Финляндия, не нужны нам ваши комары и тухлая рыба!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Финляндия, не нужны нам ваши комары и тухлая рыба!

24 Июля 2015

874e8452bb9b9f1f3e16ea378e89b4cb.jpeg

Прибалтийский серпентарий

В российских СМИ сложился абсолютно ложный образ «дружественной» и «доброй» по отношению к России и её гражданам Финляндии. Это, если вежливо сформулируем, далеко не так, а если уж быть точными, совсем не так… Причем это мнение не каких-то маргиналов или отдельных партий, это мнение государственных структур.

Финские СМИ передают о России и русских исключительно негативные сведения. «…МИД Финляндии считает окончательный распад России единственным положительным вариантом развития событий.

…. Финны и их ведущие политики хотели бы осуществить в Карелии этнические чистки и выселить русских с этих территорий.

МИД Финляндии подготовил план, который включает в себя полную этническую чистку и опись земельных владений и недвижимости для передачи во владение финнам...»[1]

Распад СССР стал сигналом к началу выступлений за возвращение «исконно финских земель», например, Карелии. Причем просто вернуть ее в состав «Суоми» — это полдела. По мнению бывшего спикера финского парламента и кандидата в президенты в 2000 года Риитты Уосукайнен, на этой территории необходимо провести этнические чистки, то есть выселить нынешних жителей. По расчетам организации «ПроКарелия», до 300 тысяч финнов могли бы переселиться на «освобожденные земли». В настоящее время там проживают около 370 тысяч русских. Но в «ПроКарелии» убеждены, что порядка 120 тысяч из них сразу переедут в другие области РФ. В основном это будет молодежь. А на возвращенных территориях останутся примерно 250 тысяч русских — по большей части пожилые люди. Однако их присутствие «ПроКарелию» не пугает: вскоре сами отойдут в мир иной.

Некий Вейкко Сакси в своей книге «Возвращение Карелии» утверждает, что РФ должна отдать Финляндии Северное Приладожье, Карельский перешеек и Печенгу, вернуть деньги, выплаченные в качестве репараций СССР, а также возместить материальный ущерб, нанесенный финской стороне в ходе военных действий и в послевоенный период. Г-н Сакси подсчитал, что сумма репараций, полученных Советским Союзом от Финляндии, составляет по нынешнему валютному курсу около 4 млрд. евро, но потери для экономики страны, нанесенные этими выплатами, достигают 30 млрд. евро. Ещё один миллиард евро потребуют от РФ в качестве компенсации за вывезенную с финской территории германскую собственность и недвижимость.

Журналист Бэкман в статье «Финляндия без маски» пишет: «Многие финские официальные лица ждут, что Россия распадется за 2015-2025 годы, в результате чего обширные территории отойдут к Финляндии. По мнению финнов, Россия является в экономическом плане ничтожно маленьким государством-паразитом и развивающейся страной, жадные руководители которой разворовывают все средства, приходящие из-за рубежа. По мнению ведущих “специалистов” МИДа Финляндии, русские — ленивые, алчные и изворотливые вруны, которые неспособны руководить или взять на себя ответственность…”.

Откуда же столь паталогическая русофобия финнов? Посмотрим на историю вопроса глазами историка.

Первое упоминание о Финляндии (Fenni) зафиксировано у римского историка Тацита в его сочинении «Германия» (98 г. н. э.). Римский историк различает финнов и их соседей — Sami (Lappen). Население этого региона тысячелетиями и столетиями жило охотой, рыболовством и собирательством. Даже появление земледелия не сразу сделало его основой жизни местного населения — климат и природа были суровы, и только земледелие не могло прокормить массу людей, как в более южных областях Евразии.

В период IX – XI вв. начинается проникновение свейского населения (будущего шведского этноса) на южном побережье Финляндии. После крещения Швеции и Руси процесс колонизации финских земель ускорился. Первоначально значительная часть финских племен попала под влияние Великого Новгорода, то есть Финляндия в самом раннем средневековье входила в сферу влияния Руси. Русское присутствие было минимальным, выражалось в основном в сборе дани русскими дружинами. При этом финские племена сохраняли автономию в своих внутренних взаимоотношениях и отсутствие каких – либо попыток русификации или насильственной христианизации.

В силу этого часть финских племен даже принимало участие в охране границ и их защите от набегов западных завоевателей. К XII веку, когда в Швеции укрепилась королевская власть и католичество, усиливается шведская «Дранг нах Остен». В XII — XIII веках было организовано три крестовых похода в Финляндию. Войны Великого Новгорода со шведскими крестоносцами за спорные территории продолжались до 1323 года, когда в крепости Орешек (Ореховец), после нескольких десятилетий боевых действий, был подписан мирный договор. По Ореховскому мирному соглашению западная часть Карельского перешейка отошли Швеции, восточная часть — Карелия осталась за Новгородом. Была установлена первая государственная граница между Шведским королевством и Великим Новгородом (Русью).

Таким образом, большая часть финских земель были закреплены за Швецией и католической церковью. Финляндия чуть менее чем на пятьсот лет стала шведской провинцией [от латинского «provincia». В Древнем Риме так назывались подвластные Риму территории управлявшиеся римскими наместниками, то есть завоёванные иностранные территории. Слово «provincia», возможно, происходит от латинских слов pro- («от имени») и vincere («брать управление над»)]. Финское население попало под власть шведских и своих германизированных феодалов. Государственным языком в Финляндии стал шведский язык, шведы же руководили и всей судебной и административной властью.

В ходе Северной войны 1700-1721 гг. русская армия заняла территорию Финляндии, но, по Ништадтскому мирному договору, вернула область, оставив за собой только часть Карелии и Выборгский округ. Шведы дважды: 1741—1743 и 1788—1790 гг. пытались вернуть себе и эти территории и даже претендовали на Русскую Прибалтику с Петербургом, но неизменно терпели одно поражение за другим.

К началу XIX столетия Финляндия насчитывала около 800 тысяч жителей. Это была аграрная область Швеции, число городского населения составляло около 5,5 %, промышленность была развита слабо. На крестьянстве, подавляющем большинстве населения, лежал двойной гнет – шведских и собственных, финских дворян-помещиков, туземные крестьяне являлись арендаторами и батраками помещичьих земель. Поскольку государственным языком области был только шведский, то финская культура и язык, как вы догадываетесь, не приветствовались, тем более ни о каком национальном самосознании коренного населения не было и речи.

В феврале 1808 года началась последняя (четвёртая!) русско-шведская война, после которой поумневшая Швеция вскоре объявила о своём нейтралитете (Швеция не принимает участия в войнах и не состоит в военных блоках и союзах с 1814 г.). Русские войска заняли столицу будущей Финляндии — Гельсингфорс. Уже к апрелю вся Южная и Средняя Финляндия оказалась под контролем русских войск. Швеция ещё некоторое время сопротивлялась, но в итоге потерпела поражение.

Император Александр I, не дожидаясь конца войны, известил в марте 1808 года все европейские государства о присоединении Финляндии к Российской империи. Жители Финляндии были приведены к присяге. В своём манифесте Александр Павлович обещал финскому народу сохранение «древних установлений», то есть финляндской конституции, согласно которой Финляндия имела свой сейм. В феврале 1809 года был созван сейм в Борго. 16 марта русский император Александр I лично открыл сейм. Собрание должно было решить четыре вопроса: о войске, налогах, монете и об учреждении правительствующего совета.

Решения сейма легли в основание управления краем. В военном вопросе была сохранена поселенная система*; в качестве денежной системы приняли русский рубль (в 1860 году заменен финской маркой); все налоги шли в пользу области; по большому счёту русские создали национальное государство для финнов внутри Российской империи. Для повседневного руководства страной был создан «Правительственный совет Великого княжества Финляндского» из 12 человек. Для контроля внутренней политики княжества существовала должность генерал-губернатора, которого назначал Российский император.

5 сентября 1809 года Россия и Швеция подписали мирный договор. Вся Финляндия, вместе с Аландскими островами, отходила «в собственность и державное обладание Империи Российской». Император Александр I принял титул Великого князя Финляндского. Император и Великий князь Финляндский обязался «нерушимо хранить и оберегать» финляндские законы, получив право созыва сейма, только с его согласия можно было изменять и вводить новые законы, вводить налоги и пересматривать привилегии сословий. Таким образом, законодательная власть принадлежала императору совместно с сеймом. В Финляндии было два государственных языка – шведский и финский (до 1880-х годов). Финны имели такую автономию вплоть до развала Российской империи, когда была создана независимая Финляндия. Как видите, ни о каком национальном угнетении финнов русскими и речи нет…

Великое княжество Финляндское с 1811 по 1917 г.

