Хакамаде с Глазьевьевым грозит опасность

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Березовский: "Нам нужна жертва. Это должен быть человек, чья смерть поставила бы пятно на Путина"

Оригинал этого материала
© "La Stampa", Италия, origindate::10.03.2004, "Заговор против Путина "

Анна Зафесова

Converted 16315.jpg

Комедией, которая внесла оживление в вялую и почти несуществующую предвыборную борьбу, можно назвать таинственное исчезновение и вызывающее смех появление кандидата Ивана Рыбкина. Плохо состряпанный детектив, в котором фигурировали агенты бывшего КГБ, фотомодели сомнительного поведения, чеченские сепаратисты, украинские оппозиционеры, темные шпионские очки, наркотики, ложь и опровержения, растерянные прокуроры и ревнивые жены. Но то, что казалось фарсом, вполне могло закончиться трагедией: Рыбкина должны были убить, чтобы потом возложить вину за политическое убийство на Владимира Путина.

"Однако что-то не сработало", – приоткрывает завесу тайны известный телеведущий Владимир Соловьев, который утверждает, что лично слышал детали этого дьявольского плана от Березовского, патрона Рыбкина. Соловьев объясняет, что он решил рассказать об этом за четыре дня до выборов, потому что опасается: что-то может произойти с остальными кандидатами. Таким образом он озвучивает начало политического триллера, которому суждено оживить последние дни предвыборной кампании.

В одно холодное декабрьское воскресенье, за несколько дней до Рождества, в пригороде Лондона приземляется частный самолет. Несколькими часами ранее он вылетел из Москвы, из Внуково-3, небольшого аэропорта, скрытого от посторонних глаз в подмосковных лесах; о нем знают только те, кто владеет базирующимися здесь частными летательными средствами.

Везде роскошь: внутреннее убранство самолета, подаваемые еда и вино, стюардессы, специально отобранные по красоте, которые призваны скрасить время полета единственного пассажира на борту. К их протокольной вежливости примешивается и личное любопытство, ведь человек, читающий последний детектив Акунина, – одна из самых знаменитых персон на российском телевидении. Владимир Соловьев – не знающий пощады интервьюер особо важных персон и ведущий язвительного ток-шоу на частном канале НТВ.

После приземления в Великобритании к самолету подводят трап, но пассажир остается в салоне. На борт поднимается человек – маленький, лысоватый – он двигается резко, почти нервозно, говорит лихорадочно быстро: "У меня есть ясный план, как лишить власти Путина".

Это может показаться шуткой, но в устах Бориса Березовского, бывшего тайного хозяина Кремля, человека, который был творцом феномена Путина, а потом стал врагом номер 1 российского президента, это звучит отнюдь не как шутка.

Прошла как раз неделя с момента выборов в Думу, и либеральные оппозиционные партии, оставшиеся за бортом парламента, пребывали в ужасе от того, что они восприняли как окончательный триумф Владимира Путина, последний шаг к авторитаризму, в котором доминируют люди из бывшего КГБ, такие, как президент.

В Москве прошли семь дней лихорадочных и отчаянных переговоров, чтобы спасти разлетевшихся в клочья либералов. Переговоры между лидерами похожи на бред: они неожиданно оказались вне политики, кричат об опасности для демократии, но при этом, оказалось, не могут договориться по поводу единого кандидата на выборах 14 марта. Не для того, чтобы победить Путина, который уже стал неуязвимым, но хотя бы для того, чтобы осложнить ему жизнь.

И в этот момент у Соловьева раздается телефонный звонок из Лондона, от Бориса Березовского: "У меня есть решение. Нет, нетелефонный разговор ".

В России олигарх объявлен в розыск, он не может покинуть Великобританию, которая предоставила ему политическое убежище. Березовский посылает в Москву свой личный самолет с целью доставить телезвезду в Лондон.

В салон самолета Березовский велит принести изысканные вина и необыкновенный сыр. Олигарх открывает бутылку, пробует, с отвращением выплевывает и велит принести ему другое вино и другой сыр, только что присланные ему одним его грузинским другом, по его словам, опять же личным самолетом. Жадно поглощая деликатесы, он ошеломляет Соловьева предложением выставить свою кандидатуру на президентских выборах.

"Ты гений, – говорит он с полным ртом и затем спрашивает: – Ты боишься? Не доверяешь? Сколько хочешь? Дай мне номер твоего счета, и твоя семья будет жить спокойно до конца дней".

Он отказывается верить, что популярность Путина действительно незыблема, "это все обман", говорит он и призывает к возврату во времена Ельцина, возвращению к власти олигархов: "Только они могут поднять страну". Но на этот раз он мечтает о власти без посредников: магнат хочет вернуться в Россию в качестве министра иностранных президента-марионетки. Ошибка с Путиным не должна больше повториться, говорит он.

"Путин для него – это идефикс, – рассказывает нам сегодня Соловьев, – он считает его своим детищем, которое взбунтовалось против него. Он говорит об этом так навязчиво, что приходит на ум что-то из Фрейда. На месте жены Березовского я бы начал ревновать".

Это бред, и телеведущий отвергает это смехотворное предложение. Тогда Березовский разыгрывает свою секретную карту: он говорит, что у него есть план, но в самолете он о нем говорить не хочет. У Соловьева нет британской визы, но он выходит на взлетно-посадочную полосу. Бывший самый могущественный человек России признается: "Нам нужна жертва". И потом разъясняет свой план: это не может быть Путин, потому что в случае его убийства он станет иконой, именем которой режим укрепится. "Это должен быть кто-то популярный и узнаваемый, персонаж, смерть которого наложит на власть несмываемое пятно".

