рассуждает источник в Совфеде. «Ясно, что в этом случае согласования с той частью администрации, которая «курирует» парламент, Миронову и не требовалось: просьбы силовиков оказалось достаточно, — уверен чиновник. — Да и сам спикер тем самым убивал бы двух зайцев: и на просьбу откликнулся, и свой авторитет в верхней палате укрепил». Судя по всему, глава Совфеда откликнулся на просьбу с искренним энтузиазмом. Не секрет, например, что в случае с Сабадашем спикер «испытывал очень сильную личную неприязнь к потерпевшему». Так, в марте прошлого года председатель СФ назвал Сабадаша одним из самых злостных «прогульщиков» среди сенаторов, заметив, что вообще не видел его на заседаниях палаты. Продукт жизнедеятельности Слухи о том, что послужило реальными причинами для отставок, в коридорах СФ ходят самые разные. Меньше всего вопросов вызывают имена Гутина и Иванова. Скорее всего, они стали жертвами битвы, которую вели силовики за обладание таможней. Первый занимал пост заместителя главы ГТК, второй ранее курировал вопросы ВЭД, а также грузовые и пассажирские перевозки в администрации Приморского края. Атака на Александра Сабадаша, опять же по слухам, связана с попытками отбить у него бизнес (Сабадаш владеет водочным предприятием «Ливиз» с заводами в Питере и Красном Селе, Выборгским ЦБК и ОАО «Русский дизель»). Якобы команда питерского губернатора Валентины Матвиенко положила глаз на «Ливиз» и теперь пытается нейтрализовать его владельца, используя связи в Кремле. А в отзыве Аркадия Саркисяна, ранее занимавшего пост исполнительного директора ГАЗа (принадлежит компании «Русский алюминий»), собеседники «Профиля» в верхней палате парламента увидели подкоп под Олега Дерипаску, хотя и затруднились уточнить, чем именно мог провиниться этот вполне «системный» бизнесмен. «Я думаю, реальная подоплека и детали отставок не так уж интересны, поскольку речь идет об инициированной сверху кампании, — считает политолог Дмитрий Орешкин. — Для порки была выбрана эта четверка сенаторов со сложной трудовой биографией. А могли выбрать и других — подходящих кандидатов среди членов верхней палаты более чем достаточно». Например, как минимум 17 действующих сенаторов в разное время проходили в качестве обвиняемых по уголовным делам. Дело же у нас, как известно, всегда можно возобновить «по вновь открывшимся обстоятельствам». «Такие чистки запрограммированы и вытекают из самой логики существующей системы власти, — продолжает Орешкин. — Те, кто ее создавал, столкнулись с проблемой: вертикаль есть, а управляемости нет. Естественная реакция в этих условиях — кого-нибудь поймать и выпороть, чтобы другие не особенно зарывались. У властной вертикали нет никакой внятной цели, поэтому она существует сама для себя. Сама себя кормит, сама себя поддерживает, наконец, сама себя чистит, ведь кадровые интриги — важная составляющая ее существования. Миронов тоже решил отличиться на этом поприще. И сделал это в свойственной ему манере». В том, что вместо порки получился скандал, — заслуга исключительно самого Миронова. Заксобрания НАО и Хакасии в течение двух недель отказывались рассматривать представления спикера, поскольку тот не удосужился хоть как-то мотивировать свое решение. Очевидно, местные депутаты продолжили бы сопротивление и дальше, если бы опальные сенаторы не подали бы прошения о добровольной отставке. «Миронов так и не научился работать с людьми, — комментирует один из бывших членов Совфеда. — А действия по принципу «я сказал, и точка» неизбежно будут наталкиваться на сопротивление в регионах. Во-первых, это просто обидно. И во-вторых, у руководителей субъектов Федерации есть обязательства перед своими представителями в Совете Федерации. И просто так «кидать» людей по прихоти спикера никто не станет». Каждому свое Состоявшиеся отставки — во всех отношениях знаковые для нынешнего Совета Федерации. Во-первых, обращает на себя внимание то, что попавшие под раздачу члены СФ либо представители крупного бизнеса с неясным прошлым, либо бывшие высокопоставленные федеральные чиновники, связь которых со своими регионами весьма условна. Во-вторых, их увольнение состоялось по инициативе спикера Миронова. В-третьих, уволены они были без объяснения причин. Прежнему составу Совфеда, включая его спикера Егора Строева, такая ситуация не могла присниться даже в страшном сне. Что говорить, за последнее время верхняя палата парламента изменилась до неузнаваемости. Прежде всего, среди действующих сенаторов почти половина — «варяги». Со своими регионами хоть как-то связаны (родились или работали в нем не менее четырех лет) всего 56% членов палаты. Далее, за последние годы Совфед приобрел ярко выраженную «олигархическую» окраску. По подсчетам «Профиля», непосредственное отношение к крупному бизнесу имеют более трети членов Совфеда (34,3%). Сенаторами, в частности, являются бывший министр финансов Андрей Вавилов, чье состояние Forbes оценил в $370 млн., владелец Межпромбанка Сергей Пугачев c $730 млн., член совета директоров Импэксбанка Виталий Малкин с $420 млн., бывший вице-президент «Сибнефти» Валерий Ойф с $1,68 млрд., бывший вице-президент «ЛУКОЙЛа» Ралиф Сафин с $210 млн. Зачем им Совфед? Существовавшие прежде каналы лоббирования частными компаниями выгодных законопроектов практически полностью перекрыты. Сенаторская неприкосновенность тоже превратилась в фикцию: ее можно лишиться в одночасье, если в Кремле созреет соответствующее «политическое решение». Как заметил «Профилю» GR-менеджер одной из крупных российских компаний, поход представителей крупного бизнеса в сенат мог быть продиктован не только рациональными мотивами. «Это мода нынче такая — «государственническая». Раньше было круто иметь яхту или недвижимость на Лазурном берегу. Сейчас в моде всякие государственные регалии. Дескать, я не просто какой-нибудь мелкий олигарх с состоянием в $200—300 млн., у меня еще и значок сенатора есть, и грамота от президента в рамочке, и медаль в честь 100-летия российского парламентаризма. И вообще я имею отношение к государственным решениям. За значком почетного мецената, например, целая очередь выстроилась. А если еще и орденом Дружбы наградят — ну это вообще супер!» Входной билет в круг высшей номенклатуры страны стоит не очень много. Два года назад сенатор Андрей Вихарев, которого Сергей Миронов сначала лишил поста вице-спикера, а потом фактически выжил из палаты, решил хлопнуть дверью и обвинил своего сменщика в сенате Сергея Лисовского в том, что тот свое место купил. «В чем моя вина? В том, что у меня денег чуть меньше, чем у Лисовского? — заявил он на пленарном заседании. — А завтра он вместо вас придет в Совет Федерации от вашего региона. Не Лисовский, так Березовский — в общем, тот, у кого денег больше, чем у вас». Тем самым обиженный сенатор подтвердил слухи о том, что место в палате можно купить. Ранее с подобным заявлением выступил представитель Пензенской области, бывший глава «Трансаэро» Александр Плешаков, который признался, что отозвали его за то, что он не поддержал деньгами главу области Бочкарева на губернаторских выборах. В ходе этого скандала всплыли и суммы, которые якобы были уплачены депутатам местного заксобрания за назначение, — от $20 тыс. до $60 тыс. каждому. Сейчас стоимость места в палате, по разным оценкам, может достигать $1 млн. Тоже не бог весть какие деньги для деловых людей. Впрочем, для большинства сенаторов место в Совфеде совсем не роскошь. Подавляющее большинство его членов (60%) — отставные чиновники. Для некоторых из них пост сенатора — достойная альтернатива выходу на пенсию. Скажем, бывший губернатор Калужской области Валерий Сударенков добровольно договорился со своим заместителем Анатолием Артамоновым, что поддержит его на выборах. В благодарность Артамонов отправил Сударенкова в Совет Федерации. Помимо достаточно высокого статуса должность сенатора означает вполне приличный оклад и казенную квартиру в Москве, что, конечно, не идет ни в какое сравнение даже с высокой губернаторской пенсией. Кстати, самый именитый из «бывших» — 77-летний Николай Рыжков, экс-премьер СССР — тоже весьма уверенно чувствует себя в роли сенатора. Для других работа в Совфеде — единственная возможность остаться в обойме и переждать трудные времена. Как правило, это бывшие высокопоставленные федеральные чиновники, которых региональные власти пригласили в качестве профессиональных политических лоббистов. Наконец, значительную группу сенаторов составляют молодые карьеристы, для которых пост члена СФ — важная ступень в продвижении по номенклатурной лестнице. Из Совфеда, если все сложится, можно шагнуть в статс-секретари или аудиторы Счетной палаты. «Это похоже на чистилище, — философствует отставной сенатор. — Одни уходят наверх, поближе к центру принятия решений, другие — в никуда, третьи — на нары». Вертикаль для личного пользования У этого чистилища есть хозяин — Сергей Миронов. Широкой публике он запомнился прежде всего количеством дипломов о высшем образовании (всего их у спикера четыре), любовью к выхухоли и крепчайшей поддержкой всех начинаний президента Путина. Менее заметной была кропотливая работа спикера по выстраиванию собственной вертикали власти в Совфеде. Ее результатом стали поправки в закон «О статусе члена Совета Федерации и депутата Госдумы», которые позволяют спикеру инициировать отзыв сенаторов и предлагать своих кандидатов на открывшиеся вакансии. Конечно, регионы могут проигнорировать просьбу спикера. Но ни один из прежних спикеров СФ — Владимир Шумейко или Егор Строев — даже мечтать не мог о подобных полномочиях. Впрочем, еще до того, как Сергей Миронов получил законное право карать и миловать, он занимался тем же самым по собственной инициативе. Так, Миронов сумел добиться отставки своего первого зама — Валерия Горегляда, который в свое время мог смело рассчитывать на пост председателя палаты, поскольку возглавлял пропрезидентскую сенаторскую группу «Федерация», пользовавшуюся большим влиянием в Совфеде. По некоторым данным, Миронов добился санкции на устранение конкурента в обмен на согласие выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2004 года. Тогда в Кремле рассудили, что кандидат-«дублер» Путину не помешает: вдруг конкуренты действующего президента договорятся и снимут свои кандидатуры, а безальтернативные выборы в России, как известно, запрещены. Конечно, со стороны Миронова это была жертва — на выборах он получил меньше голосов, чем собрал подписей, когда выдвигал свою кандидатуру. И над спикером еще долго посмеивались: мол, вот какой популярный политик! Но Миронов, видимо, рассудил, что хорошо смеется тот, кто смеется последним. И в чем-то оказался прав. Конечно, палата не всегда шла у Сергея Миронова на поводу. Так, в свое время сенаторы заблокировали избрание на пост вице-спикера Валентины Петренко, соратницы Миронова по Российской партии жизни. Кстати, в Совфеде поговаривают, будто именно этот эпизод подтолкнул спикера к созданию собственной властной вертикали. Сбои происходят до сих пор. Например, ростовские законодатели отказались выдвинуть в сенат ту же Валентину Петренко (она так и осталась сенатором от правительства Хакасии), а амурские парламентарии трижды отказывались откликнуться на призыв Миронова подтвердить полномочия сенатора Галины Бусловой. И хотя срок ее полномочий закончился еще в марте прошлого года, она по-прежнему занимает свой кабинет. Амурский областной Совет народных депутатов давно выдвинул другого представителя в сенат, однако документы ее конкурента под всякими благовидными предлогами заворачиваются, и кандидатура нового амурского представителя на пленарном заседании не рассматривается. Злые языки утверждают, что такие распоряжения комиссии по регламенту дает лично Миронов. Столь странное поведение, если верить распространяемым недоброжелателями спикера слухам, объясняется просто: Буслова — крупный спонсор Российской партии жизни, которую Миронов возглавляет. Наконец, клиентами Миронова считаются сенаторы, отозванные одним регионом, но вернувшиеся в Совфед как представители другого. Несложно догадаться, кто ищет подходящий регион для хорошего человека. Конечно, все изложенное выше — лишь одно из возможных объяснений происшедших в СФ отставок. Ведь можно рассматривать отзыв четырех сенаторов как еще одно — ярчайшее — проявление борьбы с коррупцией, с попытками бизнеса играть не «по правилам» и т.д. и т.п. Что ж, в этом случае спикер Миронов поступил безупречно: безжалостно изгнал «паршивых овец» из вполне благополучного «стада» и, как говорится, был таков. Другое дело, повернется ли язык назвать «стадо» Миронова благополучным? И так ли уж подходит спикер на роль «доброго пастыря»? В подготовке материала принимал участие Владимир Рудаков."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации