Хакасия под "Сибалом"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Хакасия под "Сибалом"

© Южно- Сибирские вести, Хакасия, origindate::11.05.2000

Хакасское чудо

Вениамин Стрига

Converted 11058.jpgСамый молодой олигарх в России, президент группы «Сибирский алюминий» Олег Дерипаска не чужд идеям просвещения народа в духе «неолиберализма», для этого он периодически публикует пространные рассуждения о своих методах построения «города Солнца» в России. Интересно наблюдать, что реально получается из этих теорий на примере Хакасии, также на примере предприятий этого самого «Сибирского алюминия». Тем более, что опят последнего стал явно широко использоваться иными, кроме Саянского алюминиевого завода, предприятиями отрасли. Так, буквально несколько дней назад использующим обязанности генерального директора Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ) назначен Виктор Гейнце, бывший директор Саянского алюминиевого завода (СаАЗ), так что теперь у красноярцев есть все шансы испытать на себе модель уже опробованного «Хакасского чуда».

Именно Виктор Гейнце, будучи директором СаАЗа, получил предписание хакасской трудинспекции о недопустимости дискриминации рабочих СаАЗа. Предписание не было выполнено, и вскоре рабочих поддержала Хакасская прокуратура. Конец этой истории печален: принципиального начальника трудинспекции Яковлева понизили в должности, прокурор Республики резко ушел на пенсию, а ищущих правду рабочих под разными предлогами уволили. Саяногорский суд рабочих восстановил, что само по себе удивительно, в Хакасии практически никто и никогда из состава правоохранительных или судебных органов против «Сибирского алюминия» безнаказанно ничего сделать не может. Как рассказал Константин Орешков, один из восстановленных рабочих, восстановили их в «никуда». Сам СаАЗ был реорганизован, и к тому времени уже были заготовлены приказы о сокращении.

Еще один интересный факт из истории СаАЗа и Гейнце. Ряд работников, работающих на СаАЗе в период пуска, получили неизлечимое заболевание «флюороз» с необратимыми изменениями костной ткани, когда кости могут от малейшей нагрузки сломаться. Уже назначенные ранее группы инвалидности были сняты медкомиссией Хакасии после письма туда же того же Гейнце.

Инвалиды уже добились пересмотра решения медкомиссии через Иркутск. Можно отметить, что до настоящего времени зарплата работников КрАЗа была значительно выше, чем на СаАЗе, легко предположить, что теперь будет на КрАЗе.

Так что господин Гейнце может смело переносить свой СаАЗовский опыт на КрАЗ, а может быть и дальше.

Саянский алюминиевый завод является градо и республикообразующим, до прихода в Хакасию «Сибирского алюминия» был основным плательщиком налогов в республике Хакасия.

Следует добавить, что показатель «хакасского чуда» широко известен: в 1998 году правительство России признало Хакасию депрессивным регионом, что озвучил тогда первый вице-премьер Немцов. С той поры ситуация принципиально никак не изменилась, «Сибирский алюминий» продолжает свою политику экономии социальных выплат.

Интересно: имея колоссальный бюджетный дефицит, который растет год от года, правительство Хакасии пошло на нарушение закона: в оборот выпущены и до сих пор циркулируют денежные суррогаты, так называемые «катановки», которыми Хакасия выплачивает пенсию, пособия и зарплаты. Отоварить эти самые «катановки» зачастую можно только в сети магазинов «Саяны – Агро», дочки СаАЗа и «Сибала» которые и в этом случае не отказываются от прибыли. Незаконная эмиссия идет, Центробанк молчит, пополняют бюджеты Хакасии суррогатами, прокуратура закрывает на это явление глаза.

Кадры решают все

О том, что в Хакасии председатель правительства Алексей Лебедь – фигура номинальная сказано и написано немало. Всеми вопросами в республике ведает Аркадий Саркисян, первый заместитель Лебедя, бывший заместитель Дерипаски, шеф безопасности алюминиевого завода. Министр финансов Хакасии Попов – бывший главный бухгалтер СаАЗа, полномочный представитель президента России – Чернявский – бывший помощник Дерипаски по юридическим вопросам. Перечисление должностных лиц правительства республики Хакасия из бывших работников СаАЗа можно продолжить.

Интересен стиль подбора кадров как в группе «Сибирский алюминий», так и в правительстве Хакасии. В 1998 году полномочным представителем Хакасии при президенте России был назначен Сергей Груздев, ранее неоднократно судимый.

