Финансово-Привлекательные Младенцы Зурабова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Минздравсоцразвития в неизвестном направлении исчезли 26 миллиардов рублей

1164182554-0.jpg В центре скандала с Федеральным фондом обязательного медицинского страхования, который курирует Минздравсоцразвития под руководством Михаила Зурабова, фигурируют не только взятки и откаты, которые брали чиновники, но и улетучившиеся в неизвестном направлении 26 миллиардов рублей.

Эти деньги в качестве выплат по так называемому социальному пакету в течение года могли бы получать 4 миллиона 814 тысяч 814 федеральных льготников. Или их хватило бы на ежемесячную добавку к пенсии 64 рублей каждому из российских пенсионеров в течение того же срока.

Это 1 млрд. 300 млн. литров бензина Аи-95. Это как минимум 346 млн. 666 тыс. 666 бутылок водки (0,5 литра). Это 10 000 двухкомнатных квартир (площадью 54 квадратных метра) в среднем российском городе в средней же полосе России, купленных по рыночным ценам. А в глухих уголках страны — гораздо больше. И это, похоже, далеко не все деньги, которые тратятся чиновниками от здоровья, мягко говоря, непонятно на что.

Арест руководства Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС), которому предъявлен целый букет обвинений, в том числе и во взяточничестве, на самом деле не стоит переоценивать и считать началом полноценной борьбы с коррупцией. Это или следствие конкурентной борьбы, или просто “наезд” на министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова, который не поделился “с кем надо и как надо”. Рискнем предположить, что скандал вскоре сойдет на нет и нынешними фигурантами дело и ограничится. Между тем если копать по-серьезному, то руководству Минздравсоцразвития можно задать еще очень много неприятных вопросов.

Финансово- привлекательные младенцы

Например, по программе родовых сертификатов. Сейчас из 7 тысяч рублей родового сертификата 2 тысячи приходится на женскую консультацию, а 5 тысяч — на роддом. С нового года родовой сертификат прибавит в весе еще 3 тысячи рублей. По тысяче добавится на уже упомянутые организации, а еще тысяча пойдет в поликлинику, где будет наблюдаться ребенок.

Впрочем, суть не в этом. 40% полученных от сертификата средств роддом направляет на повышение заработной платы сотрудников, а остальное — на укрепление своей материально-технической базы. То есть порядка 3000 рублей с каждой роженицы можно, по идее, использовать на покупку реанимационного оборудования и т.д. С учетом того, что на днях зарегистрирован миллионный российский младенец, родившийся с сертификатом, деньги, на которые можно купить оборудование, в масштабах страны получаются очень даже неплохие — не менее 3 миллиардов рублей за неполный год. Напомним, что программа сертификатов начала работать всего лишь с нынешнего января.

Однако врачей сертификаты радуют гораздо меньше, чем могли бы. Все потому, что заместитель министра здравоохранения г-н Стародубов фактически запретил им самостоятельно покупать что-либо, кроме медикаментов: “Средства, полученные по родовым сертификатам, не могут расходоваться учреждениями на коммунальные платежи, приобретение дорогостоящего оборудования и капитальное строительство. Медикаменты на эти средства приобретать можно”. Фиг вам, а не УЗИ! Вот как это называется. Обматывайтесь бинтами и тампонами.

Парадокс становится вполне логической конструкцией, если предположить, что оборудование все-таки можно будет приобретать. Но только в централизованном порядке. Через Минздравсоцразвития. И у тех фирм, у которых решит покупать министерство. И по продиктованным сверху ценам. По уже знакомой схеме, реализованной на “бесплатных” лекарствах. Когда для государства, оплачивающего счета, лекарство для льготника, закупленное оптом, с гарантированной оплатой, обходится в несколько раз дороже, чем если бы его купили просто в розницу в аптеке. Здесь даже отката никакого не нужно, потому что у того же министерского руководства родственники владеют компаниями, в том числе поставляющими и медтехнику.

В стране ежегодно рождается 1 млн 400 тысяч человек. С нового года роддом сможет направлять (теоретически) 3600 рублей с каждого сертификата на свое переоснащение. Это 5 млрд. 40 млн. рублей в год. С которых при должном совмещении постов и навыков можно сделать ой какой неплохой гешефтик.

А ведь проблема недостаточной оснащенности роддомов не просто существует, она, что называется, вопиет. Как говорил тот же Стародубов, 70% младенческой смертности при беременности и родах являются условно предотвратимыми потерями. Но остаются при таком подходе безусловными.

Впрочем, кроме непоняток с родовыми сертификатами есть еще и дополнительные потенциальные источники доходов. К примеру, другие направления нацпроекта “Здоровье” с очень привлекательным бюджетным финансированием.

“Золотые кареты”

На реализацию нацпроекта “Здоровье” в нынешнем году предусмотрено финансирование в размере 62,6 млрд. рублей. Согласно графику реализации проекта, на автотранспорт в течение двух лет будет потрачено 7,5 млрд. рублей. Эти деньги идут на 11 640 обычных карет “скорой помощи” и 480 реанимобилей. Машина “скорой” на базе “Газели” или “уазика” стоит порядка 400 тыс. рублей — такова розничная цена в Москве. Подсчитаем: при такой цене все машины “скорой” обойдутся бюджету в 4,7 млрд. рублей. Получается, что оставшиеся 2,8 млрд. заплатят за 480 реанимобилей? Тогда цена одного автомобиля составит 5,8 млн. рублей, или более 200 тыс. долларов! А ведь еще существуют скидки за столь значительный заказ. Который мало того, что крупнооптовый, так еще и гарантирован государством. Мы намеренно считали по российской автотехнике, так как за ее использование выступают и врачи, и водители.

В разделах нацпроекта есть еще один любопытный блок: “Обследование новорожденных детей на галактоземию и адреногенитальный синдром”. На его выполнение выделен почти миллиард рублей, а обследованию за два года должны подвергнуться 1,9 млн. новорожденных.

Справка

Галактоземия — врожденная неспособность организма усваивать сахар (галактозу). Адреногенитальный синдром (АГС) — наследственное заболевание, которое заключается в нарушении синтеза гормонов коры надпочечников. АГС проявляется уже в первые дни жизни в форме обильных срыгиваний, рвоты, потери массы тела. Болезнь может проявиться в подростковом возрасте в форме развития мужских половых признаков у девочек. К счастью, АГС встречается редко — 1 на 5000 новорожденных детей страдает этим недугом. Из 1,5 миллиона родившихся в 2004 году это заболевание могло быть выявлено у 300. Из 2,8—3 млн. новорожденных за два года — у 600.

Но обследовать будут почти 2 млн. младенцев. Впрочем, дело даже не в этом. Причем, по мнению самих врачей, клиническая картина наиболее опасной для жизни сольтеряющей формы АГС настолько выражена, что ее диагностика не составляет особого труда. То есть для специалистов выявить болезнь без спецпрепаратов и оборудования (бесплатно) не проблема, и тем не менее на обследование новорожденных выделяется аж 900 млн. рублей!

Похожая ситуация возможна и с поставками диагностического оборудования. Если при покупке автотранспорта мы хотя бы приблизительно представляем ценовую картину, то что такое “диагностическое оборудование” — понять сложно. Нет, технически все просто, только в памяти всплывает целая гамма такого “оборудования”: от компьютерного томографа последнего поколения до ручного тонометра, доставшегося от бабушки. Стоит ли надеяться при нынешнем руководстве Минздравсоцразвития, что десятки миллиардов рублей на эту статью расходов будут освоены с максимальной эффективностью для больных и врачей, а не для чиновников и родственных им структур?

По-видимому, не стоит. Ведь даже глава Счетной палаты Сергей Степашин отметил буквально позавчера, что одной из причин возбуждения уголовного дела в отношении высокопоставленных сотрудников Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) стали “внеконкурсные закупки оборудования на сумму 50 млрд. рублей”.

— Мы проводим проверки во всех крупных бюджетных организациях ежегодно, поэтому никакой неожиданности для нас не было, — отметил Степашин, комментируя ситуацию. И не могло быть, добавим мы. Ведь там, где все решают чиновники в своем узком кругу, не может быть иного результата, чем “освоение средств” по принципу взятки, отката, доли в доходном бизнесе. Причем берут на всех направлениях. Независимо от того, идет ли речь о строительстве новой больницы, или о пиар-сопровождении нацпроекта. На которое тоже запланированы немалые средства.

Умные грабят бедных

Весь набор мероприятий сопровождается информационной поддержкой реализации нацпроекта, которая предполагает освоение 1,3 млрд. рублей. Эти деньги будут потрачены на всероссийские совещания во всех федеральных округах, научно-исследовательские работы, встречи с многочисленными общественными организациями, союзами и ассоциациями, круглые столы в 5 регионах страны, пресс-конференции самого министра и его замов в столице и регионах. Предполагается издание тематических брошюр, демонстрация видеороликов на телеканалах, подготовка и трансляция тематических телепередач и передач на радио “Маяк” и радио “Россия”. Для успешной реализации нацпроекта необходима организация “горячей линии” для выпускания пара и создания видимости обратной связи. Столь подробно планируемые мероприятия описаны для того, чтобы читатель смог ответить на простой вопрос: чего еще не хватает для создания миража на месте бездарно потраченных средств?

Все в полном соответствии с русской народной мудростью, согласно которой курочка клюет по зернышку, а гадит — выше крыши.

Можно продолжать изыскания и дальше. Но это все же, скорее, дело не журналистов, а органов, именуемых компетентными. Тысячу раз прав министр здравоохранения Михаил Зурабов, когда ссылается на потенциальную “коррупционную емкость” чиновничьей среды. Вот только почему-то все его ссылки носят абстрактно-теоретический характер, когда только в его ведомстве столько “темных мест” и непоняток. И иначе и быть не могло в условиях, когда чиновники сначала получали и определяли финансовые потоки, а потом уже под них подстраивали решаемые задачи.

Сейчас депутаты из “Единой России” рекомендуют Зурабову уйти… нет, не в отставку — в отпуск. Чтобы, дескать, переждать шум и гам. Но он не может этого сделать, потому что тогда окажется вне процесса расследования. Выпадет из информационного потока и окажется рядовым обывателем, черпающим информацию из газет и телевизора. Всех волнует вопрос, что будет с Зурабовым, и почти никто не спрашивает, что будет с больными льготниками, которые уже несколько месяцев не получают обещанные от имени государства лекарства. Они — непрофильный актив, от которого в нынешней обстановке лучше избавиться.

Не стоит даже задавать вопрос, почему жертвой коррупционных схем, касается ли это строительства (обманутые дольщики) или лекарств, в России становятся самые неимущие слои населения? Ответ очень прост и слишком очевиден. Времена Робин Гуда, обиравшего богачей на большой дороге, прошли безвозвратно. В наши дни умный грабит бедных. Во-первых, потому что бедняки не могут ответить. Во-вторых, их гораздо больше. С одного богача можно взять сто рублей. А с тысячи бедняков по рублю — уже тысяча. Тем более если обирать их не напрямую, а как бы за госсчет.

— Огромные деньги, которые тратятся на национальные приоритетные проекты, должны доходить по назначению. Никому не позволено на больных, на лекарствах, на людях, большинство из которых живет неважно, наживаться и обманывать, — заявил Степашин. И хочется ему верить. Но не получается. И разгоревшийся скандал тоже не внушает оптимизма.

Очень характерно, что он произошел накануне нового конкурса среди фармацевтических фирм, которые должны были бороться за право поставлять лекарства для льготников в следующем году. Когда компании, которые сейчас воют, что работают по госпрограмме якобы себе в убыток, прикладывают все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы войти в число приближенных и доверенных. Это борьба не за очищение системы, а за расстановку своих людей у госкормушки. А это означает, что ничего по большому счету в нашей системе здравоохранения не изменилось и вряд ли изменится. Как и то, что новые претенденты на победу в конкурсе заранее смирились с положением вещей и готовы к откатам и взяткам чиновникам. Потому что уверены — потом вернут затраченное как минимум вдвое. Значит, и новые чиновники, пришедшие на места сидящих сейчас в “Лефортове”, тоже не изменят правила игры на деньги. И уже сейчас, по крайней мере морально, готовы к переезду на нары.

В последний час:

Скандал в ведомстве Зурабова не утихает. Так, в отставку отправлены еще два высокопоставленных сотрудника ФФОМСа: начальник управления организации лекарственного обеспечения Александра Баженова и советник директора фонда по информатизации Геннадий Орлов.

Кроме того, Генеральной прокуратурой РФ, как сообщило ее управление по взаимодействию со СМИ, была проведена проверка соблюдения законодательства о государственной службе и противодействии коррупции в Министерстве здравоохранения и социального развития России, в ходе которой были выявлены новые нарушения.

Александр Гришин, Никита Кричевский, доктор экономических наук,

профессор РГСУ

Оригинал материала

«Московский Комсомолец» от origindate::22.11.2006