62d723d5eba56aee94b3e0499f9482b0.jpeg

«Благодарные» подданные уже в скором времени стали мечтать о создании своего независимого от России государства. Как ни забавно, но первыми об этом заговорили ботаники…

Самым первым о «географической Финляндии» написал, как это и было принято у финно-угорских националистов, немецкий ботаник Вирцен в 1837 году. Он считал, что ареал произрастания «финских растений» не ограничивается Великим Княжеством Финляндским, а простирается до восточной границы Белого моря. В 80-е годы 19 века его почин подхватили финские пииты, сформировав целое течение в своей поэзии под названием Karelianism.[2]

После развала Российской империи, в котором непосредственное участие приняли и финские националисты, идея «Великой Финляндии» вышла на государственный уровень…вот такой!

Предполагаемое финское государство…естественно с братской Эстонией и куда – то «испарившийся» Санкт-Петербург
Aa3913e6509a2ffd65b6b578edc87aa7.jpeg

Не вдаваясь в перипетии гражданской войны в Финляндии, процитирую историков, профессионально занимавшихся этим периодом, чтобы показать реальное отношение финнов к России и русским.

Российский историк А.Б. Широкорад в своей книге «Северные войны России» пишет: «В ходе боевых действий против красных финнов белофинны уже в январе 1918 года начали совершать вооруженные нападения на части русской армии, дислоцированные в Финляндии…

Само же советское правительство в Петрограде симпатизировало красным финнам, но заявило о своем нейтралитете в его борьбе с белыми, опасаясь Германии. Ленин и Троцкий боялись применить силу даже для защиты жизни русских солдат и матросов, а также русского военного имущества в Финляндии….

С крупными соединениями русской армии или флота белофинны действовали более или менее осторожно, а вот с небольшими изолированными подразделениями чинили расправу как хотели».

Другой историк, Павел Сутулин пишет о тех трагических событиях: «Противостояние финнов с царским правительством оказало весьма серьезное влияние и на отношение финнов к русским даже после обретения Финляндией независимости. Именно с этого момента (а точнее – с начала финской Гражданской войны в январе 1918 года) русофобия в Финляндии (точнее в Белой ее части) принимает наиболее радикальные формы.

Причину такого положения дел весьма четко сформулировал финский историк О. Каремаа: «Во время гражданской войны в Финляндии за разжигаемой русофобией, как представляется, стояло желание белых сделать русских козлами отпущения за все жестокости и тем самым обосновать собственные идеи», «по психологическим причинам жестокую правду о братоубийственной войне пытались замаскировать якобы идеологической борьбой в защиту западной культуры от русских, объявленных заклятыми врагами… без внешнего врага поднять массы на войну было бы сложно» «Иными словами, подчеркивает П. Сутулин, — белым в Финляндии требовалась какая-то внешняя угроза, чтобы отвлечь собственное население от тех глубоких политических и социально-экономических проблем, которые привели финское общество к расколу и войне. И такой угрозой была объявлена Советская Россия и в частности — русские войска, которые еще не были выведены с территории Финляндии после получения ей независимости, а в общественное сознание финнов начала активно внедряться мифологема «освободительной войны» против России

Вот что творилось в «свободной Финляндии» тогда: «В Таммерфорсе после его взятия белыми 6 апреля 1918 г. было уничтожено около 200 русских, в том числе белых офицеров Число казненных русских в Выборге 26–27 апреля оценивается в 1000 человек (абсолютное большинство которых не принимало никакого участия в гражданской войне), в том числе женщин и детей».

Еще раз ПОДЧЕРКНЕМ: огромное количество людей в Выборге (и не только) было убито тогда только за то, что они русские!!! Включая женщин и детей. Никто и никогда эту трагедию не расследовал:

«Так, в далеко не полном, содержащим всего 178 фамилий, списке убитых в Выборге русских… содержатся сведения об Александре Смирнове (9 лет), Касмене Свадерском (12 лет), Андрее Чубрикове (13 лет), Николае и Александре Наумовых (15 лет) и т. д. Под горячую руку белофиннов попали и некоторые поляки, которых расстреливали, вероятно, спутав с русскими. Один из русских эмигрантов, живших в то время недалеко от Выборга, так описывал происходившее в городе: «Решительно все, от гимназистов до чиновников, попадавшиеся в русской форме на глаза победителей пристреливались на месте; неподалеку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах. Кого расстреливали, за что, все это было неизвестно героям ножа!

Расстреливали на глазах у толпы; перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т. д.

Особенно охотились за русскими офицерами; погибло их несть числа и в ряду их комендант, интендант, передавший перед этим свой склад белым, и жандармский офицер; многих вызывали из квартир якобы для просмотра документов, и они домой уже не возвращались, а родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже белье». (Минцлов С.Р. Трапезондская эпопея. Берлин. 1927, с. 356-357).

После занятия Выборга белогвардейцами группа арестованных русских подданных, числом около 400 человек, среди которых находились женщины и дети, старики и учащиеся, были приведены к вокзалу; посоветовавшись между собой минут 10, офицеры объявили им, что они приговорены к смертной казни, после чего арестованные были отправлены к Фридрихсгамским воротам на «валы», где их и расстреляли из пулеметов; раненых добивали прикладами и штыками, происходило настоящее истребление русского населения без всякого различия, истреблялись старики, женщины и дети, офицеры, учащиеся и вообще все русские».

«Немало возмущения описанные выше факты вызвали и в рядах русского Белого движения, в результате чего многие его лидеры выступили позднее против обсуждавшихся проектов совместного с финнами похода на Петроград армии Юденича. Морской министр Северо-Западного правительства контр-адмирал В.К. Пилкин писал в 1919 году своему коллеге в правительстве Колчака контр-адмиралу М.И. Смирнову: «Если финны пойдут [на Петроград] одни, или хотя бы с нами, но в пропорции 30 тысяч против трех-четырех,— которые здесь в Финляндии, то при известной их ненависти к русским, их характере мясников… они уничтожат, расстреляют и перережут все наше офицерство, правых и виноватых, интеллигенцию, молодежь, гимназистов, кадетов — всех, кого могут, как они это сделали, когда взяли у красных Выборг».

Того же мнения придерживался и один из лидеров антибольшевистского петроградского подполья В.Н. Таганцев (по делу о заговоре которого был расстрелян поэт Н. Гумилев): «Никто из нас не хотел похода финляндцев на Петроград. Мы помнили о расправе над русскими офицерами заодно с красными повстанцами»

«Преследованиям подвергались и финские женщины, имевшие связь с русскими: им остригали волосы, рвали на них одежду, а в некоторых местах даже обсуждали возможность их клеймения каленым железом. В местечке Корсняс подобную экзекуцию в последний момент предотвратил местный священник».

«Проблемы чистоты нации вообще, судя по всему, весьма беспокоили финское общество: когда в 1921 году в Финляндию эвакуировались участники Кронштадского восстания, финская пресса резко выступила против размещения беженцев в сельской местности, опасаясь, что русские смешаются с местным финским населением.

В результате кронштадтцы были размещены в нескольких лагерях с весьма строгими условиями содержания: границу лагеря запрещалось покидать под угрозой расстрела, общение с местными жителями также было строго запрещено.

«С окончанием гражданской войны физическое уничтожение русских в Финляндии прекратилось, но желание финского правительства избавиться от русского населения и беженцев никуда не исчезло. Еще в апреле 1918 года финский сенат принял решение о высылке из страны всех бывших русских подданных, и в течение весны-лета около 20 000 русских оказались выдворены из страны».

Вновь цитирую Широкорада, который в книге «Северные войны России» подчеркивает: «Расправы в отношении финнов шли по классовому признаку, а в отношении русских – по национальному. По всей Финляндии белофинны расстреляли несколько сот русских офицеров, причем большинство из них скрывалось от красных финнов и радостно встретило «освободителей». В первые же дни после захвата Гельсингфорса, Або и других городов имущество русских купцов и предпринимателей безжалостно конфисковывалось. Германское командование силой оружия защищало русские суда под военным флагом, но все частные суда финны захватили.

Всего же в апреле 1918 года белофинны захватили русского государственного имущества на 17,5 миллиардов золотых рублей (в ценах 1913 года).

Таким образом, экспроприация частной собственности, и как следствие, гражданская война и массовые репрессии начались в Финляндии несколькими месяцами раньше, чем в Советской России.

В строительстве концлагерей белофинны тоже опередили большевиков» .

5107f9142d3228a7ed28630f0d3e1111.jpeg

Массированная антирусская компания проводилась в финской прессе, где зачастую даже звучали призывы к уничтожению русских. В марте 1923 года в одной из газет вышла статья «Рюссафобия», в которой утверждалось, что «если мы любим свою страну, нам нужно учиться ненавидеть ее врагов… Поэтому во имя нашей чести и свободы пусть звучит наш девиз: Ненависть и любовь! Смерть «рюссам»**, будь они хоть красные, хоть белые». В том же году в Финляндии тиражом в 10 тыс. экземпляров выпустили брошюру «Проснись, Суоми!», содержавшую похожие идеи: «Что же хорошее к нам когда-либо приходило из России? Ничего! Смерть и уничтожение, чума и русское зловоние тянулись оттуда… Россия всегда была и навсегда останется врагом человечества и гуманного развития. Была ли когда-либо польза от существования русского народа для человечества? Нет! А его исчезновение с лица земли было бы человечеству, наоборот, великим счастьем».

Другая газета провела в 1921 г. среди своих читателей конкурс на лучшую пословицу о русских, победителем в котором стал читатель, предложивший такой вариант: «Какое животное более всего походит на человека? Это «рюсса». Из-за большой популярности конкурса был проведен и второй тур, в котором лучшей стала пословица: «Побей по спине – избавишься от кашля, убей – и избавишься от «рюссы». Впрочем, подобные газетные выпады не будут выглядеть слишком вопиющими, если учесть, что в этот период даже финские чиновники в официальных отчетах допускали сравнения русских с животными.

Одновременно с этим цензуре подверглась школьная программа, из которой были убраны упоминания о русских в положительном ключе.

Притеснениям подвергалась в Финляндии и Православная церковь, в отношении которой правительство проводило политику финнизации. 3 марта1923 г. Государственный совет издал постановление о переводе службы в православных храмах в течение года на финский или шведский языки.

Террор против красных и их сторонников превзошёл по масштабам красный террор. Главной целью были командиры красногвардейцев, а также участвовавшие в ведении красного террора и боевых действий. Относительно сильный упор был на российских солдат. Всего от белого террора погибших было значительно больше, чем от красного: порядка 7000−10000 жертв.

Всего было арестовано свыше 80 тысяч человек, почти три процента населения страны, из которых 75 тысяч были посланы в спешно организованные лагеря, где заключённым не хватало места, воды, еды и медицинской помощи. Из-за плохих условий умерло 13 500 человек, то есть 15 процентов заключённых.

( Продолжение здесь )

  • Поселённая система комплектования вооружённых сил. Суть системы заключалась в том, что основные расходы на содержание постоянной армии покрывались за счёт доходов государственных и частных земельных владений. С этой целью заранее был создан специальный военно-земельный кадастр, он учитывал владения крестьянских общин, частных ферм, которые использовались для содержания солдат и офицеров. В свою очередь, общинные и частные земли делились на одинаковые по доходности участки, дохода с одного земельного участка должно было хватать на содержание одного солдата. Один такой участок объединял группу крестьянских хозяйств – роту. Каждая «рота» должна была содержать одного солдата-пехотинца. За это крестьянские хозяйства освобождались от налогов. Кроме того, каждому солдату выделялся надел земли, где было его жилище.
    • К моменту провозглашения независимости в трёхмиллионной Финляндии постоянно проживало лишь около 6 тыс. русских (0,2 % населения), однако уже к 1922 году в стране было официально зарегистрировано 33,5 тыс. бывших российских граждан (1,1 % населения) - весьма мало по меркам России, но ощутимо для небольшой её бывшей автономной провинции.

Россия, по-фински звучит как Веньяйя, русские, соответственно вене, от древнего названия славян – венеды. Рю́сся (фин. ryssä) - уничижительное финское прозвище русских. В настоящее время слово употребляется в разговорном языке зачастую в отношении всех находящихся в Финляндии русскоговорящих, происходящих из бывшего СССР, порой включая детей от смешанных браков.

От ryssä происходит бытующий в разговорном финском языке глагол ryssiä - «портить»,

Поэтому помимо интернационального нейтрального термина «русофобия» в финском языке бо́льшее распространение получил другой термин — «рюссявиха» (fi:ryssäviha), который можно перевести как «ненависть к русакам».

Источник

Ссылки

Источник публикации