Вице – президент группы «Сибирский алюминий» Эдуард Цукерман попал на стройку народного хозяйства «Саянский алюминиевый завод» из Николаева так же в результате судимости. Факт: в 1998 году те же Дерипаска и Гейнце, представляя Цукермана к государственной награде, в документах скрыли бывшие судимости Цукермана. Теперь он осуществляет менеджмент своего родного Николаевского глиноземного комбината от группы «Сибирский алюминий» уже с государственной наградой России.

Интересна история Павла Бражного, бывшего помощника Саркисяна в правительстве Хакасии. Бывший работник милиции Саяногорска сам, по своей инициативе (!?) пошел давать взятку следователю, который вел дело по банкротству банка «Саяны» (о нем ниже). Саркисян в деле был фигурантом, вот и решил Бражный заступиться за своего шефа, был задержан с поличным, осужден, досрочно освобожден и направлен трудиться на предприятие «Самеко» уже упомянутой группы «Сибирский алюминий» в Самаре, а сейчас становится руководителем службы безопасности КрАЗа.

Поистине опыт «Сибала» заслуживает тщательного изучения, так как распространяется не только по России, а уже и по СНГ.

Легенда хакасских шаманов

«Сибирский алюминий» зачастую преподносится, как группа, ведущая современный бизнес в «западном стиле». Посмотрим, так ли это.

Решение об учреждении ООО «Сибирский алюминий» принимали несколько компаний, в том числе одна, зарегистрированная на Кипре, в оффшорной зоне. Причем некоторые из этих компаний уже давно участвовали в манипуляциях вокруг Саянского алюминиевого завода, например «Алинвест», руководимый тем же Аркадией Саркисяном, скупал акции СаАЗа в 1994 году в Саяногорске. Интересно, что акции СаАЗа скупала и группа известного криминального авторитета Татаренкова, недавно арестованного в Греции из-за обвинений в серии заказных убийств. Люди «Татарина», как рассказывают работники СаАЗа, не пренебрегали ничем, чтобы выдавить акции из рабочих по минимальной цене. Токарев, бывший замдиректора СаАЗа рассчитывал стать генеральным директором, а Татаренокв уже собирался к нему в замы, на этих условиях пакет акций «Татарина» оказался у той самой группы, которая и завладела в итоге СаАЗом. Только не довелось «Татарину» стать хакасским Анатолием Быковым (совладелец КрАЗа, ныне задержанный в Венгрии по ряду обвинений). Говоря на жаргоне, «Татарина» «кинули» и «слили». Генеральным директором СаАЗа был избран Дерипаска, на Токарева вскоре было совершено покушение и он, еле оставшись в живых, отошел от дел, а у «Татарина» нашли склад оружия и объявили во всероссийский розыск, который после стрельбы из гранатомета по американскому посольству перерос в розыск международный.

Дерипаска после ряда манипуляций с акциями СаАЗа избавился от жесткой опеки Льва Черного и провел мощную PR-скую кампанию о якобы бурном развитии завода. На самом деле никакого бурного развития не было: был обанкрочен банк «Саяны», вкладчики потеряли около 20 млн. долларов. Доля СаАЗа в этом банке была более 70%, в результате банкротства Дерипаска установил контроль на монопольным Сорским молибденовым комбинатом, который был вскоре так же обанкрочен. Обанкрочен был и фольгопрокатный завод «Саянал», и контейнерный завод «Абаканвагонмаш». На базе цехов «Саянала» было создано предприятие «Саянская фольга», на базе АО «Молибден» – Сорский ГОК. В образовании этих структур, как и при образовании самого «Сибала», принимают участие кипрские оффшорные фирмы.

Только в последнее время алюминиевый завод ОКСА (так теперь называется то, что раньше было СаАЗом) немного добавил мощность: пустили два недостроенных торца электролизных корпусов, да восстановили ранее остановленный опытный корпус электролиза. Так что легенды о бурном развитии "Сибала" следуют из череды банкротств и реорганизаций уже действующих предприятий, куда можно отнести и самарское "Самеко". Реальных же вкладов и инвестиций пока не видно.

Кстати, по банкротству банка "Саяны", так же, как и по банкротству АО "Молибден", были возбуждены уголовные дела. В первом деле в фигуранты попали уже упомянутые Саркисян и Чернявский, и дело было заволокичено прокуратурой Хакасии.

По материалам журнала "Эксперт" № 36 1999 г. СаАЗ по экономическим показателям за 1998 г. оказался на шестом месте в отрасли, хоть и обладает самым современным оснащением в России еще с советских времен, является третьим по мощности после КрАЗа и БрАЗа.

Тем не менее тотальная монополия на все финансовые потоки в Хакасии позволяет "Сибалу" маневрировать в "больших войнах", типа той, что разразилась с акционерами "Сибнефти" и тандемом Березовский —Абрамович. Все-таки сомнительно, чтобы такой стиль бизнеса можно было назвать современным и западным, тут невольно напрашиваются иные термины.

Хмельно, да не весело

История предприятия "Мибиэкс" типична для Хакасии:

предыдущее правительство республики, еще до Лебедя и "Сибала", пыталось сделать на базе этого спиртзавода производство алкогольной продукции и пополнит казну республики. С приходом правительства Лебедя-Саркисяна (точнее будет Дерипаски-Саркисяна-Лебедя) на этих планах поставлен крест, а на предприятие была запущена уже известная схема давления: замучить проверками, пытаться остановить под любыми предлогами, не давать лицензии на производство и так далее…

После того, как генеральный директор АО "Мибиэкс" Виктор Котельников отказался передавать акции кому бы то ни было, (акции принадлежат не ему, а многим на работающем заводе), на него было возбуждено уголовное дело... за подачу воды в поселок рабочих "Мибиэкса" (!?). Все совещания по "Мибиэксу" в правительстве Хакасии проводил Саркисян, особенно активно он стал проявлять себя после того, как "Сибирский алюминий" получил контроль над Канакерским алюминиевым заводом в Армении. Там переговоры велись Дерипаской с другим Саркисяном, не хакасским, а с премьером Армении. В Абакане упорно говорят, что группа лиц, приехавшая с Кавказа, готовится открыть свое производство спиртного. "Мибиэкс", между тем, чуть ли не последнее в Хакасии предприятие, неподконтрольное ни "Сибалу", ни местному криминалу. Кроме того, препятствуя работе "Мибиэкса", который чуть ли ни единственный в Хакасии платит налоги своевременно живыми деньгами, а не зачетами или "катановками", по сути правительство Хакасии действует против интересов Республики.

Подробность: оказывая давление на Котельникова, пошли на абсолютную низость: на железнодорожном вокзале арестовали сына Котельникова Алексея. Арест производился грубо, в присутствии жены и маленького ребенка надели наручники. Впоследствии выяснилось, что таким образом органы налоговый полиции осуществляли "привод свидетеля", чтобы Алексей Котельников дал показания против своего отца.

Торговали- прослезились

Также печальна участь Саяногорского рынка "Кодры". Будучи приватизирован в начале 90-х годов, этот рынок прошел все перипетии давления и уничтожения. Опять-таки Саркисян пишет в налоговые органы — дает отмашку на начало давления и преследования. Отменяются итоги приватизации, хоть у владельца, предпринимателя Валерия Токана есть официальное свидетельство на право собственности, и арбитраж решает вопросы в его пользу. Далее известный сценарий: на Токана заводят уголовное дело и садят в СИЗО, задерживают его сотрудников и родственников, рынок описывают и закрывают.

Причина понятна: "Кодры" контролируют в Саяногорске значительную часть торгового оборота, конкурируют с "Саянами-Агро", упомянутой дочкой "Сибала". Эти самые "Саяны-Агро", скорее всего, и хотят получить отличные торговые площади "Кодр". Интересен момент: до начала всех этих акций против рынка "Кодры" и против Валерия Токана ему лично угрожал Виктор Панюшкин, бывший замдиректора "Абаканвагонмаша", входящего в "Сибал", ныне заместитель главы просаазовской администрации города Саяногорска. Разговор "по понятиям" с угрозами Токан записал на диктофон и опубликовал в печати, однако ни прокуратура, ни МВД Хакасии на перлы "по фене" от Панюшкина не среагировали.

Уголовные головы

О том, как "раскатывают" предприятия, используя приемы банкротства и уголовных дел на руководителей, мы уже рассказали. Похожие методы используются и в политике, с единственным отличием — уголовные дела на оппозицию сопровождает обильный "черный PR-промоушн".

Газеты в свое время достаточно много писали о противостоянии губернатора Хакасии Лебедя-младшего, и мэра Саяногорска Бондаренко. Бондаренко на выборах в 1999 г. проиграл; деньги СаАЗа сделали свое дело в пользу его конкурента. Вскоре на опального экс-мэра возбудили уголовное дело и заперли в СИЗО. Там он находится скоро уже год, пережил несколько гипертонических кризов, когда ему не оказывалась медпомощь. Дикость: в реанимации, куда его в конце концов доставили, руки ему приковали наручниками к кровати так, что невозможно было ставить капельницу.

За это время суд несколько раз отказывался рассматривать дело и отправлял его на доследование. За это же время "черный PR" увязал Бондаренко и с Татаренковым (чего следствие объективно не установило) и нашел много других «грехов». Интересно, что все другие фигуранты по делу спокойно ходят на свободе и даже работают в правительстве Хакасии и в мэрии Саяногорска, а экс-мэр без приговора все сидит и сидит.

Теперь взялись уже за следующего городского голову-мэра столицы Хакасии Николая Булакина. Схема та же: "черный PR" в СаАЗовских СМИ и тотальные проверки. Причины, на мой взгляд, две. Дерипаска и Чубайс не смогли договориться по возможной кандидатуре на пост председателя правительства Хакасии. Как теперь ясно, Дерипаске был нужен маневр в сторону Абрамовича-Березовского, а верный сторонник СПС Николай Булакин в качестве губернатора этот маневр затруднил бы. К тому же в недавнем времени в недрах "Сибала" зрел план по смене слишком одиозного Алексея Лебедя на более представительную фигуру (типа Титова в Самаре). По этому плану Лебедь, как Ельцин, должен был бы взять на себя грехи этой "депрессивной" администрации Хакасии, получив взамен неприкосновенность и финансовое содержание. Однако план не был задействован в полной мере, так как он не соответствует планам старшего Лебедя, ссориться с которым у Дерипаски желания нет. Признание грехов младшим Лебедем подорвет имидж старшего, а Дерипаска имеет планы по КрАЗу и Ачинскому глиноземному комбинату.

Вторая возможная причина — нужно побудить Чубайса дальше продавливать проект Энерго-металлургического объединения, по которому Саяно-Шушенская ГЭС и СаАЗ сольются под контролем "Сибирского алюминия". По этой схеме себестоимость алюминия резко упадет, а конкурентоспособность "Сибала" резко вырастет. Проект проталкивает Чубайс, а Дерипаска наткнулся на отрицательное общественное мнение в Хакасии (резко упадет налоговая база в и без того бедной республике). Сопротивление проекту ЭМО оказал и глава Минтопэнерго Калюжный, считающийся креатурой пары Березовский—Абрамович. В конце концов Путин проект не подписал, что, несомненно, подправило реноме избираемого президента, однако Хакасия оказалась в отстающих — всего 42% голосов за Путина в первом туре, явный протест против бесправия, засилия монополии "Сибала" и нищеты.

По этой же причине в Хакасии не голосуют за прямых выдвиженцев "Сибала", поэтому мэр Абакана может составить нежелательную конкуренцию кому-то, кого "Сибал" поддержит тайно, скажем, министра финансов Попова или нынешнего депутата Госдумы от Хакасии Майтакова, мэра Саяногорска Овчинникова.

Крики вопиющих

Отношения правящей в Хакасии группы со средствами массовой информации не сложились практически сразу же. Нашумела история, когда Алексей Лебедь после избрания губернатором Хакасии приказал отключить оппозиционную Саянскую телерадиокомпанию, где я тогда работал директором и главным редактором. После шума в прессе и поддержки нас на самом высоком уровне вещание возобновили. Стали действовать более изощренно. Прокуратура же, естественно, «простила» Лебедю прямое нарушение уголовного кодекса, надеюсь, хоть сейчас господин Скуратов переоценил подход к законности и целесообразности.

В 1997 году главный редактор газеты «Факты и комментарии» Геннадий Лебедев был выкинут силой охранниками СаАЗа с официального мероприятия. Реакции правоохранительных органов – никакой.

Редакция газеты «Южно-Сибирский вестник» и глава «Концерна ЮСВ» Геннадий Азанов подвергались осаде ОМОНА, готовящегося к штурму. Журналисту угрожали кинуть его в СИЗО по очень сомнительным основаниям.

Я сам, будучи главным редактором Саянской телерадиокомпании и газеты «Деловой Саяногорск», подвергся уголовному преследованию. Документы в налоговую полицию и показания готовил лично Саркисян. Спустя некоторое время я был оправдан судом. В процессе давления на меня Саркисян требовал отдать телекомпанию и газету СаАЗу, то же самое, но более вкрадчиво, предлагал мне Дерипаска.

Практически все оппозиционные газеты на сегодня остались без типографий: директора полиграфпредприятий, опуская очи долу, отказывают газетчикам в печатании, хоть мощности предприятий отнюдь не загружены. Прекратила свое существование по этой причине «Факты и комментарии» в Абакане, еле теплятся «Южно-Сибирский вестник» в Абакане, «Деловой Саяногорск» и «Огни Саян» в Саяногорске.

Закрыты телекомпании «Саянское общественное телевидение» и «Саянская телерадиокомпания» в Саяногорске, причем по надуманным основаниям «за нарушения законодательства в области связи», такие незаконные решения принимал комитет по телерадиовещанию Республики Хакасия. После выступления в программе Владимира Познера «МЫ» мне удалось добиться внимания Федеральной службы телевидения и радиовещания, которая подтвердила незаконность отключения. Подтвердил намерение включить вещание и тогдашний руководитель ВГТРК Михаил Швыдкой, однако местная администрация телевещания, ссылаясь на правительство Хакасии, наотрез отказалась включать передатчики телекомпаний. Министр печати Михаил Лесин на ситуацию не прореагировал никак, хотя обращения в его адрес были, а прокуратура Хакасии прислала отписку, проволынив несколько месяцев. Теперь телекомпании проходят процедуру банкротства, инициируемую налоговой службой и просаазовской администрацией г. Саяногорска.

Во время выборов в Госдуму в декабре 1999 года МВД Хакасии изымало тиражи газет "Факты и комментарии" и "Огни Саян". Если по первому случаю МВД хотя бы принесло извинения, то по "Огням Саян" включился полный беспредел. Я, являясь кандидатом в депутаты Госдумы от блока Николаева — Федорова, пытался выяснить причину изъятия газетного тиража, там была опубликована моя статья с анализом деятельности СаАЗа. После предъявления мной удостоверения кандидата в депутаты Госдумы сотрудники МВД Хакасии заломали мне руки и с угрозами вытолкали из редакции, нанося удары. То же самое сделали с оператором видеокамеры Калигиным, попутно сломав видеокамеру (он отказывался выполнить приказ ее выключить), оскорбив его матом. Прокуратура Хакасии дело волокитит уже три месяца.

Недавно судебные приставы вновь штурмовали редакцию "Южно-Сибирского Вестника", изъяли все компьютеры по очень спорным основаниям, при этом редактор одной из газет Сергей Амелин был обвинен в сопротивлении властям, и ему угрожает срок заключения от 3 до 10 лет. Очевидцы же утверждают, что не Амелин сопротивлялся приставам, а, наоборот, они его избили, впоследствии инсценировав побои одного из приставов. При штурме редакции пострадал еще и оказавшийся там инвалид, уж он то никак молодых и сильных приставов, перелезающих через забор, избить бы не смог.

Неолиберальная модель экономики Дерипаски в Хакасии действует. Кому же нужна эта модель, кроме самого Дерипаски?

Страна-мельница

Наступило время супермонополий в России, когда именно они будут диктовать политические и экономические реалии. В большинстве случаев интересы этих корпораций не имеют ничего общего ни с интересами России, ни с интересами регионов и отдельных граждан, часто структуры этих новообразований напрямую нарушают Конституционные права, государственные структуры слишком слабы, а политики попросту ползут к корпорациям на коленях за деньгами для выборов. Корпорации имеют больший финансовый и организационный ресурс, чем иные субъекты федерации в России. Жители Хакасии горько называют свою республику "СаАЗией". Но дело не совсем безнадежно. И Америка в 50-х годах столкнулась с проблемой так называемых "городов-мельниц" типа Детройта, правда, к тому времени в Америке была устоявшаяся демократия и развитое законодательство. Нам же в России предстоит пройти более сложный путь, пока мы сможем отрегулировать сложившуюся ситуацию.

Безусловно, показательна в этом смысле и карьера Олега Дерипаски, стремящегося ставить себе на службу губернаторов типа Лебедя-младшего или Титова. Дерипаска, может быть, и хотел бы стать премьером или вице-премьером Российского правительства, как о том часто пишет пресса, однако невооруженным взглядом в нем виден мощный лоббист интересов частного бизнеса, и вряд ли такое развитие его личной карьеры принесет пользу России.

Хакасия, маленькая сибирская республика, потерявшая на своей территории государственное влияние Конституции России, где законность приносится в жертву целесообразности в пользу супермонополии, очень показательна с этой точки зрения.