Футбол и партизаны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::16.04.2008,

Футбол и партизаны

Портрет чеченской стабильности за три недели до инаугурации президента

Иван Сухов

Формы ада, создаваемого людьми, бывают разными. Это могут быть головы пленных солдат, под телекамеру отпиливаемые двуручной пилой, а могут быть многоэтажки большого города, перемалываемого снарядами и бомбами в строительный мусор вместе с остатками мирного населения. Потом на этом месте появятся розы и фонтан, вокруг которого будут кататься дети на велосипедах, и тогда появится естественный соблазн поверить, что ад кончился. Не тут-то было. Меняя формы, он продолжает клокотать за кулисами и тянется своими щупальцами даже к тем, кому кажется, что это все далеко и нас не касается.

В Чечне есть футбольный клуб «Терек», который, как известно, создан, чтобы помочь решать характерную для ада имиджевую задачу -- демонстрировать, что пекло таковым не является. Я не слежу пристально за российским футболом, но за эти дни у меня сложилось обывательское впечатление, что ведущие клубы страны, встречающиеся «Тереку» в турнирной сетке, охотно терпят поражение (как ЦСКА) и не особенно радуются победе (как «Локомотив»). Дело, кажется, в том, что футболистам и судьям хочется продолжать играть дальше -- да и вообще жить. Им, скорее всего, и не грозил никто -- просто есть сложившийся образ. В прошлое воскресенье, когда «Локомотив» храбро обыграл грозненский клуб, его бодрых фанатов, вопреки обыкновению, почти не было слышно ни в городе, ни в метро. Зато много было не менее бодрых юношей с нарисованными на щеках ичкерийскими флагами -- они передвигались плотными компаниями и оживленно толковали в вагонах вечерних поездов подземки на своем языке, как будто выиграл именно их клуб. Пассажиры с непривычки жались по углам.

В дни необыкновенного апрельского потепления этих бодрых юношей во множестве можно было встретить на Манеже. Манеж -- очень популярное место сбора москвичей кавказского происхождения. Спортивные ребятишки сидят там на солнышке в майках с надписью «Чечня» во всю спину, а некоторые от полноты чувств даже заворачиваются в зеленый республиканский флаг. Они слушают свою экзотическую музыку, иногда танцуют, а большую часть времени сидят на парапетах, играя связками ключей и демонстративно провожая недвусмысленными взглядами гуляющих москвичек. Ничего страшного в этом, конечно, нет. Но любой социопсихолог, попав туда, в пять секунд на живых примерах объяснит любому желающему, чем отличается равноправный доступ людей любой этнической принадлежности ко всем удовольствиям столичной жизни от совершенно очевидного провокативного поведения.

Эти ребята в майках с надписью «Чечня» -- они ведь и правда наши сограждане. Мы их сделали такими. Сначала мы долго объясняли их старшим братьям, что они самые крутые в мире бойцы-партизаны. Будьте уверены, это объяснение запомнилось -- поэтому и флаг на щеках у юных болельщиков «Терека» ичкерийский, хотя они доросли до сознательного возраста уже в «лояльной» кадыровской Чечне. Немного погодя уже этим юношам (вместе с их старшими братьями, бойцами и партизанами) стали объяснять, что Чечня -- неотъемлемая часть России. Где каждый, вне всякого сомнения, свободен приезжать в любой город, слушать любую музыку и знакомиться с любыми девушками любым доступным способом. Тем более что дома у них хоть и появились фонтаны с розариями, все равно жизнь складывается очень причудливо -- не так, как во всей остальной неотъемлемой России.

Вот, к примеру, во вторник вечером пришло известие из мирного российского города Гудермеса, расположенного в стабильной и процветающей Чечне. Известие было о том, что крупные соединения ведут друг с другом бой в центре, в районе железнодорожных путей, применяя при этом крупнокалиберное вооружение. Бой этот шел, судя по всему, несколько часов. И поскольку вели его, может, и не лучшие в мире партизаны, но все же весьма опытные люди, стороны, естественно, обменялись убитыми, ранеными и заложниками. Заложников и трупы, по некоторым сведениям, «разменяли» утром в среду, но атмосферы праздника в городе не чувствуется: одна сторона теперь блокировала другую, отдав бойцам приказ в случае чего стрелять на поражение.

В город Гудермес не заходили боевики. Битва завязалась между двумя «лояльными» России чеченскими подразделениями -- как если бы два хороших охранника-добермана, которых сторож вел на сворке, вдруг сцепились друг с другом. Одно подразделение называется «кадыровцы», а другое -- «ямадаевцы»: очень традиционно, по имени командира.

Официально никаких «кадыровцев» и «ямадаевцев», конечно, нет. «Кадыровцы» -- это части республиканской милиции, которые вполне официально входят в состав МВД России, но служат главным образом лично президенту Рамзану Кадырову -- потому что Рамзан Кадыров (а раньше -- его отец Ахмат) простил многих из них за то, что они были боевиками. А «ямадаевцы» -- это батальон «Восток», входящий в состав 42-й дивизии Министерства обороны России, дислоцированной в Чечне на постоянной основе. Костяк «Востока» -- это тоже бывшие боевики братьев Ямадаевых, которые в начале второй чеченской войны решили вместе с отрядом перейти на федеральную сторону.

«Восток» -- один из немногих позитивных примеров строительства лояльных чеченских частей: под многолетним чутким патронатом специалистов из ГРУ бывшие боевики стали одной из самых управляемых и эффективных на Кавказе частей спецназначения. Сами братья Ямадаевы -- погибший командир батальона Джабраил (посмертно), нынешний командир -- Сулим и бывший депутат Госдумы Руслан -- награждены Звездами Героев России (впрочем, Героем России является и Рамзан Кадыров). В минувший вторник в мирном Гудермесе посреди стабильной Чечни сотрудники МВД России воевали с военнослужащими российского же Министерства обороны.

Нельзя сказать, что таких прецедентов до сих пор не случалось. Дело в том, что батальон «Восток» категорически отказывается подчиняться воле Рамзана Кадырова -- по той естественной причине, что у него есть свое официальное начальство: командир дивизии Сергей Суровикин, Северо-Кавказский военный округ, министр обороны и президент страны. Президент Чечни, к его большому сожалению, в этой цепочке места не имеет. Кроме «Востока» в Чечне есть еще только одна группа вооруженных чеченцев, которая не признает абсолютной власти Рамзана Кадырова -- это батальон «Запад», также входящий в 42-ю дивизию и сформированный из ветеранов антисепаратистского движения 1990-х годов.

Специалисты еще помнят, как осенью 2006 года Рамзан Кадыров «сломал» оперативно-боевую группу ФСБ «Горец»: расположение группы несколько недель держали в осаде, а командира -- Мовлади Байсарова -- просто застрелили на Ленинском проспекте в Москве, где он пытался найти поддержку у своих кураторов. Теперь, видимо, настала очередь «Востока».

Этот батальон российской армии уже не раз попадал в весьма неприятные ситуации, за которыми многие наблюдатели были склонны видеть руку «официального Грозного». В 2004 году, например, была взорвана казарма «Востока» в Курчалое, а в 2005-м «Восток» обвинили в погроме в станице Бороздиновской, в результате которого часть ее жителей, этнических аварцев, бежала в соседний. В 2007 году -- после того, правда, как бойцы «Востока» были замечены в качестве участников рейдерского захвата мясокомбината в Питере -- им приписали похищение двух родственников крупного чеченского банкира Абубакара Арсамакова, другой родственник которого как раз лишился комбината в северной столице.

Командованию тем не менее даже в самых сложных случаях удавалось спасти и сам батальон, и его репутацию: как бы то ни было, «Восток» и «Запад» из года в год делают в Чечне очень существенную долю реальной повседневной «работы по боевикам». Братья Ямадаевы спокойно уступили Кадырову фактически созданную ими чеченскую «Единую Россию» и всегда старались, по крайней мере публично, соблюдать подчеркнутую корректность по отношению к президенту республики. Но его раздражения это не умаляло.

В марте этого года один из приближенных Кадырова, Магомед Ханбиев, бывший министр обороны Ичкерии, командир масхадовских гвардейцев, который сдался Кадырову за год до гибели своего сепаратистского командующего, а потом был благополучно избран в чеченский парламент по списку партии СПС, позволил себе так отозваться о «Востоке»: «Хорошо известный в нашей республике батальон "Восток" -- один из возбудителей беспокойства в молодежной среде. Конечно, в батальоне наверняка есть и нормальные бойцы, но большинство из них увлекаются наркотиками, совершают убийства, пренебрегая всеми нашими обычаями и традициями и всеми человеческими законами».

Пока нет ощущения, что 42-я дивизия Министерства обороны России собирается выдвигаться с Ханкалы на помощь своему подразделению в Гудермесе. Более того, судя по отражению событий в российских агентствах, эпизод с перестрелкой в Гудермесе постараются как можно скорее изобразить в виде не особенно значительной бытовой разборки (хотя осада «Горца» тоже не особенно фигурировала на центральных телеканалах). Но появились основания предполагать, что смена главы государства в России может неожиданно оказаться для президента Чечни Рамзана Кадырова гораздо более серьезным экзаменом на право остаться у власти, чем это предполагалось, когда намечалась его дружба с Дмитрием Медведевым. 43-летний избранный президент даже как-то дружески назвал 31-летнего Кадырова «стариком».

По некоторым сведениям, г-н Кадыров получил из Москвы (где он сам, пока в Гудермесе стреляли, заседал на съезде партии «Единая Россия») известие о своем скором предполагаемом повышении. Очевидно, что при всех его несомненных талантах повышение -- будь то Южный округ, где он может оказаться кем-то вроде федерального инспектора по своей республике, или какое-нибудь федеральное ведомство -- будет равнозначно политической аннигиляции. Уходить из Чечни, где он стал почти полноправным хозяином, Кадыров явно не хочет. Если слухи верны хотя бы отчасти, он как минимум хотел бы собрать под своей рукой все силовые структуры, включая строптивые армейские батальоны, чтобы доказать полноту своей власти. А как максимум -- попытаться «прополоть» грядку, на которой Кремль на всякий случай выращивает его потенциальных сменщиков.

Данные, при которых Кадыров вступает в этот период политической турбулентности, для него не особенно благоприятны. Ровно в тот же день, когда его «орлы» схватились с бойцами «Востока», ранним утром сразу целый ряд агентств опубликовал сюжет о похищении из Москвы известнейшего чеченского авторитета Руслана Атлангериева, с начала 1980-х годов игравшего внутри диаспоры роль гораздо более существенную, чем все многие ее легальные представители. Характерно, что само похищение произошло несколько дней назад. Есть сведения, что в последние годы г-н Атлангериев тесно сотрудничал с Федеральной службой безопасности и даже имел солидный офицерский чин. Официальных версий нет. Но похищение его, которое в чеченских кругах склонны связывать с «официальным Грозным», не могло не вызвать раздражения у руководства ФСБ.

Драка с «Востоком» не добавит Рамзану Кадырову симпатий российских генералов, многие из которых и так считают, что построенная в Чечне система перечеркивает результаты военной победы над боевиками. По имеющейся информации, не самые приятные эмоции увез из Чечни и полпред президента на юге Григорий Рапота, которого глава республики позволял себе прерывать и критиковать во время совещания в Грозном.

Ад российских чиновников, ответственных за политику на Кавказе -- это создавать себе проблемы, а потом решать их путем создания новых проблем. Ад обывателей -- жить в условиях этой осточертевшей чрезвычайщины, которую по телевизору издевательски именуют стабильностью.