Финансовые пирамиды Ахмада Чалаби

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::17.04.2003

Финансовые пирамиды Ахмада Чалаби

Вашингтон хочет сменить Саддама на иракского «Мавроди»

Варвара Семенова, Женева

Фото: ReutersПентагон не случайно избрал город Эн-Насирия для проведения первой встречи претендентов на власть в обновленном Ираке. Отсюда родом Ахмад Чалаби, которого наиболее часто называют в качестве будущего иракского лидера.

Клан Чалаби был одним из богатейших и могущественнейших при монархическом режиме Хашемитов, свергнутом революцией 1958 года. Изгнанному с родины семейству оказали гостеприимство бывшие британские колонизаторы. Ахмад Чалаби закончил частную школу в Англии, после чего поступил в университет в США, получив по его окончании диплом математика.

Cемейство Чалаби владело мощной Ближневосточной банковской корпорацией (Middle East Banking Corporation). Ее штаб-квартира находилась в Ливане. В 1978 году Ахмад основал в Иордании ее дочернее предприятие -- Petra Bank, скандально обанкротившийся в конце 80-х годов. В 1992 году иорданский военный суд приговорил его к 22 годам тюрьмы за банковское мошенничество и растрату средств. Этот приговор не отменен и поныне, равно как и ордер на арест, выписанный иорданскими властями. Сам Чалаби к тому времени уже нашел убежище в Лондоне, где возглавил главный орган оппозиции режиму Саддама Хусейна -- Иракский национальный конгресс. Он отвергал все обвинения иорданцев, утверждая, что они просто уступили давлению Багдада.

Но сходная судьба постигла банкира и в Швейцарии, куда он перенес свою деловую активность после краха в Иордании. В 1989 году федеральная комиссия по делам банков закрыла возглавлявшийся им филиал корпорации Mebco в Женеве. Хотя банк был на первый взгляд невелик (три десятка служащих и баланс менее 100 млн швейцарских франков), он был одним из трех финансовых учреждений в Швейцарии, имевших право эмитировать кредитные карточки Visa. Федеральная комиссия констатировала, что работа банка плохо организована, имелись проблемы с ликвидностью, а отчетность оставляет желать лучшего. Самым серьезным недостатком комиссия сочла то, что Mebco предоставлял непропорционально большие по отношению к собственному капиталу кредиты.

Похоже, этот метод был принципом обогащения семейства Чалаби: повсюду их банки были удивительно щедры на выдачу льготных кредитов компаниям, принадлежащим родственникам. Показательным стало банкротство в Женеве принадлежавшей Чалаби финансовой компании Socofi. Это банкротство разорило тысячи вкладчиков и оставило дыру в 140 млн франков. Следствие из-за политических мотивов двигалось чрезвычайно медленно, около десяти лет. Суд состоялся только в сентябре 2000 года. Братья Хазим и Джавад Чалаби были приговорены к шести месяцам тюрьмы условно за «фальсификацию документации».

В декабре 2002 года Хазим Чалаби пояснил в интервью женевской газете Le Temps, что крах Socofi, которая была жемчужиной семейной империи, явился следствием ошибочных выплат директора, ныне покойного. Не обошлось якобы и без «операции иракских спецслужб». Однако газета, проанализировав документы процедуры банкротства и свидетельства очевидцев, пришла к иным выводам. Это была своего рода «пирамида Мавроди», обогатившая семейство за счет тысяч обманутых вкладчиков, некоторые из которых потеряли все сбережения, доверившись солидной репутации женевской компании.

Основанная в 1984 году, Socofi за пять лет выдала кредиты на сумму 88 млн франков структурам, находившимся в руках членов семейства Чалаби. Двое независимых управляющих упоминают среди «серьезных недостатков» в деятельности компании «перевод долгов членов семьи Чалаби на неплатежеспособные или не имеющие средств компании» и «выдачу кредитов без какого-либо обеспечения руководителям компании или их близким». По словам человека, причастного к этому делу, «Чалаби переводили деньги клиентов своего бейрутского банка и использовали их для финансирования своих сделок».

Ахмад Чалаби не фигурировал среди обвиняемых, но его имя не единожды упоминается в процедуре банкротства. Так, он контролировал компанию Associated software, которой Socofi дала «в долг» более 2 млн франков. Он также входит в руководство компании Eastern Trade & Investment Co., которая «заняла» у Socofi 14 млн франков. Ныне покойный директор Socofi Поль Муаввад признал себя виновным в растратах, но братья Чалаби смотрели на это сквозь пальцы. В конце концов именно Поль Муаввад, не выдержав, сообщил швейцарским органам правосудия, что братья Чалаби использовали вклады клиентов для финансирования своих коммерческих операций.

Дело по гражданским искам разоренных вкладчиков продолжается, и истцы не теряют надежды, что братья Чалаби, вернувшись к власти в Ираке, вернут им растраченные средства. В самом деле поддержка американских оккупационных властей может дать Ахмаду и его близким возможность применить модель Socofi или Petra Bank в гораздо более крупных, общенациональных масштабах.