Фото Андрея Скоча с Михасем в The Guardian

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фото Андрея Скоча с Михасем в The Guardian

Оригинал этого материала
© The Guardian, Великобритания, Перевод: Инопресса.Ру, origindate::29.11.2012

Человек, стоящий за "Мегафоном", был сфотографирован в обществе россиян, которых называют гангстерами

Саймон Гудли, Люк Гардинг, Мириам Эдлер На этом некачественном фото 1994 года снято несколько примечательных личностей, которыми теперь внезапно заинтересовались банкиры лондонского Сити, поясняет иллюстрацию The Guardian. "Крайний справа — Андрей Скоч, ныне считающийся богатейшим депутатом Госдумы. Он близкий друг олигарха-миллиардера и акционера "Арсенала" Алишера Усманова, а также (косвенным образом) одна из ведущих фигур, стоящих за российским оператором связи "Мегафон", — пишут авторы статьи, журналисты Саймон Гудли, Люк Гардинг и Мириам Эдлер. В среду Усманов провел IPO "Мегафона" в Москве и Лондоне.

"Бок о бок со Скочем сидит Сергей Михайлов, а рядом с ним, в первом ряду, Виктор Аверин. Об этих двоих говорят, что это одни из самых грозных гангстеров России", — говорится в статье.

Информация об этих старых знакомствах всплыла, когда "Мегафон" разместил 17% своих акций в Лондоне. "По случайному совпадению, это почти равняется пакету акций, которым косвенно владеет семья Скоч", — говорится в статье. Скоч перевел весь свой бизнес на имя отца Владимира, утверждает газета.

Скоч отказался отвечать на вопросы Guardian о своих знакомствах. Официальный представитель Усманова заявил по электронной почте: "Имеется слишком много необоснованных утверждений, слухов и голословных предположений о разных людях в России".

Однако авторы обнаружили: "В интервью Financial Times в минувшую пятницу Скоч признал факт знакомства с Михайловым и Авериным. Ранее он говорил об этих знакомствах в интервью "Ведомостям" в 2010 году, в котором подтвердил, что фотография подлинная". По словам Скоча, он и его партнер Лев Кветной провели с Михайловым и Авериным переговоры о покупке сервисных компаний в аэропорту "Внуково". Скоч также сказал "Ведомостям", что с 1995 года "больше никаких совместных историй с Виктором [Авериным] не происходило. Ни с ним, ни с Сергеем [Михайловым] у нас больше не было никаких общих дел".

"Однако на прошлой неделе Скоч сказал в интервью Financial Times, что после инцидента продолжал встречаться с Авериным по деловым вопросам. Последний раз они виделись 7 лет назад, когда случайно повстречались в московском ресторане", — говорится в статье. В том же интервью Скоч сказал о Михайлове и Аверине: "Не могу сказать, что они были бандитами. Они были обычными бизнесменами".

"Однако, по мнению Федерико Варезе, профессора криминологии в Оксфордском университете, Михайлов — предполагаемый основатель "солнцевской группировки" — самой могущественной мафиозной банды в России", — говорится в статье.

"В том же интервью "Ведомостям" Скоч хвалится близкой дружбой с Усмановым, к которому тоже возникли вопросы, в частности о связях с предполагаемым торговцем наркотиками Гафуром Рахимовым из Узбекистана. Усманов отрицает, что когда-либо имел деловые связи с Рахимовым, и говорит, что тот жил по соседству с его родителями", — передает издание.


***

Оригинал этого материала
© The Financial Times, Великобритания, Перевод: Инопресса.Ру, origindate::23.11.2012

Партнер нарушил молчание по сделкам Усманова

Кортни Уивер

В то время как Алишер Усманов готовит размещение на лондонском рынке акций "Мегафона" на 2,1 млрд долларов, его друг Андрей Скоч оказался в центре внимания, пишет Financial Times.

46-летний Скоч должен получить в непрямое владение 30% в создаваемой Усмановым холдинговой компании, которая объединит доли олигарха в "Мегафоне", Facebook, Mail.ru и футбольном клубе "Арсенал".

"Скоч, который оставался в тени на протяжении всей своей деловой и политической карьеры, стал примером т.н. молчаливого партнера крупных российских олигархов, которые стали обретать известность в результате юридических проверок, выполняемых в связи с IPO и международными сделками", — отмечает Кортни Уивер.

В своем редком интервью Скоч подчеркнул, что Усманов сохранит полный контроль за холдингом и стратегией "Мегафона", даже если Скоч решит принять в прямое владение 30-процентную долю. Пока доля будет записана на имя его 79-летнего отца.

"Алишер Усманов управляет активами и будет ими управлять. Если он захочет расширения, он так и сделает. Если он захочет продать, он продаст", — сказал он Financial Times.

"Я ему доверяю. Я знаю, что он всегда делает то, что нужно", — подчеркнул он. [...]


***

"Они сказали: тогда мы вас будем убивать. Мы сказали: ну и мы тогда вас тоже будем убивать. На том и разошлись"

Андрей Скоч вспомнил молодость

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::16.11.2010, "Покупать мне особо нечего", — Андрей Скоч, депутат Государственной думы РФ", Фото: "Коммерсант"

Александра Терентьева, Мария Рожкова, Василий Кудинов, Алексей Никольский

Compromat.Ru

Андрей Скоч

Совладельца «Металлоинвеста» Андрея Скоча называют самым богатым депутатом Госдумы — его состояние оценивается в $1,4 млрд, в «золотой сотне Forbes» за 2010 г. он занимает 46-е место по богатству. Тем удивительнее было читать его декларацию о доходах перед октябрьскими выборами в Белгородскую областную думу (Скоч был одним из «паровозов» в списке «Единой России»). Оказалось, что миллиардер Скоч владеет только скромной квартиркой в Белгородской области и никакого другого имущества — ни ценных бумаг, ни счета в банке — у него нет. В интервью «Ведомостям» Скоч раскрыл эту тайну, а заодно рассказал историю своего бизнеса и объяснил, почему его имя когда-то связывали с солнцевской ОПГ.

— На чем вы заработали свои первые деньги?

— У нас был кооператив, мы выпекали хлеб. Это была вторая половина 80-х, когда первые законы вышли, которые позволили что-то делать.

[...] В конце 80-х начались компьютеры: мы сняли павильон на ВДНХ, привозили комплектующие, собирали и продавали — первые большие деньги именно на этом заработали. [...]

— В СМИ писали, что в это время вы познакомились с представителями солнцевской ОПГ. Это так?

— Тогда не было разграничений, кто группировка — кто нет. В любой ресторан зайди — сидят какие-то ребята серьезные. Если хочешь жить, надо было просто не бояться. Но ни в солнцевской, ни в какой-либо другой группировке никогда не состоял.

— А на Compromat.ru есть фотография, на которой вы запечатлены с Сергеем Михайловым, который считался лидером солнцевской ОПГ, и Виктором Авериным. Какие между вами были отношения?

— Это 1994 год. Мы со Львом [Кветным] решили скупить сервисные компании в аэропорту «Внуково». С Сергеем и Виктором меня познакомили как с хозяевами этих компаний. Мы встречались, обсуждали условия, потом договорились — на эту тему было сделано фото. Сказать, что кто-то входил в какую-то группировку, я не могу — это было бы некорректно.

— С тех пор вы общались с Михайловым или Авериным?

— В 1995 г. был на дне рождения у Виктора [Аверина]. У меня в декабре 1994-го родились пятерняшки. Позвонил Виктор поздравить, его поразил этот случай, и он пригласил нас с женой в Прагу. Помню, не хотелось ехать, но подумал о жене, которая намучилась в больницах. Ведь куда мы только не обращались, сколько больниц сменили — нигде не хотели эти роды принимать. Тогда хотелось скорее от всего этого отойти, хотелось какого-то праздника. Съездили, минут 15 попраздновали в Ritz, потом нас всех забрали в полицию, сфотографировали и отпустили. Больше никаких совместных историй с Виктором не происходило. Ни с ним, ни с Сергеем у нас больше не было никаких общих дел. [...]

— А в 1990-х гг. бандитам платить приходилось?

— Платить — нет, сталкиваться приходилось. Самые первые столкновения были, когда занялись кооперативом по выпечке хлеба. Раньше мы такое только в кино видели. Пришли какие-то ребята, крепкого вида с хмурыми лицами, сказали: будете нам платить. Мы жестко среагировали: сказали, что платить никому не будем. Они сказали: тогда мы вас будем убивать. Мы сказали: ну и мы тогда вас тоже будем убивать. На том и разошлись. Такое время было — слабость была опасна для жизни.

— А потом?

— Потом Бог миловал. Бывали конфликты, но не на почве бизнеса, а скорее такие, когда нужно было за себя постоять. Такое случалось, мог защитить любимую женщину. [...]

— Подавая сведения о себе в избирательную комиссию Белгородской области накануне кампании по выборам депутатов местного заксобрания, вы указали, что не владеете никаким имуществом. Как так получилось?

— С тех пор как понял, что бизнес не вызывает во мне такого интереса, как в моих друзьях, искал что-то для себя. В 1999 г. я был заместителем генерального директора Лебединского ГОКа и решил попробовать для себя новое — пошел на выборы в Госдуму. Я так был вдохновлен этими выборами — такой был драйв, такая конкуренция. А по закону депутат не имеет права заниматься бизнесом. Поэтому активы, которые были созданы к этому времени, стали собственностью моего отца. Кроме металлургии, это еще и телекоммуникационный бизнес — много всего. Целое хозяйство — и все принадлежит моему отцу, а управляется Алишером Бурхановичем. У них сложились хорошие, теплые отношения. [...]

— Выходит, у вас нет ни банковского счета, ни карты?

— Нет. У меня была карточка в 1995 г., когда это было модно, престижно, я был сам очень юный, а потом я понял, что мне это не нужно. Карточек нет, счетов нет.

— Вы всегда ездите с наличными?

— Да, взял сколько нужно — и поехал. Покупать мне особо нечего, одеждой дорогой я не интересуюсь. [...]

— Даже яхты нет?

— Нет. [...]