Фрадкова поставили на счетчик эпохи Возрождения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Фрадкова поставили на счетчик эпохи Возрождения На прошлой неделе премьер-министр России Михаил Фрадков впервые посетил дальнее зарубежье. Перед его отъездом в Гаагу пресс-служба правительства подробно излагала повестку дня: торгово-экономические отношения, проект соглашения о международном автомобильном сообщении, поощрение и взаимная защита капиталовложений. Подчеркивалось, что Нидерланды вышли на второе место после Германии как крупнейший западноевропейский торговый партнер России. По окончании встречи выяснилось, что затрагивались и другие вопросы


"Вице-премьер, и.о. премьер-министра Нидерландов Геррит Залм, высказав готовность обсуждать все российские проблемы, попросил Фрадкова поспособствовать продвижению переговоров по возвращению так называемой коллекции Кенигса. Голландская сторона считает, что коллекция Кенигса должна быть возвращена в Нидерланды, сказал Залм. И сослался на то, что в этом году Украина вернула Нидерландам ту часть коллекции, которая после войны оказалась в Киеве. Голландский премьер высказал надежду на «такое же понимание с российской стороны». В 1992 году тогдашний министр культуры России Евгений Сидоров официально признал, что 307 графических работ из коллекции находятся в Музее искусств имени Пушкина. По оценке Министерства культуры СССР, в 1991 г. коллекция Кенигса стоила свыше 400 млн. долл., сейчас она оценивается более чем в полмиллиарда. Это собрание шедевров знаменитых мастеров ведущих художественных школ Европы XV–XIX веков – Дюрера, Рембрандта, Ван Дейка, Рубенса, Веронезе, Тинторетто, Фрагонара, Буше, Ватто. Была создана российско-нидерландская рабочая группа экспертов, которая занялась обсуждением судьбы коллекции Кенигса. Состоялось более десятка заседаний, но взаимопонимания найти не удалось. Имелась еще и киевская часть коллекции из 142 работ, которые до нынешнего лета хранились в Киевском музее искусств им. Богдана и Варвары Ханенко. Отношение к ее возвращению в Нидерланды не было однозначным, и, как принято в подобных случаях, решение о реституции готовилось втайне. Председатель комитета Верховной Рады по культуре и духовности Лесь Танюк направил в правительство Украины обращение с требованием отменить распоряжение о возвращении Голландии коллекции, направил заявление в генпрокуратуру. Но – тщетно. В обмен на коллекцию Кенигса Украине вроде бы пообещали вернуть две работы Дюрера, вывезенные из Львовского музея в годы войны. Однако, когда Танюк спросил об этом голландцев, они очень удивились. Самое, пожалуй, занимательное в этой истории, что в дальнейшем коллекция Кенигса войдет в экспозицию Роттердамского музея Бойманс и будет принадлежать наследникам Д. Ван Бейнингена – того самого, который когда-то совершенно официально и на выгодных коммерческих условиях продал коллекцию гитлеровскому эмиссару. Член Совета по культуре и искусству при президенте РФ Николай Губенко, всегда бывший яростным противником возвращения культурных ценностей, перемещенных в Россию в рамках компенсаторной реституции, в интервью корреспонденту «НГ» назвал запрос нидерландского премьера «угрожающей неожиданностью», поскольку не в первый раз лидеры Западной Европы свое расположение к России фактически ставят в зависимость от возвращения культурных ценностей. Николай Губенко успел уже связаться с председателем Комитета Госдумы по культуре Иосифом Кобзоном и министром культуры и массовых коммуникаций Александром Соколовым. Оба они отрицают наличие конкретных шагов или подготовку каких-либо документов по передаче Нидерландам коллекции Кенигса. Никаких поручений от Фрадкова по этому вопросу пока не было. По действующему у нас Закону «О перемещенных культурных ценностях...» коллекция Кенигса является собственностью государства, к тому же входит в число особо ценных культурных ценностей. И возвращена может быть по решению парламента путем принятия специального закона. Может быть и акт доброй воли верховной власти, как это случилось на Украине. «Ни одна передача коллекций и ни одни переговоры такого рода и положительные решения не идут без негласных договоренностей о проценте со стоимости для посредника. В мировой практике он может доходить до 60%. Я не убежден в том, что это получит Кучма или кто-то из высших чиновников Украины, но такая практика существует, потому что на Западе главное – бизнес, а любое такое возвращение – это бизнес. Вполне возможно, что и в России сегодня такая практика существует», – сказал нам Николай Губенко. За последние годы никто из высших чиновников в России о коллекции Кенигса публично ничего не говорил. Несколько лет тому назад в «НГ» заявление по этому вопросу сделал тогдашний министр культуры Михаил Швыдкой: «Кроме коллекции Кенигса есть и другие предметы для обсуждения с голландской стороной – именно по реституционным проблемам. Я считаю, что переговоры всегда нужно вести, тем более что с Голландией у нас широкое культурное сотрудничество во многих других сферах. Но мы ни своего не собираемся отдавать, ни чужого нам не надо». Нынешняя думская ситуация вполне предполагает мгновенное появление того или иного законопроекта и его стремительное прохождение. Тем более имеется опыт такой односторонней передачи. В 2001 г. в Нидерланды было возвращено 22 архивных фонда, которые во время Второй мировой войны были вывезены в СССР. В ответ Нидерланды заявили о готовности компенсировать России затраты по хранению архивов, а также взять на себя часть расходов по микрофильмированию материалов, представляющих историческую ценность для России. Но это нисколько не умерило пыл другой стороны в ее желании вернуть себе хранящуюся в ГМИИ имени Пушкина часть коллекции Кенигса. Подозрение вызывает «закрытость» посольства Нидерландов в Москве. Еще недавно ее представители охотно давали комментарии по коллекции. Сейчас вопросы по коллекции Кенигса переадресуют пресс-атташе. Объясняется это «серьезностью», которую вопрос приобрел в последнее время. По опыту, такая скрытность предваряет добровольные и односторонние акты возвращения.

"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации