Фторотан, галотан, фентанил

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фторотан, галотан, фентанил

Просчет командования спецоперации: скорых было много, но все они выполняли функции такси

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::30.10.2002

Заложники просто задохнулись

Сергей Дюпин

захват заложников в Москве

Converted 13685.jpg Название газа, примененного при штурме театрального центра на Дубровке, по-прежнему скрывается даже от тех, кто сегодня лечит пострадавших заложников. Впрочем, опытные врачи считают, что использовалось не оружие массового поражения и не "секретная разработка ФСБ", а обычные, относительно безопасные наркотики, хорошо известные в медицине. Просчет командования спецоперации в том, что оно не смогло обеспечить пострадавшим своевременной и квалифицированной медицинской помощи.

На том, чтобы им раскрыли название и химическую формулу газа, настаивают в основном иностранные специалисты. "Мы пытаемся получить эту информацию, поскольку в ней нуждаются лечащие больных врачи,– заявил вчера представитель американского госдепартамента Ричард Баучер (Richard Baucher).– Но ответ пока не получен". Соответственно, и версии о природе газа, ставшего причиной гибели 117 заложников, приходят в основном из-за границы.

Вчера, например, с сенсационной новостью выступила лондонская газета The Times: немецкие медики нашли в крови двух граждан Германии, побывавших в заложниках в Москве, следы фентанила (fentanylum). Это сильнодействующее наркотическое средство, применяемое врачами "скорой" или военно-полевыми хирургами, чтобы блокировать болевой шок у человека. Например, вывести из шока потерявшего конечности в результате минно-взрывной травмы. В общей медицине препарат используется лишь в тех случаях, когда боль, испытываемая пациентом, становится нестерпимой: при почечных коликах или инфарктах миокарда.

Фентанил применяется, как уже говорилось, лишь в исключительных ситуациях, поскольку по своей эффективности он в 100раз превосходит общеизвестный морфин и коварен побочными эффектами– такими, как "угнетение дыхания, брадикардия, бронхиальный спазм и мышечная ригидность". То есть препарат сам по себе может вызвать смерть пациента, и его применение разрешено только в присутствии опытного врача-реаниматолога и соответствующего оборудования. За это и "зацепились" западные специалисты, предположившие, что причиной гибели людей мог стать именно фентанил.

Подлила масла в огонь и информация, распространенная помощником министра здравоохранения России Александром Жаровым, о том, что больным, пострадавшим при штурме "Норд-Оста", врачи делали инъекции антидота налоксона. С помощью этого универсального препарата выводят из комы тех, кто перепил спиртного или передозировался наркотиком.

Однако российские врачи убеждены, что фентанил здесь ни при чем. Выпускается он в виде белого кристаллического порошка, который затем растворяется в ампулах и применяется внутривенно. Распылить фентанил, сделав из него воздушно-капельную смесь, а затем закачать ее в здание театра по вентиляционным коробам и шахтам теоретически можно. Но такая смесь тяжелее воздуха и не обладает достаточной летучестью, то есть фентанил не распространился бы по зрительному залу, а осел возле вентиляционных решеток.

То, что немецкие врачи нашли в крови своих пострадавших сограждан остатки фентанила, объяснимо: применить его могли не сотрудники ФСБ, а врачи "скорой помощи". Этот препарат нередко используется в экстренной медицине для того, чтобы начать искусственную вентиляцию легких человеку, который не может самостоятельно дышать. Для этого больному нужно разрезать гортань, вставить туда трубку, к которой подключен мешок Амбу– большая груша, при помощи которой врач будет нагнетать воздух в легкие. Врачи "скорой" вполне могли сделать инъекции фентанила пациентам, находящимся без сознания, чтобы потом, когда они задышат самостоятельно, они не испытывали бы боли от сделанного надреза.

Кстати, как считают российские медики, не отравление, а именно невозможность самостоятельного дыхания после полученного наркоза и погубила большинство заложников.

"Все они не отравились, а задохнулись,– убежден врач-реаниматолог с 30-летним стажем, попросивший не указывать свою фамилию, поскольку он дал подписку о неразглашении.– При штурме в качестве газа применялись не какие-то 'секретные разработки спецслужб'– таких просто нет, поскольку все медицинские препараты разрабатываются и апробируются в научно-медицинских учреждениях, а не в ФСБ. Соответственно, о них знают и люди в погонах, и мы, гражданские врачи соответствующего профиля. Поэтому с уверенностью заявляю: был применен фторотан или галотан. Обычные средства, использующиеся для того, чтобы усыпить больного перед операцией, знакомые любому практикующему анестезиологу, реаниматологу или хирургу. По своему действию они слабее, чем тот же фентанил, но их преимущество в том, что они гораздо более летучи, то есть легко смешиваются с воздухом и мгновенно распространяются по помещению".

Сами по себе фторотан или галотан, как считает врач-реаниматолог, несмертельны. Во всяком случае, в тех дозах, которые могли получить заложники в театре на Дубровке.

"Теоретически от газа мог погибнуть один человек из всех заложников,– считает реаниматолог.– Во всяком случае, статистика, которую ведем мы, дает примерно такую цифру: индивидуальная непереносимость к такому наркозу встречается только у каждого тысячного больного. А массовая гибель заложников произошла не от отравления газом, а от того, что люди просто задохнулись.

Человек, получивший большую дозу наркоза, часто теряет способность самостоятельно дышать. В операционной за него это делает аппарат искусственной вентиляции легких. В экстренных условиях– врач-реаниматолог, подающий воздух из того самого мешка Амбу через трубку, вставленную (интубированную) в гортань больного. И трубка, и мешок– копеечное оборудование, которое есть в любой 'скорой помощи'. Само 'вдувание', как мы говорим,– тоже несложная процедура, которую, по идее, должен делать любой врач со 'скорой'.

Ничего этого на телевизионных кадрах видно не было, зато хорошо было видно, как введенных в состояние наркоза заложников выносили за руки за ноги и буквально складывали в автобусы и машины 'скорой'. Через стекла автобусов просматривались их позы– часто с запрокинутой назад головой. В обоих этих случаях легко происходит западение языка или захлебывание рвотными массами, дыхательные пути блокируются, и человек просто задыхается. И ни разу телевидение не показало, чтобы те, кто оказывал заложникам помощь, уложили их так, чтобы не допустить западения языка.

Ситуация осложнилась еще и тем, что не было выполнено элементарное правило, которое преподают студентам медицинских вузов на военной кафедре на втором курсе: прежде чем везти больных, необходимо их рассортировать– кому-то оказать немедленную помощь (в этом трагическом случае 'запустить' самостоятельное дыхание и придать позу, в которой даже у находящегося без сознания человека будет исключена возможность блокирования дыхательных путей); кого-то везти на конкретное койкоместо в больницу... Но сортировку вести у дворца культуры, видимо, было невозможно: проводилась спецоперация, была угроза взрыва. Вот и получилось, что 'скорых'-то было много (по официальным данным, около 300.–Ъ), но все они выполняли функции такси: развозили по больницам едва живых или мертвых, задохнувшихся пациентов, которых надо было интубировать прямо возле ДК.

Список жертв этой трагедии еще будет уточняться: многим пострадавшим дыхание запустили уже в больницах, когда прошло 7-10минут с момента его остановки. У таких пациентов часто развивается отек мозга– то есть, как мы говорим, статистически пациент был спасен, а фактически существует только за счет аппаратов искусственного поддержания жизни".