Фокусы за наш счет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Фокусы за наш счет Милицейская статистика показывает: наши жулики умнеют, они берут на вооружение нейролингвистическое программирование и элементы гипноза. В России растет число таких преступлений. Оказывается, до 90% россиян уязвимы для мошенников такого рода

""Казалось, крах финансовых пирамид вроде «МММ» и «Властилины», а также нашествие сектантов из «Белого братства» и «Аум Сенрикё» должны были стать для российского обывателя прививкой от проходимцев и жуликов. По данным МВД РФ, с 2000 по 2004 год число мошенничеств возросло в 6,3 раза, а их раскрываемость — чуть более чем в два. Сильнее всего родную милицию тревожит, однако, другое: для обмана преступники стали использовать методы, для борьбы с которыми у МВД нет ни необходимых специалистов, ни законодательной базы. Рекорды бьют регионы. За четыре месяца 2005-го больше всего от мошенников пострадали Юг (Краснодар, Ставрополь и Ростов-на-Дону) — этот вид преступности вырос в 2,4 раза; Сибирь, прежде всего Красноярский край, — в 2,2 и Центр — почти 1,9 раза. Наименьший рост мошенничества зарегистрирован в Москве — «всего» в 1,5 раза. Эта цифра не значит, что москвичи научились распознавать мошенников. По мнению замначальника управления уголовного розыска ГУВД Москвы Евгения Жураковского, жулики в столице «берут качеством». Москва, считает он, превратилась в полигон для отработки новых приемов «интеллектуального» мошенничества. Если кто в Москве и любит пробки, так это мошенники Речь, по сути, о новом виде преступности. Если классическое мошенничество закон толкует как злоупотребление доверием, то новые виды предусматривают использование новейших психологических технологий для того, чтобы такое доверие создать. На практике это означает, что преступники освоили некогда штучную методику обирания клиентов в стиле Сергея Мавроди и помножили ее на гипнотические навыки в стиле Анатолия Кашпировского. Слияние этих ремесел идет такими темпами, что сыщики вводят новую классификацию мошеннической деятельности. Всероссийский НИИ МВД РФ выделяет четыре вида воздействия аферистов на психику. Первый — быстрый или сверхбыстрый гипноз («рваное» применение знаний психологии). Второй — легкий транс (на милицейском жаргоне — «цыганский кредит»). Третий — использование приемов нейролингвистического программирования (NLP). Четвертый — классический гипноз. Пройдохи, как правило, применяют отдельные его элементы, что опасно не только для кошелька, но и для здоровья. Связано это с тем, что вводить жертву в транс они научились, но выводить ее из этого состояния не умеют или не хотят. Эти хитрости изменили сам тип преступника — он умнеет и молодеет. — Портрет афериста меняется на глазах, — говорит первый замначальника ГУВД Москвы генерал-майор Александр Иванов. — Сегодня это уже не цыганка с вокзала и не уникум типа Мавроди. Мошенник нового типа не выделяется из толпы, легко располагает к себе, артистичен, умен, обязательно интеллигентен. Обычно ему от 24 до 45 лет, но мы все чаще сталкиваемся с преступниками, которым от 18 до 27 лет. Они дают до 45% таких преступлений. Тенденцию к омоложению и интеллектуализации мошенничества милиционеры объясняют гибкостью криминала: он проанализировал психологию нашего общества, поставил себе на службу интернет, мобильную связь и прочие современные средства коммуникации. ЛОХОТРОН ПО ИНТЕРНЕТУ Быстрее других видов мошенничества молодеют лохотроны с мобильными телефонами и промысел с интернет-невестами. — На улице к вам подходит длинноногая красавица и просит позвонить с вашего сотового, — рисует первую ситуацию начальник УБЭП ГУВД Москвы Александр Тюканько. — Если она видит, что вы продвинутый, то скажет, что у нее сел аккумулятор и она готова свою sim-карту вставить в ваш телефон. Если вы не производите на нее впечатления преуспевающего, девушка сэкономит на объяснениях и пустит в ход свои чары. Главное — долго вставлять карту и отвлекать вас, а потом убежать с телефоном. Более хитрый вариант мошенничества с мобильными — звонки из органов. Схема такова: солидным голосом звонящий сообщает, что ваш близкий или родственник задержан в милиции (варианты — ДТП, наркотики, драка), представляется оперативником и предлагает закрыть дело за некую сумму, приняв ее в условленном месте. В 2005 году 137 москвичей, клюнувших на это, обратились в милицию с жалобами. Эффект — нулевой, потому что обращавшихся рассматривали как взяткодателей, заявления отозваны. Еще труднее доказать интернет-мошенничество. В этом смысле типична история с тульской невестой, на фотообъявление которой в интернете ответил жених из Австралии и вскоре выслал девушке $5000 на билет. Через полтора месяца молчания кавалер понял, что его надули, и обратился в Интерпол. По тульскому адресу девушку не нашли. Разыскать ее удалось лишь через банк, выплачивавший переводы. Выяснилось, что деньги получала 18-летняя студентка из Йошкар-Олы. Когда началось следствие, сотрудники УВД Республики Марий Эл выяснили, что еще две подруги находчивой невесты поставили на счетчик воздыхателей из Дании и Швеции. И хотя факт мошенничества был подтвержден, наказать за него невозможно: женихи отдавали деньги добровольно. Впрочем, такие невесты — цветочки, ягодки — интернет-сайты знакомств. На них за невест себя выдают мошенники, выставляющие фотографии звезд шоу-бизнеса или моделей и пишущие письма любви под копирку. Только на фото певицы Валерии интернет-жулики заработали свыше $11 000. «Один бедолага переписывался с «Валерией» полгода, — говорит на условиях анонимности дипломат американского посольства, — даже ждал ее в аэропорту с букетом роз». ТАБОР УХОДИТ В БИЗНЕС Но все же главным хитом остаются гадалки всех мастей. Цыганский криминал оставил традиционную нишу гаданий и снятия порчи, предпочтя ей быстрые деньги — траффик и продажу наркотиков. К тому же на рынке гаданий резко возросла конкуренция: «потомственным» магам, целителям нецыганской наружности верят больше, потому как «свои». Верят и потому, что новые колдуны умеют произвести впечатление: среди них есть дипломированные врачи и даже гипнологи. Еще один парадокс российской доверчивости: спрос на мессий, несмотря на бесконечные разоблачения, растет. Правда, стационарные салоны, облагаемые налогами и арендной платой, из моды вышли — сегодня такого рода публика работает в жанре сеансов-гастролей. Дело доходит до того, что конкурирующие бригады сталкиваются в одном городе. Недавно в Оренбурге сошлись «целительница» Елена Рада из Питера, «маг и волшебник» Захар (безработный с Украины) и посланцы Марии Дюваль, работающей под француженку и «корректирующей судьбу по переписке». На гастролях шарлатанов были аншлаги, о которых и не мечтают звезды шоу-бизнеса. — Причин столь массовой доверчивости много, — говорит замдиректора научного Центра социальной и медицинской психиатрии института им. Сербского профессор Зураб Кекелидзе. — До 20% людей, в принципе, восприимчивы к гипнотическому воздействию. Это статистическая норма. Но есть и другая «норма» — в периоды реформ и потрясений число таких людей увеличивается до 30 — 40%. В США, например, в эпоху Великой депрессии от лохотронов и магов пострадали до 45% американцев. В России, где на шоковую терапию 90-х наложились и распад Союза, и затянувшиеся реформы, и смена мировоззрения, по разным экспертным оценкам, до 85 — 90% населения в разных ситуациях могут поддаваться гипнотическому влиянию. Сегодня к экстрасенсам и колдунам идут даже люди, считающие себя успешными, — студенты, мелкие предприниматели, бизнесмены, их жены. Психиатр — их конечный пункт, промежуточный — милиция. Только в мае 2005 года столичная милиция столкнулась с девятью случаями, когда люди добровольно снимали с себя дорогие украшения, выносили деньги из квартиры и отдавали цыганкам. — Недавно девушка, член сборной команды России по художественной гимнастике, из своей квартиры вынесла цыганкам деньги, — рассказывает замначальника МУРа Игорь Губанов. — Это были средства, полученные ее родителями от продажи другой квартиры, и деньги, заработанные спортсменкой. Как полагают сыщики, девушку обобрали по схеме «цыганского гипноза» — остановили на улице, загипнотизировали, довели до дома, выудили деньги и были таковы. Расследование таких дел почти невозможно: они еще менее раскрываемы, чем квартирные кражи (из сотни краж раскрывается 9 — 15). Гимнастке еще повезло — после депрессии и лечения у психиатра она выздоровела. ПИРАМИДЫ НОВОГО ТИПА Куда хуже могут быть последствия после общения с организаторами разного рода финансовых пирамид. Их «строители» извлекли уроки из опыта «МММ», поэтому маскируются до неузнаваемости. Их низший уровень — турфирмы-таймшеры, предлагающие отдых на год-два вперед, высший — жилищные кооперативы и «кассы взаимопомощи», продающие жилье по предоплате до 100%. От пирамид-предшественниц, бравших деньги от вкладчиков через зарешеченное окно в заплеванном дворе, они отличаются разительно. Здесь жертв принимают в офисе, обустроенном по евростандартам, называют господами, угощают соком, минеральной водой и даже шампанским. Так, фирма «Натал тур» (почти совпадение с известным брендом «Натали турс» — продуманный прием) расположилась на 5-м этаже столичного «Детского мира» и вылавливает клиентов в холлах. Суть предложения — платите за экзотический отдых $2000, а потом отдыхаете два-три раза в году или растягиваете его на три года. На практике выясняется: в лучшем случае в эту сумму не входят перелет или питание, в худшем — «господа» платят за билет туда, а как дальше — «ваши проблемы». То, что они стали жертвой обмана, люди понимают уже в чужой стране, а когда возвращаются, обнаруживают, что таймшер переехал. Добраться до него и судиться себе дороже: фирма регистрируется где-нибудь в Океании. — Таймшеры, как и жилищные пирамиды, строятся по принципу сетевого маркетинга, — говорит Зураб Кекелидзе. — Те же принципы на грани дозволенного можно регулярно наблюдать и в рекламе, например в «Магазине на диване». Технология подачи не дает возможности осмыслить информацию — у людей ведь разные психофизиологические реакции, а информация подается в темпе гораздо более высоком, чем норма. Финансовые пирамиды, по мнению начальника УБЭП Москвы Александра Тюканько, действуют изощреннее и жестче. Сначала они вовлекают кого-то из известных людей или прикрываются их именами, как банк «Чара» в свое время репутацией Аллы Пугачевой и Иосифа Кобзона. Сегодня в ходу имена вице-мэров, глав администраций, банкиров. Дальше — работа с использованием 25-го кадра, видеолектории, собеседования, гипноз. И только потом, когда человек уже попал на крючок, начинается главное — с вами заговаривают о деньгах. Сегодня в Москве ГУВД расследует 20 дел в отношении пирамид. По стране таких дел более 300. — Мы приходим к выводу, что в России существует один или несколько тайных центров по подготовке сетевых маркетологов для криминала, — говорит советник министра внутренних дел РФ Алексей Скрипников. КАКОЙ ЗАКОН НУЖЕН Вал мошенничества нарастает еще и потому, что устаревшее законодательство перед ним бессильно даже в таких очевидных случаях, как лохотрон с мобильными телефонами. В Англии, например, тоже переживающей эпидемию краж сотовых, введена уголовная норма, по которой за такую кражу сажают в тюрьму на срок от двух до пяти лет. В России же найти украденный телефон, даже если он подключен к сети с новой sim-картой, просто. Каждый аппарат стандарта GSM имеет свой уникальный номер — IMEI. Эксперты МВД РФ утверждают: операторам достаточно блокировать подключение телефонов, IMEI-номер которых числится в розыске, и торговля краденым сойдет на нет. Однако милиция и операторы не могут сторговаться, кто будет оплачивать услугу. Те же англичане выход нашли: компании мобильной связи поделили бремя финансовых трат с государством. Там ворованные трубки не подключают. В России же попытки приспособить законодательство к изобретательности мошенников тонут в корпоративной неразберихе. Минюстом и МВД РФ прорабатывается положение, которое позволит преследовать по закону не только манипуляторов-исполнителей, но и заказчиков и организаторов. Речь идет о жесткой норме, как удалось выяснить «Огоньку», — о лишении свободы на срок от трех до десяти лет. Однако, по мнению сыщиков, доказательная база таких дел обречена на провал: следователь ничего не докажет без психиатрической экспертизы потерпевшего. Требуется изменить еще одну норму — разрешить принудительную экспертизу, что вызовет бурю споров — в России не забыли о том, что психлечебницы советского типа были средством борьбы с инакомыслием. Пока же наши неторопливые законодатели будут раскачиваться, нам придется сопротивляться мошенникам-гипнотизерам своими силами. Психиатры считают, что эта задача по плечу лишь 10% населения." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации