Феодальная республика президента Эбзеева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::24.05.2010, Фото: Photoxpress.ru

Феодальная республика президента Эбзеева

Клан Арашуковых-Айбазова-Кипкеева превратил Карачаево-Черкессию в новую горячую точку

Борис Тулеев

Compromat.Ru

Борис Эбзеев

Когда мы говорим о современной Карачаево-Черкесии, то мгновенно представляем себе прекрасные, просто сказочные виды Домбая, Теберды, Архыза. Но стоит послушать жителей республики, как воображение с их слов рисует совершенно иные пейзажи. Полуразрушенные поселения, безработица, полное бесправие большей части населения. И первая, и вторая картинки — подлинные. Просто естественную дивную прелесть горных районов КЧР невозможно замарать ничем, а вот рукотворные творения — легко. Именно так и произошло в этом северокавказском регионе. Впрочем, обо всем по порядку.

Известно, что для южно-российских регионов проблема номер один — кадровая политика властей. Если, кстати, таковая вообще существует. Применительно к КЧР можно смело утверждать — республикой правят не столько личности, сколько денежные интересы, круто замешанные на узконациональном лоббизме. Для понимания ситуации надо вернуться на одиннадцать лет назад. Тогда, после серьезных народных волнений, вызванных (цитирую официальный документ) «очевидными ошибками регионального руководства в системе социально-политического управления» было принято решение назначить новое руководство. В переводе на доступный русский этот пассаж означает: тогдашние власти слышали только хруст купюр, руководствовались исключительно личным и клановым интересом и видели лишь собственную перспективу. Все остальное, как-то — проблемы нищающего не по годам, а по месяцам населения, междоусобные и межэтнические столкновения, полный хозяйственный провал — это называлось «отдельными негативными проявлениями».

Дабы не доводить до крови, федеральная власть в 1999 году, наконец, топнула ножкой и прямо-таки заставила республиканских князьков пойти на некоторые «подвиги» во имя народа. В первую очередь, большие надежды Москва возлагала на соглашение о национальном разделении высших должностных постов. То бишь, стороны условились, что отныне в КЧР президентом будет карачаевец, председателем народного собрания (парламента) — русский, председателем правительства — черкес, членами Совета Федерации — черкес (представляющий президента) и карачаевец (представляющий парламент). Такие чудные для современной и считающей себя цивилизованной страны этнические пропорции могут удивлять, но стоит подчеркнуть: средневековые меры на какое-то время помогли сгладить наметившиеся противоречия на национальной почве. Минуло одиннадцать лет. Изменения, разумеется, есть. Но, увы, они только к худшему. Рыба, как известно, гниет с головы, а республика загнивает с высших властных лиц. Москва после нескольких откровенно неудачных кадровых решений, возлагала немало надежд на нового президента Эбзеева. Он считается крупным знатоком конституционного права, блестящим оратором и полемистом, но вот в качестве первого лица региона — оказался совершенно несостоятельным. Он и привел вверенную ему территорию к состоянию средневековья.

Да и первое ли он лицо? Даже в Администрации Президента России признают, что реально регионом управляет не он, а член Совета Федерации Р. Айбазов. У него формальный лидер находится в полной финансовой зависимости. Правда, семейство Эбзеевых тоже не в накладе. Сын Борис тоже неплохо пристроен. До недавнего времени он являлся одним из руководителей исполнительной дирекции Пенсионного Фонда РФ. Но там его почему-то не оценили в полной мере. Ушли. Не беда, места под солнцем много. Сейчас президентский сынок преуспевает на ниве отечественного бизнеса. Но малую родину не забывает, хотя и бывает там крайне редко. Но у неординарных личностей свой стиль, свои причуды. Когда человек талантлив, он и на расстоянии легко может оставаться у руля. Что собственно успешный опыт Бориса Борисовича Эбзеева и подтверждает. Так что не будет преувеличением сказать, что в республику вернулся феодальный строй. По сути дела, ею правит преступная группировка из трех — четырех человек. Можно назвать их политическими рейдерами, захватившими не предприятие и даже не холдинг, а пусть маленькую, но республику.

Так кто они, современные российские феодалы? Они достойны того, чтобы рассказать о них подробнее. Сенатор Айбазов — одиозная личность. Только в современной России, где за деньги можно купить все, вплоть до поста сенатора, человек с судимостью добирается почти до Олимпа власти. Дело в том, что в 1979 году Ратмир Айбазов и будущий крупный бизнесмен (руководитель торгового дома «Газнефтьинвест») К.Мелекаев были признаны виновными в изнасиловании гражданки Ф., сопряженном с угрозой убийства. 24 апреля 1979 года будущий сенатор был приговорен к шести годам лишения свободы с отбыванием срока в исправительной колонии строгого режима. Но много позже, 25 лет спустя, правда «восторжествовала»: президиум Саратовского областного суда вернулся вообщем-то к рядовому делу четвертьвековой давности и постановил приговор Кировского районного суда г.Саратова в отношении Айбазова отменить за отсутствием состава преступления. Вряд ли стоит удивляться, что накануне из судебных архивов при «загадочных» обстоятельствах пропало само уголовное дело. Это торжество отечественного правосудия совершенно случайным образом совпало по времени с назначением на пост сенатора. Так что Совет Федерации получил кристально чистого члена. Который, кстати, скоро стал заместителем председателя … Комитета по судебным и правовым вопросам (?). И теперь в круг его обязанностей входит и утверждение кандидатур федеральных судей.

Но изнасилованием список преступлений Айбазова не исчерпывается. По имеющейся информации, можно смело предположить, что свой капитал сенатор сформировал, применяя откровенно криминальные методы. В 1999 году в отношении него было заведено уголовное дело по ст. 159 (мошенничество в особо крупных размерах). Однако после длительного расследования дело прекратили. Для сведения: размер личного состояния хозяина республики по разным оценкам — не менее 100 миллионов евро.

В феодальной республике и законы феодальные. Не для кого в КЧР не секрет, что в вассалах у Айбазова состоит председатель Верховного суда республики А.Давыдов. Потому сенатор фактически назначает судей в районные суды. Как не трудно догадаться, по большей части «служат Фемиде» родственники самого сенатора. Галерея власть имущих персон в Карачаево-Черкесии просто поражает воображение. Чего стоит, к примеру, фигура руководителя администрации президента республики С.Кипкеева. В определенных кругах известного по кличке «Кепа». Весьма влиятельная личность. В отношении него в свое время заводилось оперативное дело по организации и руководству преступной группировкой. Кипкеев контролировал в Зеленчукском и Урупском районах незаконную вырубку и вывоз леса. Доход от продажи ворованного шел на содержание преступной группировки «Сторожевская», одним из лидеров которой и являлся «Кепа». Между тем, именно Кипкеев по своей должности во многом определяет кадровый состав ведомств.

Придя к власти, нынешний президент назвал команду своего предшественника «засаленной колодой карт». Он стал активно тасовать эту «колоду», попутно нарушив все договоренности 1999 года о национальном разделении высших должностных постов. Как не рассказать о поддержке главы республики другой странной личности — Рауфа Арашукова. Он известен тем, что является сыном крупного бизнесмена Рауля Арашукова. Старший, замечу по ходу, был дважды судим, что не помешало ему стать генеральным директором ООО «Ставропольрегионгаз» и ОАО «Ставрополькрайгаз». Такое ощущение, что для того, чтобы сделать карьеру в КЧР и в сопредельных территориях надо пройти богатую школу уголовного мира. Сколачивая свой капитал на российском газе, он с завидным постоянством и в течение очень длительного времени, надо полагать, в силу активной «гражданской» и «политической» позиции, успешно занимается еще одним серьезным бизнесом. Проплачивает любые угодные ему назначения и решения в сфере государственного управления — как политическими, так и социально-экономическими процессами. Особенно его интересуют те из них, что связаны с распределением бюджетных средств и обеспечением личного влияния и контроля.

Впрочем, я ошибся. Это не президент Эбзеев поддерживает семейство Арашуковых. Это они на свои неправедные деньги покупают вокруг все и вся. Включая лояльность самого главы республики.

Так вот о сыне газового короля. Рауф Арашуков, двадцати трех лет от роду, даже не сумел закончить среднюю школу. Поговаривают, что последний раз достойный сын известного родителя посещал школу в 6-ом классе. Но для богатого папика в своей вотчине нет ничего запретного. Он просто покупает ему сначала аттестат о среднем образовании, а затем и диплом о высшем. Еще не достигнув совершеннолетия, сынок, используя липовые документы, на деньги папеньки избирается депутатом Ставропольской городской (!?) Думы. Вскоре при бывшем президенте КЧР М.Батдыеве он — уже министр труда и социального развития КЧР. А спустя совсем короткое время пришедший к власти глава республики Эбзеев, принимает юное «дарование» как «переходящее знамя» и назначает молодого, и не по годам «яркого» человека своим советником, а затем делает все от него зависящее для его избрания главой Хабезского района. И никого, включая, в первую очередь самого Эбзеева, не смущало то обстоятельство, что всей республике известна, мягко говоря, неадекватность, эксцентричность «нежданно» вспыхнувшей «звезды» государственного и муниципального управления. И что особенно характерно — подчас откровенно криминальные методы в практике его деятельности. А что же сам президент Эбзеев? Посмотришь, так все признаки крупного лидера налицо. Ездит господин президент на бронированных автомобилях, как видно опасаясь народного гнева или мести криминальных конкурентов. Стоимость каждого такого представительского авто исчисляется сотнями тысяч долларов. Живут он и его близкие в квартирах элитного класса, для клана Эбзеевых повсюду в республике открыты неограниченные кредиты. Которые, разумеется, они никогда не возвращают. Вся эта роскошь покупается на деньги Айбазова и Арашукова. Взамен беспрекословно выполняется каждое желание этих господ.

Закон феодального общества — повсюду должны быть расставлены свои вассалы. Даже на районном уровне или на любом другом хлебном месте. Порой к власти приходят господа, ставшие подлинным «украшением» нашей властной галереи. Вот, скажем, главой муниципального поселения Домбай стал двоюродный брат президента Э. Гочияев. Это уж, извините, вообще ни в какие ворота. Мало того, что родственник не имеет ни образования, ни опыта, так он еще был в свое время фигурантом громкого уголовного дела и обвинялся в укрывательстве одного из самых кровавых террористов в истории современной РоссииА.Гочияева. Помните такого недочеловека? Это он и его подручные взрывали жилые дома в Москве. У компетентных органов есть информация, что и сегодня братец президента имеет тесные связи с местными ваххабитами и преступными сообществами.

На днях Президент Медведев особо подчеркнул, что «коррупционеров на Кавказе особенно трудно поймать, так как им помогает уйти от наказания клановость и опека руководителей регионов». Медведев впервые открыто заявил, что размах коррупции на Кавказе угрожает национальной безопасности страны.

Карачаево-Черкесия может служить наилучшей иллюстрацией слов Президента страны. Эбзеев так перетасовал колоду власти, что настроения народа близки к точке кипения. На днях я беседовал с двумя мудрыми и уважаемыми в республике людьми. Мухаммед Черкесов возглавляет совет общественного движения черкесов «Адыгэ Хасэ», а Мусса Такушинов — председатель совета общественной организации абазинов «Абаза». Они приехали в Москву специально для того, чтобы рассказать своим коллегам общественникам, правозащитникам об истинной ситуации в КЧР. Оба понимают, что республика, без преувеличения, на грани кровопролития. Осознав бесперспективность нынешней власти, нарушение ею всех предыдущих договоренностей и принятых республиканских законов, они просто просят Москву немедленно вмешаться и принять самые энергичные меры. «Если события станут развиваться по плохому сценарию, — говорит Такушинов, — то будет похлеще Чечни. Ведь черкесам и абазинам этнически близки кабардинцы. Значит не останется в стороне Кабардино-Балкария. Вряд ли бросят своих братьев Осетия и даже Абхазия. Вспыхнет весь Северный Кавказ. К тому же в мире несколько миллионов черкесов, адыгов. Такой пожар России тяжело будет потушить. Вот к чему может привести политика действующей власти. А она дальше своих клановых интересов ничего не видит. Нет уважения к разным народам, проживающим в республике испокон веков. Получается, что все кроме карачаевцев будто чужаки в своем же доме. Это не нормально».

Этнические перегибы на местах в КЧР были и раньше. Но то, что творится сегодня иначе как беспределом назвать нельзя. За короткий срок правления нынешнего главы региона ситуация усугубилась до критической. Известно, что карачаевцы составляют 38 процентов от общей численности населения республики. Но в некоторых сферах они занимают до 80 процентов (!) должностей. Так, в исполнительной власти их 44 %, среди депутатов Народного Собрания — 51%, в судах — более 50%, в следственном комитете и его территориальных подразделениях — 70%, в департаменте судебных приставов — 80%, в ГИБДД — более 80%...

Из республики бегут русские. Если еще два десятка лет назад в КЧР было 56 «чистых» русских поселений, то сегодня их только два. По прогнозам, если преступная группа феодалов продолжит свою «национальную политику», то к 2015 году русских в Карачаево-Черкесии не останется совсем.

Меж тем, рассказывают мои собеседники, особенно агрессивно настроена молодежь. Они все понимают и больше не хотят жить как люди второго сорта. Они объединяются по национальному признаку и грозят, если их требования не будут выполнены, сорвать Олимпийские игры в Сочи. Думают, что в таком случае на них уж точно обратят внимание. «У меня, — сокрушается Мусса, — нет аргументов, — чтобы их остановить».

Такушинов рассказал, как на заседании созданного в республике Координационного совета национальных общественных организаций встал Черкесов и сказал, что черкесы не видят своего будущего в составе Карачаево-Черкесии. «Я всегда был за единую республику, — продолжает Мусса, — но сейчас я готов встать рядом с черкесами. Я — ярый сторонник единства, думаю, что настал момент, когда самым серьезным образом необходимо подумать о том, можем ли мы объективно и дальше жить вместе в республике, где процветают несправедливость, этнократия и криминал. Черкесы и абазины как никогда близки к выбору в пользу самостоятельности а рамках отдельного субъекта России. Не исключают они для себя и другого варианта самоопределения — выделившись из состава КЧР, войти в состав любого другого региона страны. Нам не власть нужна, мы просто хотим спокойно жить и работать на своей земле».

Гости из КЧР обратили внимание на то, что властвующая группа лиц даже не позволяет никому из «чужих» выдвинуться и быть избранным. При этом, по их мнению, истинные хозяева жизни не гнушаются ничем. Недавние убийства уважаемых в Карачаево-Черкесии Аслана Жукова и Фраля Шебзухова никак иначе, как политическим заказом объяснить нельзя. Мусса и Мухаммед называют и другие фамилии убитых граждан: Бостанов, Тебуев, Шамхалов… Около десятка преступлений против политических противников, убеждены собеседники, на совести действующей власти.

Карачаево-Черкесия сегодня, пожалуй, одна из самых «горячих» точек на российском Северном Кавказе. Продолжится ли кипение в котле, подогреваемом криминальной и насквозь коррумпированной группировкой под формальным руководством Эбзеева, зависит не от них. Если «тандему» МедведевПутин не нужна головная боль похлеще чеченской, Москва найдет силы, чтобы остановить феодальный беспредел в одной отдельно взятой республике. КЧР, наконец, должна из криминального заповедника превратиться в развивающийся регион Российской Федерации.