Это похоже на политическую фантастику: магнат, который, действуя из-за границы через тайных агентов, на секретных встречах строит заговоры с целью убийства и высчитывает, будет ли лучше убить хозяина Кремля или менее значимого политика.

Однако двумя месяцам позже Иван Рыбкин, кандидат, которого открыто поддерживает Березовский, исчезает сразу после громких антипутинских заявлений. Соловьев подозревает, что, не найдя других "кандидатов", олигарх в изгнании решил превратить в жертву своего протеже.

"Рыбкин исчез слишком "правильно", после кампании, предназначенной для Запада, а не для России. Он всеми силами старался предстать как "неудобная фигура", и, если бы с ним что-то случилось, все бы решили, что за этим стоит власть".

И, судя по отдельным слухам, Соловьев интуитивно чувствует: согласись он тогда выставить свою кандидатуру, роль жертвенного барашка была бы уготована для него.

Он решился заговорить: "Это риск, и я не скрываю, что боюсь за себя и за свою семью. Я обычный человек".

Но почему он отважился раскрыть эту лондонскую беседу? "Потому что я боюсь, что в эти последние дни избирательной кампании может что-то случиться с Ириной Хакамадой или Сергеем Глазьевым". По той же схеме, которую магнат нарисовал телеведущему: поддержать и тайно финансировать откровенно антипутинского кандидата, который соблазнится на деньги и иные возможности олигарха, а затем его убить.

Хакамада – прозападный либерал, Глазьев (по некоторым слухам, связанный с олигархом) – левый националист. Но Соловьев, который работал на ТВ Березовского и хорошо его знает, не видит здесь противоречий: "Это не идеологический конфликт, это вопрос прагматики, вся "семья" Ельцина такая, морального аспекта проблемы для них не существует".

Этот рассказ напоминает фильм "Олигарх", где герой (как раз Березовский, хотя и под другим именем) ворочает миллиардами и манипулирует политиками в шахматной игре, в которой пешки погибают. Вялой президентской кампании не хватало заговора, чтобы наэлектризовать избирателей, а после двух лет изгнания репутация магната, укрывшегося в Лондоне, остается дьявольской, и его всемогущество никто не ставит под вопрос.

"Каждой стране нужен свой маленький Мефистофель", – комментирует Соловьев и называет своего бывшего босса человеком, помешанным на всемогуществе, убежденным, что может покупать жизнь и смерть. Фигура едва ли не трагическая.

Сложно поставить этот персонаж, ставший уже более театральным, чем реальным, на одну доску с тусклым Рыбкиным, рейтинг которого колеблется в районе нуля, несмотря на его жесткую критику "диктатуры Путина". Его смерть вряд ли потрясла бы основы власти.

Но идут последние дни избирательной кампания, и телеведущий, член Комиссии по правам человека и звезда единственного полунезависимого телеканала, не скрывает своих симпатий к хозяину Кремля, видя в нем альтернативу "интернационалу олигархов". Он с удовлетворением говорит, что сделал то, что подсказало ему внутреннее чувство. Даже если ему теперь придется нанимать телохранителей.

***

Оригинал этого материала
© "Страна.Ру", origindate::10.03.2004

Борис Березовский в беседе с Филиппом Стеркиным:

[...] - Борис Абрамович, как вы можете прокомментировать заявление журналиста Владимира Соловьева о том, что вы планировали убийство одного из оппонентов Путина на выборах?

- Заявления сумасшедших сотрудников ФСБ не комментирую.

- Но вы же знакомы с Соловьевым? 

- Да, конечно, очень хорошо знаком. Он прилетал ко мне в Лондон, просил денег. Мы с ним действительно говорили о выборах.

- А когда произошла эта встреча? Какую сумму и в связи с чем он просил? 

- Не помню точно, когда он прилетал. А просил он, кажется, 30 или 50 тысяч долларов в качестве компенсации по работе на ТВ-6.

- И вы дали?

- Да, конечно, я же не жадный человек. Я заплатил миллион двести тысяч долларов сотрудникам ТВ-6, но, видимо, Соловьеву показалось мало. Ну, я дал распоряжение, чтобы ему заплатили, сколько он там попросил.[...]

***

Оригинал этого материала
© "Страна.Ру", origindate::10.03.2004

Владимир Соловьев в интервью Ксении Лисевич:

[...] - Владимир, почему вы дали интервью именно "Ла Стампе"?

- Собственно, я сказал это в эфире «Серебряного дождя» в день, когда исчез Рыбкин. Просто иностранные журналисты слушают «Серебряный дождь», а российские - нет. Из «Ла Стампы» журналистка пришла только вчера. [...]

- Зачем тогда Березовскому понадобилась вся эта затея?

- Это я могу очень точно сказать. Он играет не столько на Россию, сколько на Запад. Он пытается воздействовать на Россию через свои политические амбиции, через манипуляцию западным общественным мнением. Пропутинская контролигархическая коалиция, которая сейчас пришла к власти в России, очень нервирует Бориса Абрамовича и тех людей, которые находятся в некоей коалиции с ним, того же Невзлина. По крайней мере, это та фамилия, которую называл Березовский. [...]